Граница дорогого стоит

В мире
№29 (796)

В Израиле на заседании правительства была утверждена версия морских границ исключительных экономических зон страны с подобными зонами Ливана, Кипра и Палестинской автономии (сектор Газы). Если с Кипром Израиль не так давно заключил полноценный двусторонний договор, а с ПА ни о каких разногласиях до сих пор слышно не было, то с Ливаном дело обстоит иначе. Здесь имеется собственная версия границы, отличающаяся от израильской, и данная ситуация чревата серьезной эскалацией напряженности.

Наряду с территориальными водами, граница которых проходит в 12 милях от берега, каждая страна имеет еще и так называемые экономические воды (исключительные экономические зоны), границы которых обычно находятся в 200 милях от побережья. Государства обладают в своих экономических водах рядом эксклюзивных прав, наиболее важное из которых - разведка и добыча полезных ископаемых. Если “с противоположной стороны” находится еще одно государство, расстояние до которого менее 400 миль, то границу экономических вод определяют при помощи арбитража ООН или же двусторонним соглашением. В случае с Кипром именно так дело и обстоит: в результате переговоров, к удовлетворению обеих стран, был заключен договор, который правительство Израиля ратифицировало. Согласно этому соглашению, дистанция от Израиля до границы кипрских вод составляет примерно 170 километров.
Как же обстоит дело с определением экономических морских границ между государствами, имеющими сухопутную границу, как в случае с Израилем и Ливаном? В общих чертах, согласно международному праву, ситуация должна выглядеть следующим образом: к точке, где граница обеих стран упирается в море, проводится виртуальная касательная, а к ней - перпендикуляр. Он-то и должен быть той самой морской границей. Однако ситуация осложняется, когда стороны проводят виртуальную касательную под несколько отличающимися углами. В результате отклоняется и перпендикуляр, то есть морская граница. Таким образом, та или иная сторона получает дополнительный участок территории.

Долгие десятилетия, пока ни о каких газовых и нефтяных месторождениях в Восточном Средиземноморье не шло и речи, ни Ливан, ни Израиль особо не задумывались, где точно проходит граница их экономических вод, тем более что государства находятся в состоянии войны. Ситуация начала меняться в последнее десятилетие, а настоящий прорыв произошел в начале 2009 года, когда было объявлено об открытии в море, примерно в 90 километрах от Хайфы, крупного газового месторождения “Тамар”.

Не прошло и пары дней, как ливанские официальные лица и представители “Хизбаллы” обвинили Израиль в том, что часть этого газоносного участка принадлежит их стране. Не смутил ливанцев и тот факт, что “Тамар” находится в глубине израильских вод и даже при самой вольной трактовке границы никак не может входить в ливанскую территорию (до нее от “Тамар” примерно 35 километров). Наряду с данными заявлениями последовал ряд угроз со стороны “Хизбаллы”, в ответ на которые министр национальных инфраструктур Узи Ландау недвусмысленно заявил, что для защиты своих прав Израиль готов применить силу.

Ливанские аппетиты разгорелись с новой силой, когда было объявлено об открытии еще более крупного, чем “Тамар”, месторождения, получившего название “Левьятан”, находящегося в 135 километрах западнее Хадеры. Северных соседей не остановило и то, что “Левьятан” находится гораздо глубже в израильской экономической зоне, чем “Тамар”, примерно в 50 километрах от границы. Агрессивная риторика продолжилась, а наряду с ней официальный Бейрут предпринял и ряд шагов на международной арене. Главным из них стало направление в ООН еще летом 2010 года своей версии ливано-израильской морской границы. Кроме того, исходя из своей позиции по границе, ливанцы предоставили здесь право на ведение геолого-разведывательных работ одной из норвежских компаний.

Отсутствие израильской реакции могло быть воспринято как молчаливое согласие с ливанской версией границы, и потому в Иерусалиме занялись этим вопросом вплотную. Тем более что стало очевидно: ливанская линия “оттяпывает” кусок израильской экономической зоны. В итоге кропотливая работа специалистов в ряде областей, в том числе и международного права, была завершена и ожидаемо утверждена правительством. Кроме всего прочего, в своей работе они опирались на соглашения, заключенные и Израилем, и Ливаном с Кипром. Как заявил на заседании правительства премьер-министр Биньямин Нетаниягу, прочерченная ливанцами граница не соответствует координатам “треугольника” границ между Израилем, Ливаном и Кипром даже по договору, заключенному между двумя последними государствами между собой в 2007 году.

Итак, согласно израильскому варианту, линия границы с Ливаном упирается в границу кипрских экономических вод на 15 километров севернее точки, в которую упирается граница согласно ливанскому варианту. Другими словами, спорной является территория треугольника с вершиной у Рош а-Никра, основанием в 15 километров и сторонами примерно в 170 километров. Площадь этой очень узкой территории равна приблизительно 1100 квадратным километрам.

Интересно, что, несмотря на громкие заявления ливанских политиков, по переданной Бейрутом в ООН версии морской границы как “Тамар”, так и “Левьятан” остаются за Израилем. Более того, данная линия проходит вплотную возле границ поисковых участков “Алон А” и “Алон F”, принадлежащих консорциуму, в который входят американская компания “Ноббл энерджи” и израильская “Делек”, при этом не вторгаясь на их территорию. Это немаловажный момент, но все же не повод уступать Ливану территорию, особенно если у Израиля имеются на нее веские права. Тем более что, несмотря на узость данной полосы, согласно проведенным исследованиям, вероятность наличия здесь крупных залежей нефти и газа очень велика.

Как сообщила в начале недели газета “Гаарец”, Соединенные Штаты еще раньше по сути одобрили ливанскую версию морской экономической границы, проведя соответствующую экспертизу. Понимая, что речь идет о серьезной проблеме, способной привести к эскалации напряженности, еще весной поиски решения данного деликатного вопроса были поручены вашингтонской администрацией Фреду Хофу, помощнику тогдашнего специального посланника на Ближнем Востоке Джорджа Митчелла. Основной целью американского дипломата является недопущение превращения данной проблемы в “морскую ферму Шебаа”, что дало бы “Хизбалле” повод для проведения терактов против Израиля. В свою очередь Израиль передал Ливану через американцев, что любая провокация, тем более нападение на израильские газовые объекты, получит самую жесткую реакцию. Хоф предложил Израилю представить в ООН свое видение того, где проходит граница, и попытаться начать диалог с Ливаном. Согласно американскому предложению, Израилю стоит отнестись к данной проблеме, “от решения которой выиграют все стороны, как к технической и экономической, а не политической”.

Глава МИДа Израиля Авигдор Либерман опроверг написанное в “Гаарец”, назвав неверными утверждения о том, что США приняли ливанскую сторону в деле о данных пограничных разногласиях. Кроме разведки полезных ископаемых и ряда других аспектов, точное определение границ экономических зон важно и в таком серьезном вопросе как экология. На заседании правительства это особо отметил министр по охране окружающей среды Гилад Эрдан, в качестве примера приведший недавнюю экологическую катастрофу в Мексиканском заливе. По его словам, при наличии точных границ можно обеспечить и должный контроль за добычей полезных ископаемых, что позволит предотвратить подобные катастрофы.

Уже в самое ближайшее время утвержденный правительством израильский вариант границы экономических вод с Ливаном будет передан в ООН. Исходя из понимания того, что речь идет о крайне взрывоопасной проблеме, в решении кабинета министров подчеркивается, что “нашей целью является определение границ строго в соответствии с нормами морского международного права”.

Как и ожидалось, решение израильского правительства было встречено в Бейруте в штыки. Новый министр иностранных дел Ливана Аднан Мансур уже пообещал передать в ближайшие дни официальную жалобу в ООН, а президент страны Мишель Сулейман заявил, что речь идет об “одностороннем шаге, являющемся нарушением международного права, что совершенно обычно для Израиля”. По сообщениям ливанских СМИ, проблема морских границ будет обсуждаться на первом заседании только что сформированного правительства страны.
P.S. К сожалению, в последний момент под давлением Ливана правительство Кипра согласилось пересмотреть договор с Израилем...

Давид Шарп
“Новости недели”