Израиль – “районная поликлиника России”

В мире
№30 (797)

“В доме повешенного о веревке не говорят”, - не очень хотелось бы ассоциировать с этой мрачной пословицей ситуацию в израильском здравоохранении, но придется: слишком уж точно она отражает нынешнее положение дел.

Забастовка медиков, парализующая нормальную работу поликлиник, стационаров, целых больничных центров, не прекращалась три с половиной месяца. Бастовали то врачи, то медицинские сестры, то лаборанты и санитары, а то и все вместе. Требования бастующих сводились к повышению ставок, сокращению дежурств, строительству новых клиник и расширению существующих, созданию рабочих мест для молодых специалистов. Но государство только разводит руками: оно не способно упорядочить нагрузку и сделать более справедливой оплату труда людей, превративших медицину в поистине национальную гордость Израиля. Дошло уже до того, что врачи-стажеры,  самая эксплуатируемая категория израильских медиков, в ответ на судебное запрещение бастовать объявили голодовку и уже вскоре... явились в приемные покои своих клиник с жалобами на плохое самочувствие и потребовали госпитализации. Почти те самые дом и веревка...

Чем бы ни закончилась массовая стачка израильских медиков – победой профсоюза врачей, его поражением или компромиссом с властями - пациенты вдоволь натерпелись от этой борьбы. Отложенные операции, обследования и консультации – все это, разумеется, скажется на состоянии здоровья тысяч израильтян. Хотя, тут требуется уточнение: простых израильтян, рядовых членов больничных касс. Богатых людей забастовка не коснулась: их продолжали лечить, обследовать и оперировать в частных клиниках, которые все эти месяцы нормально работали, не взирая ни на что. И если снова вспоминать поговорки, то и на этот случай одна имеется: “Лучше быть богатым, но здоровым, чем больным, но бедным”.

Однако стоит обратить особое внимание на то, что, сегодня пациенту израильских клиник лучше быть не просто богатым, но еще и богатым иностранцем. Медицинский туризм, невиданно расширившийся за последние годы, бьет по гражданам еврейской страны. Даже врачи-частники стремятся лечить зарубежных больных, которые не скупятся, когда дело идет о спасении жизни – своей или близких. И уж конечно милы закордонные больные большим больничным центрам: медицинский туризм ежегодно приносит им до полумиллиарда шекелей.

После снятия визового режима в отношениях между Израилем и Россией, Украиной, другими странами СНГ поток иностранных пациентов увеличился в полтора раза. Не говоря уже о всемирно признанном высоком уровне израильской медицины и умеренным, по сравнению с европейскими, ценам, есть и еще одно преимущество: в местных больницах почти каждый третий врач и медсестра говорят по-русски. Эти специалисты имеют одновременно и советскую (большинство из них – репатрианты из бывшего СССР), и здешнюю медицинскую подготовку. Отсутствие языкового барьера многое решает, к тому же известно, что еврейским докторам и в странах исхода очень доверяли даже в самые непростые времена.

Сегодня услугами израильской медицины пользуются до 40 тысяч иностранцев в год и почти половину их составляют граждане бывших советских республик. Если раньше СМИ с гордостью сообщали, что в Тель-Авив, Петах-Тикву или Холон приехали на лечение Алла Пугачева, Геннадий Хазанов или Николай Караченцов, то теперь список эстрадных звезд, общественных персон и прочих знаменитостей, поправляющих здоровье в Израиле, занял бы слишком много места в газетах и на сайтах. Да только ли в    конкретных “богатых и знаменитых” дело? 

Кто-то удачно пошутил: Израиль стал для России районной поликлиникой. Полновесный доллар, который привозит медицинский турист из СНГ, тяжелее “домашнего” шекеля: за каждую процедуру иностранцы платят на 20-30 процентов больше, чем граждане страны. И понятно, что больничные центры конкурируют между собой в погоне за иноземными пациентами, предпочитая их своим. Приезжие пациенты, подписавшие контракты с точно указанными ценами, автоматически попадают в число “VIP-клиентов”: им некогда ждать очередь на проверки и анализы, обследования их проводятся незамедлительно, операции назначаются на ближайшее время. Счет идет на дни, в крайнем случае – на недели.

Израильтяне, всю жизнь платящие медицинскую страховку, ждут месяцами. Средний срок госпитализации жителя страны равен 4 дням (даже послеоперационных больных выписывают на пятый день), иностранцу уход и наблюдение обеспечены так долго, как того требует его состояние. Медицинский турист не может ни с кем делить палату, ему неизменно предоставляется отдельное помещение – “согласно купленным билетам”. А израильтянин должен как можно быстрее освободить койку в 2-4- местной палате.
И все потому, что Израиль, так широко замахнувшийся на медицинский туризм, оказался не рассчитан на небывалый наплыв зарубежных пациентов.

Понятно, что далеко не всякий россиянин в состоянии поехать лечиться в Израиль. По российскому телевидению то и дело проходят рвущие душу сюжеты о детях из небогатых семей, которых не на что отправить на жизненно необходимую операцию в Израиль, Германию или Швейцарию. Однако в одной только Москве сегодня найдется столько обеспеченных людей, способных оплатить лечение за границей, что не такая уж большая, действительно районная, “поликлиника Израиль” не сможет принять их без ущерба для своих больных соотечественников.

Не может, но ведь принимает! А все дело в том, что в сфере медицинского туризма задействовано сегодня множество фирм с обеих сторон, с него кормятся тысячи посредников, у хозяев бизнесов есть влиятельные связи. Агентства получают 10-15 процентов комиссионных от суммы, которую платят пациенты, зачастую прибирая к рукам и так называемые “непредвиденные расходы”.  В Израиле этот рынок, в котором крутятся сотни миллионов шекелей, фактически не контролируется ничем и никем, кроме денег и их получателей.

Положить конец этому предписано недавно созданной комиссии по проверке порядка оказания медицинских услуг в Израиле, возглавляемой заместителем главы медцентра “Шиба” Арноном Афеком. Кстати, эта больница лидирует среди прочих по объемам доходов в сфере медицинского туризма, получая ежегодно до 80 миллионов шекелей. Может быть, выбор пал на Афека именно по этой причине: ему лучше других видно, как от новоявленной предприимчивости медицинских центров страдают израильские пациенты. Комиссия уже составила отчет и подала его в Минздрав, теперь слово за властью.

Механизм контроля, может быть, и создадут. Но ни к чему, кроме сокращения доходов медицинских центров, это, увы, не приведет. Потому, что в стране не решается главный вопрос: не строятся новые клиники, почти не расширяются существующие, не растет – пропорционально увеличению населения – число койко-мест. И иностранцы, выбирающие Израиль, верящие его врачам и надеющиеся на них, тут, конечно, не при чем. Пусть бы себе приезжали, лечились, выздоравливали и разносили по свету добрую славу израильской медицины. Не они виной тому кризису, который охватил систему здравоохранения Израиля, а сама власть, годами пускавшая эту важнейшую сферу на самотек. И сегодня общество пожинает горькие плоды безответственности, терпя забастовки врачей и ворча на богатых иностранцев, отодвинувших их в очереди на прием в
“районной поликлинике России”. Какое же, в сущности, обидное сравнение!..