Кто сказал: «Мясо»?

Мир страстей человеческих
№35 (1010)
Статистикам лишь бы что-нибудь посчитать, вывести очередной коэффициент и расклеить ярлыки. Где живут транжиры, а где – скряги, в какой стране больше гениев, а в какой – глупцов, где народ самый толстый, где – самый тощий, сколько людей в мире собирает календарики или пробки от Кока-колы, самые носатые, самые ушастые, самые дисциплинированные, самые большие спорщики и пофигисты, алкоголики, прелюбодеи и так далее, и тому подобное. Ни одной щелочки не пропустят, не заглянув и не поставив клеймо: «Учтено, классифицировано».
 
В начале августа на сайте Statista.com были выложены данные о потреблении мясных продуктов по странам - с целью наглядно продемонстрировать миру, где проживают плотоядные хищники, а какие народы предпочитают силос и производные от него.
 
Лидерами по уминанию мясца оказались жители Австралии, в затылок им дышат американцы и на третьей ступеньке пьедестала устроились израильтяне. 
 
Заразившись от статистиков неуемным любопытством, я захотела поискать причины этому лидерству в укладе жизни, экономических факторах, религии стран-мясоедов. Конечно, это как ориентироваться на среднюю температуру по больнице, но ведь интересно же.
 
Начать, разумеется, надобно было с того, чтобы выяснить, где люди живут лучше. 
 
Хотела было сравнить доходы на душу населения, но все та же статистика влезла с посказкой: «Сравнивай ВВП, ибо там учтены не только и не столько доходы, сколько покупательская способность жителей соответствующих стран. Вспомни, как ты, со своей нищенской по израильским меркам зарплатой, почувствовала себя в российском продуктовом магазине вполне состоятельной». 
 
Устыдившись собственной недальновидности и экономической безграмотности, я открыла соответствующую табличку с данными Международного валютного фонда. Получается, что главные мясоеды планеты вовсе не возглавляют этот рейтинг: у основных хищников-беспредельщиков - австралийцев, лопающих в среднем по 93 кило (205 фунтов), включая, разумеется, пока еще беззубых младенцев, уже беззубых стариков, вегетарианцев и  веганов, 15 место в рейтинге. 
 
У американцев того же демографического состава,  приговаривающих в год 92.35 кг (203.6 фунта) жизнь слегка послаще – 10 место. А третий хищник, средний израильтянин, потребляющий  в год 86 кило в основном кошерного мяса, и вовсе на 34 месте...
 
 Значит, истина где-то в другом месте. 
 
Может, в религии?
 
Австралия – страна с самым что ни на есть демократичным отношением к религии. И, тем не менее, крупнейшей религиозной группой страны являются католики – четверть населения. И еще почти 20 процентов – христиане иных конфессий.
 
Католицизм не стимулирует мясоедение, но и не накладывает суперстрогих обязательств на верующих во время постов. Вот, к примеру, декан Гомельского римско-католического деканата отец Славомир Ласковский, рассказывая о том, как надлежит вести себя католику во время Великого поста, в частности, сказал: 
«Если в гостях вам предлагают угощение, придерживайтесь совета св. Франциска: что вам подали - кушайте. Это дело любви и уважения к хозяевам, ведь они могут ничего не знать про ваш пост». 
 
Православие к ограничениям во время постов относится куда строже, но отношение к потреблению мяса у представителей данной конфессии вполне философское. 
 
Протоиерей Димитрий Смирнов заметил: 
«Все, что Богом создано, то дается нам в пищу. Запрещено лишать жизни лишь себе подобных».
У протестантов же вообще никаких ограничений на мясную пищу нет, просто в дни поста надо блюсти умеренность в еде.
Таким образом, мы видим, что религия не подталкивает под нос австралийцам миску с мясом, но и не отодвигает ее от них.
В США также большинство населения – христиане. Только в отличие от Австралии, в Америке основную массу верующих (половина населения страны) составляют протестанты. Те самые, которым мясо можно всегда, но иногда – меньше.
Почти четверть населения Соединенных Штатов составляют католики. У них тоже довольно мягкий режим воздержания от скоромного. Но и у тех, и у других, и у большинства представителей прочих верований никаких религиозных предписаний к употреблению мяса нет.
 
В Израиле, где иудаизм – религия подавляющего большинства населения (порядка 70 процентов), отношение к мясу несколько другое. 
 
То, что евреи, соблюдающие традиции, не могут употреблять в пищу большинство существующих животных и рыб по причине их некошерности, компенсируется предписанием Торы есть мясо в праздники, в том числе и по субботам. 
 
В пятой книге Торы, «Дварим»,  сказано: 
«Когда расширит Господь, Бог твой, предел твой, как Он говорил тебе, и ты скажешь: “Поел бы я мяса”, потому что душа твоя пожелает мяса, то сколько угодно душе твоей ешь мяса. Если далеко будет от тебя то место, которое изберет Господь, Бог твой, для водворения имени Своего там, то зарежь из крупного и из мелкого скота твоего, который дал тебе Господь, как я повелел тебе, и ешь во вратах твоих по всему желанию души твоей». 
 
В поедании мяса религиозные евреи вкладывают сакральный смысл, заключающийся в сборе искр святости, рассыпавшихся по миру после того, как Бог наказал людей за их зло. В этом иудаизм видит путь исправления человечества. 
 
Растения, питаясь из земли, поднимают из неживой природы скрытые в ней искры святости. Животные, поедая траву и листья, поднимают их до своего уровня.  А человек, вкушающий мясца, получает эти искры уже на своем уровне, что является дорогой к первозданному, безгрешному состоянию. 
 
Разумеется, все сказанное  касается только мяса кошерных животных. Поэтому кабаны, населяющие леса израильского севера, чувствуют себя царями природы, занесенными в самую красную из книг, и абсолютно никого и ничего  не боятся.
Вполне вероятно, рекомендации Торы употреблять в пищу мясо отчасти способствуют поднятию Израиля на третью ступень в рейтинге мясоедов, вопреки отставанию от других стран, утвердившихся на пьедестале, по уровню усредненного благосостояния их жителей.
 
Однако, в Израиле, согласно опять той же статистике, десятую долю населения составляют вегетарианцы и веганы, делающие счастливыми и коров, и кур. Стало быть, на пьедестал сумели вскарабкаться оставшиеся 90 процентов, включая, опять же, младенцев и иже с ними. Вегетарианский показатель значительно выше, нежели в США (ок. 4%) и Австралии (немногим меньше 5%). 
 
И что имеем в итоге? То на то и выходит. А где же объективная причина такого пристрастия к мясу?
Пытаясь найти черную кошку в темной комнате, я, похоже, осталась без добычи. Ведь как сказал незабвенный Портос: «Я дерусь, потому что дерусь». Вот и люди едят мясо, потому что едят. Особенно если... 
 
Эврика!
 
Во всех этих странах, наполненных плотоядными обжорами, семья практически возведена в культ. Семейное времяпрепровождение считается одним из самых приятных способов досуга. Вылазки на природу, сопровождаемые приготовлением мяса на огне, являются элементами национальных традиций настоящего. Встречи родственников за гостеприимным столом или мангалом как способ проведения свободного времени весьма популярны.
Так, может, существует корреляция между семейными ценностями и плотоядностью? 
 
Ирина Грановская