Безымянные убийцы

Америка
№43 (1018)
В Соединённых Штатах стремительно набирает обороты кампания DontSayHisName, суть которой заключается в замалчивании имён массовых убийц. Инициатором кампании стал орегонский шериф Джон Ханлин, ставший очевидцем кровавых событий в городе Розберг (в начале октября 26-летний местный житель убил девятерых человек, после чего застрелился). 
 
Имена и фамилии массовых убийц, по мнению Ханлина, должны оставаться в тайне, чтобы психически больные люди не сделали из них кумиров и пример для подражания. СМИ обязаны рассказывать исключительно о жертвах и деталях преступления, называя виновника произошедшего термином «стрелок» (shooter). 
 
«Каждый убийца руководствуется мотивами ненависти и желает прославиться, - сказал шериф. – Я не дам этому трусливому и жалкому преступнику войти в историю. Он убил девять человек и одно только произнесение его имени – это неуважение к погибшим». 
 
Ханлина уже поддержали пользователи социальных сетей, а также некоторые СМИ. В ближайшем будущем, скорее всего, инициатива DontSayHisName станет частью журналисткой этики. Также не исключено, что процедуру замалчивания имён и биографий массовых убийц обсудит Конгресс. Среди демократов и республиканцев немало политиков, которые уже давно предлагают придать убийц-психопатов забвению. 
 
Кампания DontSayHisName приведёт к необратимой революции в американской журналистике и навсегда изменит стиль написания статей о чудовищных трагедиях. 
 
Лично я, например, инициативу Ханлина поддерживаю двумя руками и не могу понять, почему борцы с преступностью не додумались до этого раньше. В современной истории Соединённых Штатов немало примеров, когда популяризация убийц делала их настоящими героями. Это происходило как в реальной жизни, так и в массовой культуре. Приведу два самых ярких примера. 
 
В апреле 1995-го Тимоти Маквей взорвал федеральное здание в Оклахома-Сити. Жертвами террористического акта стали 168 человек. Журналисты сразу же бросились детально изучать биографию преступника и мотивы произошедшего. 
 
За короткий период времени Маквей стал самым обсуждаемым человеком в стране. Для экстремистов он стал символом антигосударственной борьбы и защитником прав белого населения. Митинги в поддержку Маквея прошли в разных городах страны. Доходы от продажи сувенирной продукции с изображением террориста и призывами к его освобождению превысили миллион долларов. 
 
За последующие десять лет после взрывов в Оклахоме-Сити о Маквее было написано свыше полусотни книг. Его имя упоминалось в песнях, а прообраз использовался в литературе и видеоиграх. 
 
Самое страшное, что массовая культура никогда не относилась к Маквею с ненавистью, презрением и осуждением. Со временем он стал такой же загадочной, зловещей и одновременно привлекательной фигурой,  как Аль Капоне или Джон Диллинджер. 
 
Второй пример.
 В апреле 1999-го учащиеся колорадской школы Эрик Харрис и Дилан Клеболд застрелили 13 человек и моментально стали самыми популярными людьми в Америке. Журналисты их не осуждали, а делали жертвами суровых обстоятельств. 
 
Если резюмировать все статьи о тинейджерах-убийцах за 1999 и 2000 года, то вывод будет следующим: 
«Общество виновато в произошедшем. Любой, проживший жизнь Харриса и Клеболда, способен совершить нечто подобное».
 
Именно «романтизировавшие» колорадских убийц СМИ добились того, что в последующие годы кровавые события в школе Колумбайн вдохновили не менее трёх десятков других подростков. Подражая Харрису и Клеболду, они убивали людей и кончали жизнь самоубийством. 
 
Кто знает, сколько людей осталось бы в живых, если бы журналисты сосредоточили внимание на жертвах, а не на убийцах. 
 
Ошибки, совершённые СМИ при подаче личностей Маквея, Харриса и Клеболда, не должны повториться. Проблема лишь в том, что замалчивание личностей убийц может привести к таким же трагическим последствиям, как и их популяризация. 
 
«Кампания DontSay HisName противоречит Первой поправке Конституции, гарантирующей свободу слова, - считает Кен Пайер, бывший детектив по уголовным делам в штате Колорадо. – В конечном счёте, ограниченность информации приведёт к острой нехватке статистических данных. Мы не узнаем, какими мотивами руководствовались убийцы, родились они в Америке или приехали из-за рубежа, жили в нищете или купались в деньгах. Даже расовая принадлежность станет тайной».
 
Позицию Пайера можно понять. Многие ультраконсервативные американцы считают, что DontSayHisName является ни чем иным как  попыткой отвлечь население от неудобных проблем. В частности, психических заболеваний, а также радикального исламизма, присущего некоторым иммигрантам из арабских стран. 
 
Всего несколько лет замалчивания личностей убийц и американцы забудут о страшных образах, раскрученных СМИ в последние годы. 
 
Никто не вспомнит параноидального Джеймса Холмса с раскрашенными в красный цвет волосами, убившего 12 человек в кинотеатре города Аврора (Колорадо). Обозлённого на весь мир студента из Кореи Чо Сын Хи, установившего рекорд по количеству убитых (32 человека) в Технологическом университете штата Вирджиния. Беззаботно улыбающегося с фотографий майора армии США Нидала Хасана, хладнокровно застрелившего 13 сослуживцев. 
 
Вместе с этими образами может исчезнуть и  понимание того, что стоит за причинами массовых убийств. Со временем трагедии начнут ассоциироваться не с религиозным фанатизмом и отвратительным здравоохранением, а со Второй поправкой Конституции. Как следствие, виноватыми будут признаны не Холмс, Хасан и Чо Сын Хи, а фабрики по производству оружия Ruger и Smith & Wesson. 
 
На мой взгляд, польза из кампании DontSayHis Name будет изв лечена только в том случае, если либеральные СМИ проявят объективность в освещении трагических событий. Все мы хорошо помним, как левые журналисты набросились на Джорджа Циммермана, застрелившего отморозка Трайвона Мартина (февраль 2012-го). Телевизионщики выбрали для показа самые неудачные фотографии флоридского охранника, где он представал толстым, озлобленным и с большими кругами под глазами. Мартина же показали не 17-летним, а 14-летним – не двухметровым татуированным подростком, а безобидным ребёнком.   
 
Несмотря на оправдательный приговор Циммерману, флоридский инцидент вошёл в историю под названием «Убийство Трайвона Мартина» (Shooting of Trayvon Martin), хотя объективно его стоило бы назвать «Травля и дискриминационное преследование Джорджа Циммермана». 
 
Это как раз тот случай, когда СМИ должны забыть имя и фамилию убитого, а из оборонявшегося сделать пример для подражания. Циммерман действовал в рамках закона и суд это подтвердил. 
 
В заключение остаётся сказать, что успех журналисткой стратегии DontSayHisName зависит исключительно от того, как глубоко освещающий новости человек понимает разницу между добром и злом, законом и беззаконием, Конституций США и постулатами социализма. 
 
Сегодня демократическая партия контролирует свыше 90% федеральных и штатных СМИ, поэтому информация сильно искажается, что нередко приводит к героизации преступников (Мартин, Грэй, Браун, Гарнер и т. п.).
 
Евгений Новицкий

Комментарии (Всего: 1)

Это то, что называется "хвост виляет собакой". Когда СМИ из четвертой власти давно превратились в фальсификатора информации о событиях в угоду своему руководству...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *