Что ищет он в краю далеком?

В мире
№25 (792)

Речь идет об иранском фюрере и его субмаринах, вплотную приблизившихся к израильским берегам.

Иран не оставляет своих неустанных забот о дестабилизации обстановки в регионе. Сначала поход двух кораблей в Сирию, теперь такая новость: “Иранские подводные лодки направляются в Красное море”. Что ищут грозные субмарины вдалеке от родных берегов? Какие задачи решают? И что это за подводные лодки, что они могут делать в принципе? И кому угрожают?

О подводных лодках сообщается очень скупо: “несколько подводных лодок иранского производства “Гхадир”.
Сколько это “несколько”, пока неизвестно, но о самих лодках кое-что есть. Эти дизель-электрические подводные лодки (ДЭПЛ), созданы на основе северокорейских подводных лодок класса Yono, печально известных потоплением Южнокорейского эсминца “Чхон Ан” в Желтом море. В состав ВМФ Ирана начали поступать с 2007 г. и в настоящее время их количество достигло 11 единиц. Субмарины “Гхадир” обладают небольшой массой (около 120 т) и водоизмещением до 115 т., длина - 29 м, ширина корпуса - 2,75 м. Вооружение - два торпедных аппарата.

Иранские ВМС сообщают, что эти лодки сконструированы с применением технологии малозаметности, но, скорее всего, это обычный иранский PR. Просто их небольшие размеры и, соответственно, небольшие физические поля эту самую малозаметность и создают.

Иран на протяжении нескольких последних лет готовится к военному противостоянию в Персидском заливе и активно разрабатывает стратегию войны и средства ее реализации. В эту стратегию хорошо вписались мини-субмарины Гхадир. Они должны вести наблюдение за береговой линией, заниматься скрытной постановкой минных заграждений и атаковать надводные цели. Кроме того, они могут быть использованы и для диверсионных миссий в прибрежных водах и на мелководье, переброски десанта и разведывательных операций. Могут они транспортировать и боевых пловцов.

Однако главной причиной их использования являются, конечно, специфические особенности этих ПЛ - возможность решать задачи в прибрежных мелководных районах и в “узкостях”, где использование ДПЛ, а тем более АЛЛ затруднено или исключено полностью. Сверхмалые ПЛ не только имеют физическую возможность плавать в таких районах, но могут сохранять при этом относительно высокую скрытность.

Использование таких ПЛ в отдалении от своих баз проблематично. Именно поэтому лодки идут в сопровождении кораблей 14-й флотилии ВМФ Ирана - корабля снабжения “Бендер-Аббас” и эсминца “Шахид Нагди”, что обеспечивает пополнение запасов топлива и воды, а так же защиту от нападений.
О том, что “ищут они в стране далекой” мы можем говорить лишь предположительно.

Прежде всего, это демонстрация арабским друзьям и врагам и Израилю, естественно, возросших возможностей своего присутствия в регионе: “Отсель грозить мы будем шведу (иудею, сунниту)!”

А грозить они могут не только Израилю. Но оставим Саудовской Аравии решать ее проблемы с Ираном и посмотрим на интересы ВМФ Израиля в Красном море.

Красное море - важный путь контрабанды оружия из Ирана в сектор Газы. Основной поток оружия идет в Судан и далее по суше, через Египет. Другой маршрут контрабанды - через Порт-Саид, где оружие перегружается на другие суда и далее - в Сирию.

ВМФ Израиля ведет постоянную разведку и оперативные действия, чтобы помешать подобной контрабанде, перехватывает грузовые суда, подозреваемые в перевозке оружия. Список большой, тут и “Виктория”, “Франкоп”, “Карин А”, “Сентурини”. Вот и захотелось аятоллам с помощью своих малюток понаблюдать за израильтянами в Красном море. Военно-морское присутствие в Красном море позволит Ирану более активно участвовать в обеспечении контрабандных перевозок оружия, следя за израильским ВМФ и, возможно, препятствовать проведению спецопераций, непосредственно вступая в боестолкновение.
Вполне вероятно, что еще одной причиной активизации Ирана в Красном море стала неустойчивость режима Башара Асада. Под угрозой оказался комфортный проверенный путь влияния на ситуацию в регионе, пути поставок оружия через Сирию в Ливан для “Хизбаллы”, вот и потребовалось искать альтернативные варианты.

Этот вояж в Красное море для Ирана - только проба сил.
Несложно предсказать будущие более масштабные акции по усилению военно-морского присутствия Ирана в регионе, как в Красном море, так и в восточной части Средиземного. Но сделать это присутствие не эпизодом, а значимым фактором в Ближневосточном регионе можно при наличии военно-морской базы, где суда Ирана могли бы находиться на постоянной основе.

Единственно возможным кандидатом на переговоры о базе является Египет, но, во-первых, там еще не с кем говорить, а, во-вторых, Египет является крупным получателем американской военной помощи, что, в преддверии серьезных конфликтов на юге из-за распределения водных ресурсов, может перевесить стремление к дружбе с Ираном.

Как бы то ни было, присутствие иранских малюток в Красном море требует самого пристального внимания.

Владимир ЯНКЕЛЕВИЧ, военный обозреватель
“Секрет”


Комментарии (Всего: 2)

А Вам, что, хотелось бы иметь иранский рупор?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Еврейский рупор славянского базара ))

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *