Кто хозяин Негева?

В мире
№26 (793)

Оглашение выводов комиссии Элиэзера Гольдберга относительно решения бедуинской проблемы, возможно, вызвало восторг в леворадикальных кругах израильского общества, однако среди представителей правых взглядов и в кругах левых сионистов породило самую настоящую панику.

Многие говорят, что если выводы комиссии будут реализованы на практике, это вобьет первый гвоздь в гроб еврейского государства. Выводы комиссии оказались тем более неожиданными, что судья Гольдберг всегда считался человеком, близким к правому лагерю, но в целом воспринимался как фигура, находящаяся в центре общенационального консенсуса. Так в чем же заключаются рекомендации возглавляемой им комиссии и к чему они могут привести?
Не первый год занимаясь проблемами Негева, довольно часто бывая в законных и незаконных бедуинских поселках и встречаясь с его жителями, я посчитал возможным высказать собственные соображения по этой теме.

Еще раз о праве на землю
Для начала скажу, что сегодня в стране имеется 59 незаконных бедуинских поселений (впрочем, за те пару дней, которые пройдут с момента написания этого очерка до его выхода в свет, их может стать и 60, и 61, и 62), в которых суммарно насчитывается свыше 50 тыс. незаконных построек. Поселения незаконны, потому что построены на принадлежащей государству земле, а постройки - поскольку на их возведение на этой земле не было дано разрешения.
Однако сами бедуины настаивают на том, что эта земля принадлежала им от века, что их право на нее было закреплено еще чиновниками Оттоманской империи, о чем у них якобы имеются соответствующие документы. Все бедуины, с которыми я беседовал, уверяли меня, что у них есть кушан - выданный турками документ о праве на земельный участок, на который они претендуют. Больше того, они рассказывали мне, что кушан этот написан на специальном пергаменте специальными буквами, которыми пишется Коран и который могут прочесть только знающие люди. Когда я просил показать их этот самый кушан, то слышал в ответ то же, что сам некогда говорил учителям в ответ на их требование предъявить сделанное домашнее задание: “Как раз сегодня дома забыл!”.
Проблема заключается в том, что то же самое бедуины говорят не только мне, но и в судах, куда они предъявляют иски о своем праве на тот или иной участок земли. Из тысяч этих исков лишь один раз они предъявили подобный документ, да и тот в итоге оказался подделанным! Таким образом, чем дальше, тем яснее даже для горячих защитников бедуинов становился тот факт, что у них нет никаких юридических доказательств своего права на те земли, на которые они претендуют, а значит, нет и юридического права. Если даже во времена Оттоманской империи они и занимали данные земельные участки (а их утверждения об этом, как очень скоро поймет читатель, крайне сомнительны), турки просто мирились с этим фактом, но отнюдь не признавали бедуинов хозяевами этих земель и нигде не фиксировали их права на землю.

Когда это стало понятно консультирующим комиссию Гольдберга географам и этнографам Беэр-Шевского университета (а каких взглядов придерживается большинство преподавателей этого вуза, хорошо известно), они изобрели такой термин, как этическое право. Бедуины, убеждали они судью Гольдберга, жили в Негеве всегда, это не они пришли в Государство Израиль, а Израиль пришел к ним. Следовательно, даже если у них нет бумаг о владении землями, которые они занимают, с этической точки зрения их селения никак не могут быть признаны незаконными, ведь они жили там из поколения в поколения.

Для любого юриста смехотворность этого довода очевидна. Как остроумно заметил один из израильских журналистов, он провел детство и юность в ришонских дюнах, в тех бараках, которые были построены для новых репатриантов из разных стран мира в конце 40-х годов и просуществовали едва ли не до начала 70-х. Но значит ли это, что теперь у него появилось этическое право на новые кварталы Ришон ле-Циона и он может заявить об этом праве в суде?
Тем не менее комиссия Гольдберга пришла к выводу, что государство должно узаконить значительную часть незаконных бедуинских селений, расположенных на площади, которая суммарно превышает 200 тыс. дунамов. Оставшиеся незаконные поселки следует снести, но их жителям должна быть выплачена соответствующая компенсация и предоставлена возможность купить дома в существующих бедуинских населенных пунктах.

Таким образом, в многолетней борьбе с бедуинами с целью заставить их признать и выполнять законы государства Израиль потерпел поражение. И, как считают многие израильские географы, демографы, социологи, еврейскому государству придется заплатить за это очень высокую цену.

“Если б я был султан”
Повторю, о демографической угрозе, которую представляют для Израиля бедуины, сегодня говорят не только правые, но и левые круги. Чтобы читатель осознал масштабы этой угрозы, приведу цифры. Если в 1950 году в Негеве насчитывалось 11 тыс. бедуинов, то в 2010 году их было уже 197 тыс. Темпы роста бедуинского населения считаются самыми высокими в мире. Каждые 20 лет их общая численность удваивается. В 2030 году их в Негеве окажется 500 тыс., то есть они будут составлять абсолютное большинство населения.

Каким образом достигаются подобные, я бы сказал, противоестественные темпы роста населения? Разумеется, с помощью полигамии: только по официальным данным, 50% мужчин-бедуинов имеют по две и более жены, а некоторые - по 8-10 жен. При этом израильский закон, запрещающий полигамию, разумеется, распространяется и на бедуинов. Однако, во-первых, израильская полиция в течение многих лет закрывала глаза на этот закон, не желая затевать новые конфликты и утешая себя словами “таков уж у них обычай”, во-вторых, развод в исламе куда более простая процедура, чем в иудаизме. Мужчине достаточно заявить, что он хочет развестись с женщиной, и судья тут же утверждает развод.

В результате бедуины женятся, разводятся, снова женятся - и все это в рамках закона. Иногда они женятся, не фиксируя брак в МВД, и их новые жены с десятью детьми считаются матерями-одиночками, получая соответствующие пособия. От 3-4 жен у бедуина может быть до 40-45 детей. При разводе шариатский суд обязывает его выплачивать детям от жены, с которой он развелся, алименты в размере... 50-70 шекелей в месяц. Но, как правило, на пособие, получаемое его женами, бедуин покупает себе БМВ, а женщины и дети тем временем откровенно голодают. Многие дети в бедуинских семьях работают уже в 7-8 лет и, повзрослев, начинают грабить еврейских фермеров Негева и обкладывать рэкетом бизнесменов Беэр-Шевы и других окрестных еврейских населенных пунктов.
Кстати, в связи со всем вышеизложенным возникает резонный вопрос: а откуда бедуинские мужчины берут столько женщин? До сих пор сами бедуины утверждали, что девочек у них в силу якобы неких генетических особенностей рождается значительно больше, чем мальчиков. Однако исследование израильских ученых показало, что это не так. Мальчиков и девочек у бедуинов рождается поровну, в соотношении 50:50, просто бедуины привозят себе жен откуда только можно - с Синайского полуострова, из Хеврона, Газы...

Любопытно, что в отчете комиссии Гольдберга отмечается необходимость воздействовать на темпы рождаемости бедуинов, но основной мерой такого воздействия объявляется... повышение уровня их образования. Между тем рецепт решения этой проблемы лежит на поверхности: необходимо просто заставить бедуинов выполнять закон о запрете полигамии и браков с несовершеннолетними.

Разумеется, среди израильских правозащитников немедленно найдутся те, кто станет утверждать, что таким образом мы посягаем на многовековые традиции бедуинов, а значит, нарушаем их права. Что, дескать, полигамия - это неотъемлемая часть образа жизни мусульман, и она разрешена во всех арабских странах. Но стоит вспомнить, что в тех арабских странах, где она действительно разрешена, мужчина, прежде чем взять в дом вторую жену, должен представить государству доказательства того, что он способен содержать две семьи. У нас же бедуины почему-то считают, что их и их жен должно содержать еврейское государство.

Ну а теперь, после всего вышесказанного, вопрос на засыпку: каким образом 11 тыс. бедуинов в 1950 году могли занимать все те земли, на которые 197 тыс. претендуют в 2011-м? Задайте себе этот вопрос - и вам сразу же станет ясна вся несостоятельность рассуждений об этическом праве бедуинов на землю Негева. Но самый главный вопрос, безусловно, заключается в том, какими последствиями обернется для евреев реализация выводов комиссии Гольдберга.

Утраченная лояльность
Когда я беседовал о происходящем в Негеве с представителями различных амутот, те в один голос уверяли, что мои страхи беспочвенны. Бедуины, мол, являются лояльным по отношению к Израилю нацменьшинством. Они не просто признают право евреев на государство, но и служат в рядах ЦАХАЛа. В конце концов, земли в Негеве хватит на всех, и если комиссия Гольдберга поможет разрешить затянувшийся конфликт государства с бедуинами, это можно только приветствовать.

Я, честно говоря, и готов был бы приветствовать, если бы эти рассуждения соответствовали действительности. Но проблема заключается в том, что, скажем, бедуинская лояльность давно уже не более чем иллюзия. Как уже говорилось выше, значительную часть жен бедуинов составляют женщины, доставленные ими в Негев из Хеврона, Дженина и других городов Палестинской автономии. Воспитанные на ненависти к евреям и к Израилю, эти женщины привнесли свою ненависть в собственные семьи и воспитали на них своих детей, которые как раз сейчас вступают во взрослую жизнь.

Вдобавок руководство минпроса решило (видимо, в целях экономии) объединить систему образования бедуинов с общей системой образования израильских арабов. В результате бедуинские дети стали учиться по тем же учебникам, что и дети, скажем, в Умм-эль-Фахме, и преподавать историю, географию и другие предметы им стали педагоги из Умм-эль-Фахма, многие из которых находятся под влиянием Северного крыла Исламского движения Израиля и занимают откровенно антиизраильскую позицию.

Эти и другие факторы неминуемо привели к тому, что отношение к еврейскому государству в среде бедуинов меняется год от года в худшую сторону. Все
меньше и меньше бедуинских юношей выказывают стремление служить в ЦАХАЛе, все чаще и чаще в Раате, самом крупном бедуинском городе Израиля, проявляются радикальные, откровенно антиизраильские настроения.

Что же касается решений комиссии Гольдберга, то повторим, если они будут реализованы на практике, это обернется непредсказуемыми последствиями. Эти решения, кстати, были восприняты бедуинами как факт ослабления позиции государства и его готовность ради их умиротворения признавать любые, даже совершенно безосновательные иски. Следовательно, пройдет еще немного времени, численность населения уже узаконенных населенных пунктов еще вырастет, и бедуины выступят с новыми требованиями. Причем требования эти, по оценкам ученых, будут нести в себе непосредственную угрозу самому существованию Израиля.

Кольца удава
Эксперты считают, что с узакониванием незаконных бедуинских пунктов есть несколько проблем.
Первая проблема - чисто инженерная. Все незаконные поселки не сконцентрированы в одном месте, не расположены на одной линии, а в буквальном смысле разбросаны по всему Негеву. Такое их местоположение делает подводку к ним необходимой инфраструктуры в виде канализации, водопровода и электричества крайне проблематичной и дорогостоящей. Тем не менее, если поселки придется узаконить, государство обязано будет все это сделать.

Вторая проблема связана с текущими вопросами обеспечения безопасности. Речь идет о территории, на которой расположены военные базы, главный военный аэропорт страны “Набатим” и ряд других важнейших оборонных объектов. Антиизраильские настроения, растущие в среде бедуинов, делают положение данных объектов небезопасным. Уже сегодня военным летчикам, служащим в “Набатим”, запрещается в ночное время приезжать на базу или выезжать с нее, а что же будет дальше? И не случится ли так, что в дни новой арабо-израильской войны бедуины с легкостью блокируют дороги и военные базы в Негеве?
И все же главная угроза, по мнению экспертов, таится в не столь уж отдаленном будущем. Появление в Негеве огромного анклава, заселенного исключительно бедуинами, особенно с учетом темпов роста их населения, создает реальную возможность для того, чтобы они потребовали своей автономии, а то и бедуинского государства, наряду с аналогичным требованием израильских арабов. Вот почему выводы комиссии Гольдберга многими трактуются как утрата Израилем Негева, территория которого всегда считалась главным резервом жизненного пространства нашего государства.

Ну а теперь давайте бросим хотя бы беглый взгляд на карту... Если мы пойдем на поводу у международного сообщества и откажемся от Иудеи и Самарии, арабы Галилеи и бедуины Негева неминуемо потребуют создания собственного государства. В результате неминуемо начнется (в сущности, она уже идет) миграция еврейского населения из городов и поселков этих районов в так называемый центр страны, то есть в прибрежную полосу, вытянувшуюся на линии Хайфа-Тель-Авив-Ашдод-Ашкелон. Это и будет означать конец сионистской мечты и медленное угасание Израиля.

Именно осознание этой простой истины вызвало в обществе столь резкую критику выводов комиссии Гольдберга. Бедуины, таким образом, не являются главной проблемой страны. Они просто одна из многих ее проблем, одно из тех “колец удава”, которые постепенно удушают наше присутствие на этой земле, а значит, и еврейский характер государства.

Что делать?
Ответ на этот вопрос предельно прост. Понятно, что в создавшейся ситуации нельзя допустить возникновения этнически чистого бедуинского анклава в Негеве, а необходимо усиленными темпами осваивать эту территорию, создавать в нем новые еврейские поселки, предоставляя максимальные льготы и создавая все условия тем еврейским семьям, которые захотят там поселиться.

Надо сказать, что программа еврейского освоения Негева существует, министр по развитию Галилеи и Негева Сильван Шалом тоже вроде бы реальное лицо, а не подпоручик Киже, но тем не менее все вопросы, касающиеся выделения евреям земель, выдачи им разрешения на строительство, утверждения перспективных планов развития и т.д., решаются почему-то крайне медленно, если не сказать больше. Я уж не говорю о том, что евреям и не снились те льготы, подарки и ссуды, которые дает государство тем же бедуинам на строительство их домов.

Любопытно также отметить, что каждый новый проект по созданию еврейского населенного пункта наталкивается почему-то на ожесточенное сопротивление “зеленых” и прочих правозащитников, утверждающих, что он нанесет ущерб окружающей среде, ущемит права бедуинов и т.д. При этом те же “зеленые” в течение многих лет закрывают глаза на то, что бедуины откровенно загаживают Негев, причем не только канализационными стоками, но и бытовым и промышленным мусором. Лично я был поражен, увидев в свой первый приезд в Негев валяющиеся повсюду пластиковые бутылки, бочки из-под каких-то химикатов и т. п.

Такое поведение наших защитников природы невольно наводит на мысль, что либо они все прощают бедуинам потому, что считают их детьми природы, так сказать, ее органической частью, либо они озабочены не столько экологическими, сколько другими проблемами, прежде всего - проблемой еврейского присутствия в Негеве.

Как бы там ни было, часы истории тикают, и времени на спасение Негева для евреев у нас, судя по всему, остается немного. В сущности, завтра может быть
поздно. Если только уже не поздно...

Петр Люкимсон
“Новости недели”


Комментарии (Всего: 1)

Печально. Не палестинцы, так бедуины, не Иран, так Турция. В перспективе новое рассеяние. Чего же хочет Он от своего народа? Не иначе, опыт предыдущего рассеяния Ему понравился, многие народы процветали, используя еврейский ум и многие другие таланты. Собравшись вместе, евреи начали активно приумножать черты, которые часто помогали им выжить в странах рассеяния. Евреи Израиля с большой скоростью превращаются в полезных идиотов. Видно, это уже на генетическом уровне. Т.е., не обошлось без Его вмешательства.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *