Пираньи во время отлива. Детектив

Эксклюзив "РБ"
№24 (791)


Пираньи во время отлива
Продолжение.
Начало см. “РБ” NN788, 789, 790

Какое-то время мы с Аленой стояли и тупо смотрели на телефон. Потом я протянул руку и поднял трубку с земли.
- Валера, не отвечай! – вдруг вцепилась мне в рукав Алена. - Он поймет, что это не они, в смысле, что это ты... – Алена запуталась, но я ее понял. Понял, но не поддержал. “Шеф” как можно дольше не должен догадываться о том, что мы на свободе - мало ли каких еще головорезов он может послать на наши поиски... С Эдиком и Сергеем нам крупно повезло - они были далеко не такие злобные, как могли быть, да еще и привязаны друг к другу, как сиамские близнецы.
- Алё, - я старался говорить, как Серега - хриплым басом. Но мог бы этого и не делать – меня все равно не слушали. Чужой «шеф» орал на меня словно помешанный. Я отвернулся от Алены – она смотрела на меня своими щенячьими глазами и только отвлекала.
- Ты, идиот, мы как с тобой договорились? Доехал – позвони! Ты какого хрена еще не позвонил?
- Шеф, мы почти на месте, колесо меняли, - ответил я.
- Значит так, ты знаешь, какой у меня сегодня день! Не дай тебе бога мне его испортить! Чтобы тихо сидели и ждали моего приезда! Из дома – никуда! Хрипатому, кстати, скажи, чтобы приезжал - будем все вместе в ситуации разбираться! А Ёлка так и не появилась?
- Нет...
- Чертова дура! – шеф бросил трубку. - Блин, как жрать-то хочется!
- Валера, я есть хочу, - Алена словно прочитала мои мысли.
Я оглянулся. Уставшая и какая-то очень маленькая, она сидела на обочине. Я почти не обращал внимания на нее в последний час. А она за это время словно уменьшилась в размерах и стала похожа на ту самую Волкову, которая когда-то в лагере потеряла документы... Даже два раза по имени меня назвала за последние десять минут. 
- Поехали, - резко скомандовал я, подошел к машине и сел за руль. Алена была не в состоянии сейчас полноценно следить за дорогой.

Мы выехали на трассу и развернулись в сторону Нью-Йорка. По дороге молчали. Нам, конечно, было о чем поговорить, но, Волкова не задавала вопросов, а я думал о наркотиках. Я включил радио. Передавали новости: «...тело было найдено сегодня недалеко от аквариума “Нептун”. Имя и фамилию погибшей полиция пока не разглашает. Официальная причина смерти также пока не установлена, однако по предварительной – 23-летняя девушка покончила жизнь самоубийством. Интересно, что на автоответчике неизвестная записала странное обращение, его могли слышать все те, кто звонил: «На моем месте будет новенькая». Что имела в виду несчастная – пока непонятно... Мы будем держать вас в курсе этого запутанного дела... А теперь о погоде....»
Погода обещала быть жаркой, но я особо не слушал прогноз. А вспоминал: восемь лет назад мой племянник Антон, тот самый, благодаря которому мы с Аленой познакомились, погиб, вколов себе дозу некачественного героина... Да, да, бывает и такой - недоочищенный, разбавленный соляной кислотой, он буквально убил Антона. Его мать - моя сестра - до сих пор не оправилась от этой потери, и, наверное, уже никогда не оправится... Теперь у меня есть возможность отомстить за племянника. А еще, став героем-одиночкой, окончательно покорить Алену... Какое-то тихое журчание настойчиво влезало в мои воспоминания. Я сделал радио потише - под водительским сиденьем что-то едва слышно булькало и переливалось.
- Алена, что у тебя за звук из-под сиденья?
- Это, наверное, телефон! Он прямо около двери, под сиденьем лежит!
Я сунул руку и вытащил розовую трубку, которая действительно издавала звук переливающейся воды. Краем глаза успел заметить, что звонит какой-то Игорь... 
- Это клиент! Я сегодня его свадьбу снимаю! - тут же скороговоркой пояснила мне Алена и прижала трубку к уху. Приятно слышать! Раньше она не считала нужным вообще говорить мне о тех мужчинах, которые ей звонили.  
Под сиденьем я рукой нащупал еще и тот самый пакет с айсом - видимо, Сергей сунул его сюда, когда пришел из отеля с Аленой.
- Игорь, конечно, нет! Как ты мог подумать, что я забыла про твою свадьбу! Я все помню, ресторан “У Палыча”! - Алена взяла себя в руки и говорила довольно бодро, хотя я видел, что у нее руки все еще немного тряслись. - Все будет хорошо, у меня и освещение в багажнике уже лежит...... Я еду! ... Почему не отвечала? Да занята была чуть-чуть, прости! И не волнуйся, я буду обязательно!
Мы довольно быстро добрались до уютного кафе. И когда оказались среди людей и еды, Алена начала приходить в себя.
- Я когда нервничаю, всегда много ем, - деловито сказала она мне, заказывая сразу пиццу, пирожное и салат.-  Сейчас ты мне все расскажешь, а то у меня в башке туман! – Я смотрел на нее и понимал, что весь мой боевой настрой сбит к чертовой матери всеми этими приключениями, и план «Куропатка» полетел в тартарары. Заготовленные заранее фразы: «Или ты едешь со мной,  или... » - словно остались в номере вместе с помолвочным кольцом...
- Ален, давай сначала восстановим все события и выясним все про наркотики. Где ты их взяла?
- А ты ничего не хочешь мне рассказать? Вообще-то ты все начал! И учти - у меня всего полчаса! 
- Алена! Я прошу тебя, изложи мне свою версию, а я потом обязательно тебе свою!
Удивительно, она не заерепенилась, как обычно, а с набитым ртом начала рассказывать. Все шло по моему плану “Куропатка” до тех пор, пока она не дошла до мужичка с косынкой вместо бороды.
- Алена, погоди, такого не может быть!
- Почему?
- Потому что в этой цепочке только свои люди: лаборатория – курьер – заказчик! Проникнуть просто так посторонние туда не могут! Помнишь, в Оклахома-Сити наркоторговцев задержали? Из Мексики?
- Ну, да, что-то припоминаю...
- Их год пасли, а взять не могли, потому что они по телефону разговаривали на своем языке, который сами придумали. А тут так просто – подъехал, пакет с наркотой в машину кинул и уехал...
- Так и было! Он кинул пакет, сказал, мол, езжай, я тут же поехала, а Серега с Эдиком за мной на своей машине! Они еще около моста меня чуть в зад не поцеловали!
- Выходит, он тебя перепутал с настоящим курьером. А те двое – следили, чтобы пакет довезли до нужного места... Но как такое могло случиться?
- Петрович, я не знаю, почему он принял меня за свою! Он спросил что-то типа: «Новенькая?» А потом почти сразу кинул. Я тогда вообще ничего не понимала и решила, что это второй знак. А какой был на самом деле второй знак? И вообще, зачем ты все это затеял?
- Алена, а в каком конкретно месте тебе передали наркотики? Далеко от “Нептуна”?
- Да нет, в двух шагах от него, а что?
Я промолчал. - Да есть одна мысль... Отлично! Поехали! – я стукнул по столу ладонью так, что подпрыгнули стаканчики.
- Что значит “поехали”? Турковский, ты обещал мне все рассказать после того, как я расскажу! Рассказывай! Рассказывай быстро!!! -
О, узнаю прежнюю Волкову, только командирским тоном и только по фамилии.   
- Алена, я тебя очень прошу, давай вечером, а? Давай, ты, как освободишься со съемки, приезжай опять в отель, туда, где все началось. И я тебе там все-все объясню.
- Ну что за тайны? Подожди, а в полицию мы когда пойдем?
- В полицию? Ты довези меня до машины и иди работай, я пойду в полицию сам. А вечером встретимся в отеле.
Алена довольно резво довезла меня до моей машины, я забрал злосчастный пакет и собрался выходить из «годзиллы», когда она вдруг поцеловала меня в щеку.
- Береги себя...
- И ты тоже, я позвоню тебе, - ё-моё, со стороны мы выглядели просто как влюбленная парочка воркующих голубков. Как говорится, не прошло и девяти лет... 

Я купил себе кофе, сел в свой “Лексус”, и стал писать план действий. Но минут через пятнадцать бросил. И призадумался. Собственно, а чего я хочу? Вывести на чистую воду наркоторговцев? Пожалуйста, иди сейчас в полицию, отдавай пакет, рассказывай все - и дело сделано. Хочу найти “шефа”? Да зачем он мне? Полиция прекрасно найдет его сама, задержит, куда надо - доставит и признания показательные возьмет... В общем, мне тут делать нечего! Тем более, что про месть за смерть Антона я тоже немного загнул - те, кто продал ему дозу паршивого по качеству героина, уже давно сидели... 

Я просто заигрался. Какой из меня супермен? Все, сворачиваю лавочку - еду сейчас за Аленой в ресторан, жду ее, забираю после
съемки, потом мы сначала вместе едем в отель, а уж после него в полицию! Именно так! Сначала она поймет всю серьезность моих намерений и оценит мой план, а уже потом мы расскажем свою историю в полиции. Иначе я буду выглядеть в ее глазах дураком, ведь придется рассказать в полиции все, например, как вез голый манекен на крыше своей машины - я так и не смог усадить эту “даму” в салон - ноги не сгибались... И только по приезду на пляж выяснил, что все детали у нее отсоединяются!
Я выключил Серегин телефон - никакому Хрипатому я звонить не буду и вычислять адрес “шефа” по телефонному номеру тоже. Ну их... Спешить мне было некуда - Алена закончит нескоро. Я разложил сиденье и решил часок поспать. В бардачке ойкнул теперь уже мой телефон - пришло сообщение. За эти сутки я совсем забыл про связь с родными и близкими.
Так-с, от Алены, неужели соскучилась?
“Серега ткт” - коротко и ясно. “ткт” - это значит “тут”, просто У и К буквы рядом, опечатка. “На свадьбе?!” - тут же ответил я. Алена промолчала.

Наверное, настоящие офицеры или детективы мчатся в своих авто и контролируют себя. Я же простой человек, доктор, у которого даже экстренных операций не бывает, все только по плану. Поэтому я не помню, как добрался до ресторана, наверное, нарушал, возможно, не раз создал аварийную ситуацию - не помню! Знаю, что дорога туда заняла у меня 22 минуты - я все посматривал на часы, боялся опоздать... Всю дорогу я звонил Алене - она была недоступна. 

Ресторан светился как новогодняя елка - красиво оформленные окна, оригинальный фасад - все это я успел почему-то заметить. Музыка гремела, и было ясно сразу - здесь веселятся русские.

Я выскочил из машины и рванул было к центральному входу, но буквально в полуметре от двери развернулся и пошел в обход - искать вход для персонала. Он оказался за углом и, к счастью, был открыт. Я вошел. Ожидал, что окажусь в чаду, тумане и запахах жареной картошки. Однако на кухне было чисто, свежо и проветрено. Три веселых поварихи пили чай за большим столом.
- Вход в ресторан с другой стороны, - добродушно и хором сказали женщины.
- Мы это, - я как-то нервно оглянулся и облизал губы, - ..невесту хотим украсть! Я тут пройду?
- А-а-аа, - опять же хором протянули поварихи. - Конечно! По коридору направо, налево и опять направо!
Через минуту я стоял в дверях у входа в зал. Свадьба была в самом разгаре. “...пятнадцать, шестнадцать, семнадцать...” - надрывалась толпа, по русской традиции считая, сколько длится поцелуй молодоженов. Алены нигде не было видно, как и Сереги. Я начал тщательнее всматриваться в довольно-таки темный зал.
- Заткнись и пошли со мной, не вздумай дергаться, - вдруг прошипел мне кто-то в правое ухо. Я не стал возражать - музыка орала так громко, что выстрел тут бы точно никто не услышал. А в том, что у говорящего был ствол, сомневаться не приходилось, он упирался мне в бок. Я медленно повернулся в сторону говорящего. Передо мной стоял Серега. Он, наверное, ожидал, что я удивлюсь, но я молчал.
- Я просто не хотел, чтобы ты орать или опять драться начал, пошли на улицу, поговорить надо.
Мы вышли на улицу и сели в мою машину.
- Баба твоя у нас, - деловито сказал Серега. - Шеф сказал живой ее не выпускать, - Сергей делал большие, буквально мхатовские паузы, но я молчал - раз позвал поговорить - пусть говорит, надо выслушать человека. - Я во всей этой истории повязан уже капитально, мне не вырваться, но убивать бабу твою не хочу. Давай договоримся - ты братану моему сердце отремонтируешь, а я ее отпущу. Можешь сдать меня полиции прямо сейчас - я все расскажу, только сердце братишке сделай.
- Серега, я не могу отремонтировать твоего братца в Нью-Йорке, - честно сказал я. - У меня нет своей клиники. Если только...
- Что, что, говори?
- Если только в Калифорнию его отвезти, там у меня клиника своя скоро будет, я в доле с владельцем. Вот там могу. Если, конечно, он операбельный.
- Да, он такой - мне все хирург про него объяснил, сказал: будут деньги - сразу сделают! Слушай, а тебя звать-то как?
- Валера. А девушку зовут Алена.
- Валера, дружище, я Алену твою спасу и любые показания в полиции дам. Мы в Россию обратно не можем. Мы все тут нелегально. Ладно я, а Эдик, а мать? Там ни квартиры, ни родных, денег нет... Слушай, кстати, а вы куда айс дели? Пакет-то тю-тю, уехал в вашей машине. А мне шеф за него столько насчитал, что век не отработать.
- Серега, ты определись - или шефу айс отдаешь, или со мной Алену вытаскиваешь. Если второе, то тебе много не дадут. Ты же пока никого не убил?
- Нет.... Я и наркоту-то не возил, только следил, чтобы Ёлка доставила до места. А она вишь чего удумала - взяла и снотворного напилась на пляже. Говорят, в депрессии была страшной. Приехала сюда из Питера, чтобы прославиться как художница, а стала наркокурьером. Сама на это дело подсела, слезть не могла, родных нет, друзей особо тоже, вот и глотанула девочка таблеток...
Надо же, а я все верно рассчитал - Алену “бородач” действительно перепутал с этой Ёлкой.   
- Слушай, а этот чувак с косынкой вместо бороды - кто?
- Это Хрипатый. Он реально ненормальный. Он в лаборатории сам кристаллы делает. Он за шефа в огонь и воду. Он раньше айс только для себя делал и чуток на продажу. А потом в лаборатории что-то не срослось и взрыв был. Так ему полморды оторвало! Он теперь без повязки никуда... Шеф его на работу взял после больницы, кормит его, лечит, деньги хорошие дает, обещает пластического хирурга вот-вот оплатить... В общем, Хрипатый порвет за Шефа и имени не спросит, он сейчас, кстати, Алену твою охраняет, - последняя Серегина фраза мне очень не понравилась.