Правдивость и порядок

Этюды о прекрасном
№37 (1012)
“Из всех самой важной для себя чертой я считаю порядок и правдивость. И в творчестве, и в жизни. И справедливость, конечно”. 
 
Думается, что именно сейчас, в канун наступления древнего, едва ли не четырёхтысячелетнего празднования нового года Рош-а-Шана стоит вспомнить слова зачинателя Еврейского Ренессанса в искусстве ХХ века Иегуды Пэна. Его называли Великим Учителем Великих Художников. Учителем рисунка, живописи, жизни. Из витебской школы Пэна вышли такие гиганты как стоявшие у истоков русского авангарда Шагал, Лисицкий, Цадкин... И, конечно же, Юдовин.
 
Неудивительно, что именно в эти дни в нью-йоркском Центре еврейской истории представлены ксилограммы и линогравюры (т.е. оттиски с резных на дереве или полимерной основе картин) замечательного художника из когорты “птенцов Пэна” Соломона Юдовина. Он был не только выдающимся мастером гравюры - он был подлинным бытописателем еврейского местечка, своего рода документалистом, оставившим нам картины этих очень своеобразных, неповторимостью своей поражающих городков “с их ежедневной и неприбранной правдой”. Картины тем более ценные, что жестокое Время и военное лихолетье городки эти не пощадили.
 
Виртуозно выполненные гравюры Юдовина (а их более пяти сотен) показывают не только местечку лишь свойственные городские пейзажи и жанровые картинки, не только тех его обитателей, большинство которых положили нацисты во рвы - сумел художник в работах своих отразить саму душу местечка, увидеть которое воочью уже не удастся. 
 
Уличные сценки: мы можем пройтись мимо домов, претендующих на звание “городских”, и убогих домишек с покосившимися заборами, мимо кладбищ и лавчонок, мимо площади перед главной витебской синагогой и мимо знаменитого на северо-западе России собора. 
 
А каковы портреты! Стариков большей частью, ведь старые евреи - тема особая, широко использованная в мировом искусстве. 
 
Реалистические, но не без брызг сюрреализма, работы художника отличаются выразительностью и высочайшей техникой многопланового и многоуровневого сложного  рисунка и гравировки, поистине философским постижением характеров, глубинным знанием людей и жизни. И талантом, большим талантом. 
 
Поражает гениальный юдовинский “Портной”, увеличенный автором повтор которого представле в Третьяковке, шедевр, с которого лепил незабываемый образ дамского портного великий Иннокентий Смоктуновский.
 
Очень хочется тех наших читателей, кто готовится к встрече иудейского нового года, поздравить с этим светлым праздником! 
Кстати, до нововведений Петра I Новый год на Руси начинался в этот же сентябрьский день.
 
Маргарита Шкляревская