ЗАБЫТЫЙ “ЦВЕТНИК ИУДЕИ”

Культура
№28 (795)

Порой даже к самому нелепому книжному собранию “приплывают” ценные книжки в совершенно бесценном переплете, утратившем свою былую красоту
Перебирая время от времени в своих книжных шкафах издательские раритеты, которые удалось вывезти из Империи книги в пору своей репатриации, я натыкался на старый альманашник на русском языке, но обращенный к еврейскому читателю напрямую, под названием “Наша старина”. Даже если бы речь шла о российской старине, тоже было бы небезынтересно. Но первые страницы альманашника пестрели еврейскими именами:

“Составитель и автор Л.М.Шахрай”. Издание книжного магазина Я.Х.Шермана; Одесса, Типография Исаковича, Дерибасовская и Гаванная, собственный дом, номер 10; 1893 - 1896 гг.” (Несколько выпусков переплетены в один том!). Одни лишь имена и названия вызывают ассоциативно запахи старого издания (120 лет!), еврейского издания (которое не источает, слава Богу, “запах чеснока” - как полагал г-н Желябов, народоволец-бомбист, севший в поезд, идущий в Одессу - в знаменитой повести “Нетерпение” Юрия Трифонова). Мой раритет, хранимый в сухом прохладном месте, пахнет просто книгой. Так вот, натыкаясь на нее, я почему-то отодвигал ее все время в сторону, надеясь на досуге ее прочесть... И это случилось не так давно, когда я закончил переводить еврейскую сказку “Об умной дочери корчмаря” (опубликована в еженедельнике “Секрет”- 891, 29.5.11).Что-то мне в премудростях еврейской девушки из сказки показалось “талмудическим”. Я стал листать одесский альманашник, и вдруг набрел на раздел “Цветникъ Иудеи”. В подзаголовке раздела было сказано “Первый сб-к басен, рассказов, притч, легенд, изречений, пословиц и проч. из талмуда и мидрашей”. Листал-листал я этот “Цветник Иудеи”, пока мое внимание не привлек - ну это чисто интуитивно! - рассказец на искомую мной тему. “Ищите и обрящете” - советовал А.П.Чехов (таким образом в письме Н.А.Лейкину в 1883 г. Антон Павлович процитировал евангельский текст - прим. ред.). Но везет не так часто. Талмудический этот рассказ назывался “Лучший выбор”. И события, в нем описанные, происходили в древности в городе Сидоне (по Страбону, древнейший финикийский или ханаанский город, к югу от Бейрута, тогда в Палестине). Конечно же, я должен не пересказывать вам этот сюжет, так схожий с народной сказкой, а привести его полностью (в новой орфографии). Текст старого альманаха напечатан дореволюционным шрифтом с ятями (“е”) и “ерами” (твердыми знаками в конце многих существительных и союзов). Кстати сказать, привычные к этому шрифту писатели и читатели царской России с трудом привыкали после октября 1917 к новой орфографии (известная писательница-белоэмигрантка Зинаида Гиппиус говорила: “И что это за “лес” без “яти”?” “Ятью”, напомню, назвался “мягкий знак” с черточкой наверху, ныне отсутствующий в печати).

Итак, из 24 небольших рассказов “Цветника Иудеи” я выбрал первым делом рассказ “Лучший выбор”, который предлагаю вниманию читателей. Несомненно, в дальнейшем я намерен познакомить вас и с другими короткими и умными рассказами и притчами из “Цветника”, поскольку не уверен, что это издание сохранилось еще во множестве экземпляров. Это “рукописи не горят”, а книги горят слишком хорошо. Что доказали нацисты в 1933 году, вздымая гигантские костры из книг, пламенеющие ярче инквизиторских.

Гениальный Рэй Бредбери в повести “451 градусов по Фарингейту” тоже прощупывал “демо-фашистские” режимы ХХ века на пристрастие к книжным кострам... И один лишь Бог, как гласит латинская пословица, “сохраняет все”. Оттого и сохраняются раритеты!

ЛУЧШИЙ ВЫБОР из сборника “Цветник Иудеи”
Жили-были в Сидоне муж и жена в мире и согласии. Прожили вместе уже десять лет. Но все же их жизнь была несчастливой, потому что у них не было детей. А по законам древних евреев, десятилетие бездетного брака дает супругам право развестись. Но и жене и мужу, жалко было расставаться, так как они любили друг друга. Но и прожить весь век без потомства тоже не было большим счастьем. В силу этих обстоятельств, они, скрепя сердце, решили все-таки идти к рабби
Симону бен-Йохайе*, чтобы он устроил им развод. Рабби внимательно выслушал их печальную повесть и дал им такой совет:

- Друзья мои! Дорогие супруги, вы ведь прожили вместе в любви и согласии десять лет. И расстаетесь не из-за вражды или ссоры, а лишь потому, что вас постигло несчастье. Господь не благословил ваш брак потомством... Так расстаньтесь же так же торжественно и благопристойно, как вы соединились. Устройте такой же пир, как при вашем бракосочетании. Пригласите много гостей, и торжествуйте вашу предстоящую разлуку - с весельем и плясками.

Как ни странно, совет рабби Симона пришелся по душе супружеской паре. Они устроили шумный пир. Гости ели-пили, веселились, да и сам хозяин не отставал от гостей. Одурманенный винными парами, он вовсю поддерживал веселие. В самый разгар пиршества он вдруг обратился к жене со следующими словами:
- Дорогая моя, сегодня мы в последний раз вместе. Завтра мы должны расстаться. Десять лет мы прожили с тобой счастливо, а завтра ты вернешься под родительский кров. Так возьми же, по крайней мере, себе на память самое лучшее, что тебе нравится в этом доме...
- Хорошо, супруг мой, возьму, - сказала жена и задумалась, что бы ей выбрать из самого дорогого.
Но вот пиршество окончилось. Гости разошлись и разъехались. Муж под влиянием выпитого вина заснул крепким сном. Что же сделала жена? Приказала слугам перенести пьяного мужа вместе с его кроватью в дом ее родителей**. Утром муж проснулся, осмотрелся в недоумении и спросил:
- Господи, где это я?
- В доме моих родителей, - ответила жена.
- Но как я очутился здесь? И с какой целью? Мы же расстались с тобой...
- Но ты ведь вчера на пиру позволил мне выбрать лучшее, что мне понравится в твоем доме... А лучшего выбора, как тебя самого, моего дорогого любимого супруга, мне во всем мире не найти. Потому я и взяла тебя!..
- Прекрасно! - воскликнул супруг. - В таком случае я и сам уже решил остаться с тобой навсегда.
Конечно, о разводе не было больше речи. К тому же, преданная жена была вознаграждена за верность мужу: у них впоследствии родились дети.

ПРИМЕЧАНИЯ
* Он же рабби Шимон бар-Йохай (Симеон бен-Йохай), жил в I-II вв. н.э. Ученик рабби Акивы. Похоронен в Цфате.
** Вспомним сказку “Об умной дочери корчмаря”! Таким образом, без излишней учености, можно понять, что талмудический рассказ, скорее “агадический”, то есть из “Агады”, литературного раздела Талмуда, пройдя сквозь века, вошел в еврейскую народную сказку первой четверти ХХ века, а теперь, надеемся, станет достоянием современного еврейского читателя. Нет спора, как притча этот сюжет может быть заимствован в фольклоре любого народа. Но все-таки (!) - это происходило в древнем Сидоне и речь идет о соблюдении иудейской традиции...

Лев ФРУХТМАН
Перевод с идиша и комментарии Льва ФРУХТМАНА.  “Секрет”