Йогурт красной икры

В мире
№26 (793)

Почему Израиль течет самым дорогим молоком и медом в мире.
Развернувшаяся буквально на наших глазах война между покупателями и производителями молочных товаров за цены на продукты первой необходимости заставила задуматься над вечно живым вопросом: а существует ли в Израиле возможность сломать сопротивление производителей продуктов питания, давно объединившихся в монополию, и опустить цены до уровня мировых?..

“Защитите рынок  от... конкуренции”

Любой из нас, кто когда-либо путешествовал по Европе, может смело сказать, что там цены на основные продукты питания, на молоко, йогурты, творог разных видов и так далее значительно ниже, чем в Израиле. Даже в тех странах, которые традиционно считаются дорогими, например, в Бельгии, хорошие твердые сыры и другие молочные продукты как минимум в полтора раза дешевле, чем в нашей стране. За камамбером выгоднее слетать во Францию, чем зайти в местные супермаркеты... Ни для кого это не новость. В течение нескольких десятилетий израильский народ молча ест то, что дают, и не ропщет. Как вдруг, на фоне окончательно увядших переговоров с палестинцами, вспыхнула “коттеджная революция”, поднятая, по арабскому сценарию, посредством интернета, а точнее - всемирно известного сайта “Фейсбук”!

Именно в этой социальной сети поднялась наконец буря из-за завышенных цен на молочные продукты. Один из покупателей быстро сколотил группу бойцов в несколько тысяч человек, и они договорились бойкотировать “коттедж”. Каждый день к ним прибавлялось минимум полторы тысячи человек. Продолжалось это недолго - до тех пор, пока оппозиция не преподнесла премьер-министру баночку “коттеджа”, предложив задуматься о крахе большинства социальных программ.

И напрасно журналист “Едиот ахронот” Иви Лерер возмутился по этому поводу. Мол, Израиль превращается в страну “третьего мира”, кроме еды и жилья нас ничего не волнует, никто не хочет задумываться о мирном процессе, о необходимости защищать гражданские свободы, зато всех волнует цена “коттеджа”... А ведь действительно волнует! Когда к тебе ежедневно залезают в карман, как тут не взволнуешься? Тем более что, как выяснилось, завышенные цены - следствие... израильского варианта свободной конкуренции.
Поэтому давайте вспомним, что этой ситуации предшествовало.

Берегись, парень!

Каждый день охранник большого торгового центра Николай П., житель Бат-Яма, проходит мимо небольшого продуктового магазина и смотрит на витрины. Когда-то этот магазинчик принадлежал ему. Как многие новые репатрианты, Николай не хотел за гроши пахать на чужого дядю. А поскольку в Харькове он был заведующим колбасным отделом одного из тамошних гастрономов, то предпочел стать в Израиле хозяином собственной судьбы.
Проблемы начались вскоре после открытия магазинчика.

- Я понимал, что мой магазин будет обслуживать небогатых репатриантов, - рассказывает Николай, - поэтому мне нужны были низкие цены. Я рыскал повсюду, чтобы найти поставщиков дешевых товаров. Все товары я стремился получить и продать как можно дешевле. Мне было ясно, что иначе я не выдержу конкуренции. Радовался, что люди приходили и приезжали в мой магазин издалека...

Он не удивился, увидев однажды у входа в магазин здоровенного детину. “Берегись, парень, - сказал посетитель тихо, но внятно. - Ты слишком зарываешься, за тобой давно следят. Не надо быть слишком добрым для клиентов, так можно и проиграть”.
И действительно, вскоре у Николая начались неприятности: поставщики срывали сроки завоза, привозили не те товары, что он заказывал, покупателей становилось все меньше... В конце концов ему пришлось закрыть магазин.

С Николаем меня познакомил адвокат Нимрод Овадья из Нетании, который давно ведет дела против монополий на израильском рынке.
- В течение ряда лет, - рассказывает Нимрод, - ко мне попадали дела людей, которые в тех или иных ситуациях вступали в схватку с монополиями на продукты или другие товары. Одни открывали маленькие торговые точки и хотели удержать низкие цены, но их быстро “душили”. Другие приходили с жалобами на то, что пытались завезти новые продукты, к примеру, молочные, (кстати, вполне кошерные) на полки больших суперов, но их продукцию не принимали.
Особенно много подобных проблем появилось с прибытием “русских”. Таких продуктов в Израиле раньше не было. Творог, сырки, сметана - многим коренным израильтянам они пришлись по душе. Но чуть ли не с момента их появления на полках эти товары исчезали, а их место мгновенно занимали ряды привычных йогуртов от “Тнувы” или “Штрауса”.

Некоторые разорившиеся производители пытались судиться с людьми, не допускавшими конкурентов к покупателям, за этим и приходили ко мне. Скажу честно, я не советовал им связываться с обидчиками.

“Не надо трогать священных коров, - советовал я им, - пока не надо”.
На моих глазах в течение пяти лет одна из мелких компаний, отец и сын Н., пыталась бороться с известной фирмой - производителем бронированных дверей. Эта семья начала производство аналогичной продукции и нашла покупателей. Их продукция стоила дешевле. Но очень скоро им пришлось закрыть дело - их попросту вытеснили, постоянно причиняя всяческие неприятности. Семья потеряла на этом много денег. Попытки судебного расследования ни к чему не привели. Потеряв еще больше денег, сил и времени, Н. сдались.

Из истории вопроса
В 1988 году по инициативе Ариэля Шарона, в то время министра промышленности и торговли, в Израиле был принят антимонопольный закон, но работал он слабо и неэффективно. Долгое время никто не контролировал его применимость на практике.

Бамба замедленного действия

В конце 90-х за собственное расследование эффективности антимонопольного закона вынужден был взяться Моше Бадаш, бывший владелец сети дешевых продуктовых магазинов “Пиканти”. К идее создания этой сети его подтолкнуло путешествие, предпринятое после демобилизации.
- Моше, - обращаюсь я к нему, - с чего началась история магазинов “Пиканти”?
- Я отправился в США и там увидел, что у них основные продукты значительно дешевле, чем у нас. Я стал задумываться, почему это происходит, ведь производятся они примерно в тех же условиях, на аналогичном оборудовании... Потом пришла мысль открыть в Израиле свое дело. Я начал с самого простого - договорился с альтернативными производителями кукурузного лакомства - “бамбы”. Почему бы и нет, думал я, станок по производству этого любимого детского лакомства довольно примитивен, его производительность велика, и родители охотно пойдут в магазин, где этот продукт дешевле, чем в других торговых точках.
- Ваш расчет оказался верным?
- Конечно! У меня быстро образовались свои клиенты, они приезжали за “бамбой”, а заодно покупали и все остальное. Потом я наладил производство салатов. В общем, дело шло отлично до тех пор, пока в один прекрасный день мне “забыли” подвезти бутылки с “колой”. Потом не довезли макароны, подгузники и так далее и тому подобное. В итоге мои магазины обеднели, и посетители их покинули...
- Верите ли вы в то, что монополия на продукты питания в Израиле будет сломлена?
- Разумеется! Другого варианта просто нет.

По утверждениям Моше Бадаша, отечественные производители (он назвал цифру - всего 27 компаний) придушили его бизнес из-за того, что он стал самостоятельно производить и продавать суперпопулярную “бамбу” за шекель вместо трех. Закрыв дверь за последним покупателем, Бадаш поклялся отомстить им. Первым делом он стал атаковать Государственное антимонопольное управление.

- Не будем преувеличивать значение вашего предприятия в израильской истории, - сказал ему тогдашний глава Антимонопольного ведомства Дрор Штрум. -

Мы пойдем своим путем и проверим всю систему заключения договоров между производителями продуктов и торговыми сетями.
Скоро сказка сказывается, да не скоро дело делается, тем более в Израиле, где все друг друга знают, и потому, прежде чем один раз отмерить, следует семь раз отрезать.

Разговор о необходимости провести независимое государственное расследование время от времени возникал, но взяться за него никто не решался. Империи производителей диктовали правила игры, и бороться с ними никто не решался.

- Я считал, что предпринимаю собственное расследование для того, чтобы изменить порядок в государственном масштабе, - сказал мне Дрор Штрум. - Меня не интересовали личные инициативы граждан, которые пытались в одиночку бороться с синдикатами, казавшимися им преступными. Это меня не касалось. Как государственный чиновник я обязан был добиваться соблюдения законности от имени государства Израиль.

В 2000 году Дрор решился начать расследование деятельности крупнейших торговых сетей. К работе подключились 20 профессиональных следователей. Итоги их работы ошеломили публику. Впервые общество узнало, как открыто, без всякого стеснения, вздувают цены эти сети.

Предварительные результаты расследования нарушений закона картелями были опубликованы еще в мае 2003 года. Их появление в израильской прессе вызвало большой шум. Впервые в полный голос от имени государства было заявлено: монополия на продукты питания должна быть ликвидирована раз и навсегда. Израильтяне имеют полное право приобретать продукты по ценам, не превышающим мировые. Если технологии производства продуктов в современном мире примерно одинаковы, то почему в Израиле продукты должны быть дороже?!

Тогда в Антимонопольное управление потоком пошли жалобы от мелких хозяев - почти все они рассказывали истории их изгнания с рынка. Явление оказалось далеко не единичным. После публикации отчета многие надеялись на то, что ситуация вот-вот изменится к лучшему...

Но надежды эти были преждевременны. Антимонопольное управление для начала занялось выслушиванием объяснений компаний, уличенных в нарушениях
закона. Слушания тянулись полтора года, еще примерно полгода комитет не решался опубликовать итоговое заявление. В 2006-м результаты расследования были все-таки опубликованы.

Так что же выявило Антимонопольное ведомство?
“Между производителями товаров и торговыми сетями существовал сговор, противоречащий закону, в результате чего производители платили большие деньги за то, чтобы максимально сократить число возможных конкурентов и не допустить проникновения их товаров на полки магазинов. Основные поставщики товаров диктовали торговым сетям, какое количество торговой площади они хотят занимать, прямо указывали, где и на каких полках надо разместить их товар. Они открыто предупреждали: появление новых имен и аналогичных товаров должно быть исключено. Это входило в условия сговора. Предприятие таким образом искусственно приобретало среди покупателей имидж доминантного производителя.

Во всем цивилизованном мире распределением товаров одного вида в магазине ведают сами продавцы. В Израиле из-за спецдоговоренностей между торговыми сетями и поставщиками это право перешло к самому крупному производителю товаров. Все эти меры надежно защищали магазины от проникновения более дешевых товаров от новых производителей, исключали развитие соревнования и конкуренции и обеспечивали сохранение высоких цен. При наличии договоренностей между торговыми сетями и поставщиками на пути конкурентов возникал непреодолимый заслон. Проверки были произведены в соответствии с рекомендациями юридических консультантов Антимонопольного управления”.

В опубликованном впоследствии тексте не упоминались названия конкретных фирм и цифр, фигурировавших в договорах и опубликованных в
предварительном отчете 2003 года.

Между тем следователи рассказывали о поразивших их пунктах договоров. “Если мое условие будет выполнено, торговая сеть получит в конце года премию в размере 2 миллионов шекелей” - такое условие вносили в договор поставщики. Обратим внимание: эти условия навязывали не шепотом, на ушко, а открыто вносили в текст договора.

Наш неправильный капитализм

Тут самое время вернуться к “коттеджу”.
В 2006 году под давлением Антимонопольного ведомства государственный контроль над ценами на молочную продукцию был снят. Предполагалось, что свободная конкуренция заставит производителей снизить цены. Но произошло обратное - цены выросли.

“У нас какой-то неправильный капитализм получается, - сказала депутат кнессета Фаина Киршенбаум (НДИ), выступая на экономической комиссии кнессета, где предлагалось заново ввести государственный контроль над ценами на базовые продукты. - В стране нет реальной конкуренции, компании договариваются друг с другом... В таких условиях надо не систему контроля вводить, а открывать рынок”.

Вскоре появилось сообщение управляющего Банком Израиля профессора Стэнли Фишера: “Закрывая двери в свою экономику для импорта, вы уменьшаете
конкуренцию. Вполне естественно, что каждая компания заинтересована в ограничении импорта и снижении конкуренции, но мы должны избегать подобной ситуации. Израиль становится страной с современной экономикой, и пришло время правительству разрешить импорт, что позволит нам стать частью мировой экономики. Нельзя ожидать, что в такой небольшой стране конкуренция возникнет без импорта”.
Но ощущается ли волнение в стане монополистов? Пока они спокойны.

“Возможно, мы ошиблись, - заявила Второму каналу израильского телевидения Офра Штраус, глава концерна “Штраус”. - Но в Израиле слишком много факторов, ведущих к повышению цен на молочные продукты, например, кашрут. Я не могу сейчас пообещать, что цены на нашу продукцию будут снижены. И импорт молочных товаров тоже не приведет к быстрому снижению цен. Ведь он начнется не завтра”.
Таким образом, владельцы картелей пока не чувствуют приближения молочной революции. Нам же, рядовым покупателям, очень хочется надеяться на то, что она произойдет. Лично я уверена: “Фейсбуку” и не такое по плечу!

P.S. Как известно, глава правительства Биньямин Нетаниягу отдал министрам финансов, промышленности и торговли и сельского хозяйства распоряжение изучить варианты открытия рынка молочной продукции в Израиле для импорта. Будучи убежденным сторонником свободного рынка, премьер считает эту меру одним из наиболее реальных путей снижения цен на молочные продукты и облегчения жизни населения.

Сходную позицию занял и глава Центробанка Стэнли Фишер. Намерение Нетаниягу вызвало резкую критику со стороны ряда депутатов от оппозиции, убежденных, что свобода импорта молочных продуктов ударит в первую очередь по израильским фермерам и мелким производителям. Однако никто из критиков не задумался над тем, как защитить этих самых мелких производителей от монополий, не брезгующих никакими средствами для того чтобы сохранить контроль над рынком.
Может быть, потому, что эти депутаты и говорят “от имени и по поручению” молочного картеля?..

Виктория Мартынова “Новости недели”