Убрать с книжной полки судьбу

В мире
№22 (789)

Война человека с книгами – почти ровесница самому книгопечатанию. Но со времен Великой Инквизиции, нацистских аутодафе и костров большевистских безбожников редко кто публично сжигает книги. Ну, разве что безнадежные дикари и законченные мракобесы. Ныне больше в моде бойкот неугодных произведений неугодных авторов и на неугодных языках. Интеллигентный способ войны с литературой.

В далекой от беспокойного Ближнего Востока Шотландии, в графствах Вест Дурбантоншир и Стирлинг, действует бойкот на израильскую продукцию. До некоторых пор это касалось товаров, произведенных на “оккупированных  землях”, затем распространилось на любые изделия “Made in Israel”. А недавно под запрет попали книги израильских авторов, переведенные на английский язык. Их нельзя приобретать для государственных библиотек, а уже имеющиеся должны быть изъяты из книгохранилищ.

Вместе с остальными израильскими авторами под данный запрет попали и книги известных писателей Давида Гроссмана и Амоса Оза. Оба – лауреаты множества международных премий, Государственной премии Израиля, книги Давида Гроссмана выдвигались также на соискание Нобелевской премии, произведения Амоса Оза удостоены престижной премии Гете. Написанное Гроссманом переведено на двадцать пять языков, Озом – на тридцать четыре. Английский, разумеется, был среди них первым.
Парадокс же заключается в том, что бойкот был продиктован несогласием властей шотландских округов с политикой израильского правительства по отношению к сектору Газы, а Гроссман и Оз известны своими левыми взглядами и считаются ярыми защитниками права палестинцев на борьбу с Израилем.

Не так давно именно Амос Оз подарил свою книгу лидеру террористической организации “Танзим” Маруану Баргути, отбывающему в израильской тюрьме пожизненный срок. Точнее говоря, Баргути приговорен к пяти пожизненным срокам за убийство пяти граждан Израиля и еще к 40 годам заключения за планирование убийств и подстрекательства к убийствам евреев. Разумеется, эта мера наказания выглядит символично: у человека всего одна жизнь. И что касается Баргути, то он, как известно, возглавляет список террористов, которых ХАМАС требует освободить в обмен на похищенного капрала Армии обороны Израиля Гилада Шалита. Несмотря на клятвенные заверения правительства Биньямина Нетаниягу, что лидеру “Танзима”, как говорится, век воли не видать, вариант такой возможен. Не случайно же в посвящении, которым Амос Оз подписал книгу для Маруана Баргути, сказано, что писатель надеется встретиться с ним на свободе.

Кстати, это была “История любви и тьмы”, автобиографический роман, в котором Амос Оз описывает историю своей семьи - от Российской империи до Иерусалима 40-50-х годов прошлого века. Новый взгляд на историю поколений скитальцев, на детство и отрочество героя должно, по мнению дарителя, помочь заключенному лучше понять еврейские устремления. Самого же главаря “Танзима” Амос Оз охарактеризовал как человека, который “помог многим арабам понять израильтян”.

Другой попавший под шотландский запрет израильский писатель Давид Гроссман 15 августа 2006 года, в первый день после окончания Второй Ливанской войны, похоронил своего сына. Ури Гроссман, 21-летний сержант Армии обороны Израиля, погиб от противотанкового снаряда, выпущенного боевиками “Хезболлы” по позициям ЦАХАЛа на юге Ливана. Прощаясь с сыном, которого он назвал еще и лучшим своим другом, Гроссман сказал: “Я не способен выразить словами, до какой степени у меня было с кем побегать”. Это была перефразировка названия одного из самых популярных романов Давида Гроссмана “С кем бы побегать” – трогательного и мудрого повествования о дружбе и верности. В Шотландии, в библиотеках и книжных магазинах, его английский перевод найти будет трудно: бойкот.

В прошлом году сам Давид Гроссман подписал призыв группы леворадикальных израильских деятелей культуры и искусства бойкотировать  в  и Самарии, в частности, новый Дворец культуры в Ариэле, о чем писал и “Русский базар”. Амос Оз также неоднократно называл поселения в Иудее и Самарии незаконными и обвинял их жителей во всех проблемах Израиля. Теперь бойкот обернулся против них самих. Кстати, уже не в первый раз: из-за израильского павильона бойкотировалась в 2008 году и Парижская книжная ярмарка, на которой были также представлены новые произведения  Амоса Оза и Давида Гроссмана.
Правда, сегодня, после первых сообщений о том, что в список писателей-”оккупантов” попали Гроссман, Оз и некоторые другие литераторы крайне левых взглядов, в шотландских графствах призадумались. И, чтобы не выставлять себя на посмешище, местные власти переквалифицировали полный запрет на приобретение переводных израильских книг для муниципальных библиотек в “настоятельную рекомендацию”. Хотя и это тоже выглядело весьма нелепо: найти среди книг, переведенных с иврита на английский, какие-то “милитаристские” или “расистские” произведения трудновато. Но если считать таковыми книги, в которых живет вековая еврейская мечта о возвращении на землю предков или воспевается героизм первопроходцев Израиля и их любовь к родине, то тогда лучше было бы вовсе запретить в Вест Дурбантоншире любое слово, когда-либо написанное на возрожденном иврите...

Как уже было сказано, культурный бойкот Израиля – очень модное веяние в некоторых кругах, особенно в Европе. Конкретными поводами для таких акций служили разные события. Например, операция ЦАХАЛа “Литой свинец”, последовавшая после многолетних, массированных, смертоносных обстрелов ХАМАСом южных городов и поселков Израиля. Или пресечение незаконного вторжения так называемой “Флотилии свободы”, возглавленной судном “Мави-Мармара” с вооруженными “миротворцами” на борту. И все же главный, хотя вслух не оглашаемый, предлог бойкотов, устраиваемых западными интеллектуалами крайне левого, пропалестинского толка, – само существование современного Израиля. По мнению многих из них, это должно быть либо никак не идентифицирующееся с еврейским народом ближневосточное образование, либо сугубо арабское государство “от моря до моря”, где евреям – так уж и быть! – позволялось бы проживать на правах национального меньшинства. Под это умело подкладываются тезисы о мире, свободе и добрососедстве. Как будто бы израильтянам, не прожившим в мире и десятилетия подряд из 63 лет своей новой свободной истории, об этом не мечтается!..

Да, среди подписантов и сторонников подобных бойкотов немало людей, искренне верящих в идеалы добра и свободы, но, к сожалению, слишком оторванных от ближневосточных реалий. Да, и зарубежные, и израильские защитники “свободолюбивого народа Палестины” вольны выражать свои взгляды, если это не связано с провокациями и насилием. Да и еще раз да, писатель, “инженер человеческих душ”, во все времена имел высокое право на противостояние власти, политике, режиму. Но...
...Но такая уж штука политика на нынешнем Ближнем Востоке, что безусловно правых и безмерно виноватых здесь не было, нет и пока не предвидится. Никакой бойкот – театральный, эстрадный или литературный – не продвинет и на миллиметр дело мира, если здесь есть силы, видящие будущее региона в насильственном изгнании одного народа во имя удобного расселения народа другого. И не Израиль сегодня призывает к устранению соседей, а ХАМАС с “примкнувшим к нему” ФАТХом отказывают еврейскому государству в праве на существование. И не Израиль уклоняется от реалистичного обсуждения вопросов раздела территорий и обмена ими, а палестинцы настаивают на возвращении еврейской страны, некогда подвергшей массированным арабским агрессиям и победившей в войне с захватчиками, в “границы Освенцима”. И, если уж по правде, не сами израильтяне и не сами палестинцы отдаляют момент своего примирения, а внешние силы, не желающие либо не способные отказаться от своих патерналистских амбиций или фанатичной ненависти.

Пока из сложной, противоречивой и в общем-то глубоко трагической истории взаимоотношений израильтян и палестинцев, из надежд и заблуждений двух вдоволь настрадавшихся народов будут делать удобный повод для беззастенчивого пиара и самовосхваления, ничего путного ждать не приходится. Пока бойкотами ведают лицемерные господа, абсолютно равнодушные к чужим судьбам, порядка в тех же шотландских библиотеках не видать. Там чохом смахнут с полок все, что издано в еврейской стране и переведено на английский язык, даже не открыв ни одну из книг и не заглянув ни в одну из обитающих в них душ...