Под прицелом - продавцы оружия

Америка
№44 (1019)
Противники Второй поправки Конституции, гарантирующей право на владение огнестрельным оружием, осваивают новую стратегию. Они намерены переложить ответственность за убийства и перестрелки на оружейных дилеров, которые «проявили халатность», продав револьвер или винтовку злоумышленнику. Прецедентом для новой кампании стал вердикт суда штата Милуоки. 
 
Там присяжные признали виновным владельца магазина Badger Guns, который в 2009 году продал пистолет 21-летнему Джейкобу Коллинсу. Коллинс в свою очередь передал оружие 18-летнему Джулиусу Бартону. Бартон застрелил одного офицера полиции и тяжело ранил другого, за что получил более 80 лет тюремного заключения.
Теперь Badger Guns будет вынужден заплатить компенсацию в размере $6 млн. родственникам жертв трагедии, хотя логическая связь между продажей оружия Коллинсу и преступлением Бартона отсутствует.
 
«С таким же успехом можно судить производителей автомобилей, за руль которых нередко садятся пьяные водители», - сказал представитель защиты Badger Guns.
 
Между тем, антиоружейные организации потребовали публичного расследования нескольких десятков уголовных дел, где в качестве обвиняемых фигурируют дилеры. Они хотят, чтобы торговцы несли ответственность за каждый инцидент с применением оружия, проданного в их магазине. 
 
Процедура легальности продажи антиоружейников не интересует. Звучит смешно, но они хотят, чтобы дилеры на инстинктивном уровне чувствовали потенциальных преступников.  
 
«Мне очень трудно дать характеристику происходящему, но без нецензурных слов это будет описать невозможно, - говорит Ричард Д., сотрудник охотничьего магазина в Техасе. – Антиоружейники хотят, чтобы мы не просто читали мысли клиентов, но и заглядывали в будущее. Продавая штурмовую винтовку законопослушному человеку с чистой биографией, я должен думать о том, не случится ли через 5 – 6 лет у него психическое расстройство, которое приведёт к убийству».
 
По словам Ричарда, первые результаты новой антиоружейной кампании уже дают о себе знать. К нему в магазин стали часто приходить полицейские и задавать различные вопросы. Однажды Ричарда спросили, не помнит ли он человека, которому он продал пистолет в сентябре 2006 года. Стражей порядка интересовало, как вёл себя покупатель, что говорил и в какой одежде  он пришел в магазин. Продавец, обслуживающий десятки клиентов ежедневно, естественно ничего не понял.
 
«Я чётко следую инструкции, разработанной FBI, и беспрекословно подчиняюсь законам США и штата Техас, - негодует Ричард. – Мне очень неприятно, когда оружейный магазин становится частью цепочки в расследовании преступлений. У полиции есть доступ к базам данных. Они могут проверить, когда был куплен пистолет и была ли сделка законной. Я не хочу, чтобы после каждого инцидента они заявлялись ко мне со своими распросами». 
 
В аналогичной ситуации оказался аризонский дилер Майкл Р. После нескольких малоприятных разговоров с полицией и журналистами, которых интересовали детали некоторых бизнес-сделок, он повесил на дверь табличку с надписью «No Warrant? – No Entry!» (Нет ордера? – Нет входа!). 
 
Теперь дилер разговаривает исключительно с клиентами и при появлении антиоружейников уходит в подсобное помещение. 
«Думаю, что следующим шагом противников Второй поправки будет митинг протеста возле моего магазина, - говорит Майкл. – Они придут сюда с плакатами и обвинят меня во всех аризонских преступлениях, произошедших с 1972 года – с момента открытия магазина. Эти активисты глупы и агрессивны. Они не могут свыкнуться с фактом, что людей убивают люди, а не пистолеты».
 
Колорадский дилер Стивен П. страдает не только от полицейских и активистов-антиоружейников, но и от вспыльчивых мужей своих покупательниц. 
 
«В федеральном масштабе женщины стали покупать оружие в два раза чаще, чем десять лет назад, а конкретно в моём магазине количество клиенток практически сравнялось с количеством клиентов, - говорит Стивен. – Однако стоит продать  женщине хороший пистолет для самообороны, как в магазин приходит её муж и начинает качать права. Один мужчина разговаривал со мной так, как будто я продал его жене не мини-револьвер для дамской сумочки, а упаковку наркотиков».
 
В 2015 году Стивен дважды побывал на судебных слушаниях, в ходе которых истцы утверждали, что он якобы заставлял их родственников покупать оружие. К счастью, в обоих случаях обвинения с дилера были сняты. 
 
Интересно, что теоретически оружейные дилеры защищены законом от полицейских и всевозможных «сумасшедших», считающих пистолеты и винтовки главным злом Америки. 
 
В 2005 году Конгресс и президент Буш-младший одобрили законопроект Protection for Lawful Commerce in Arms Act (PLCAA), страховавший дилеров от всякого рода неприятных инцидентов. Одним из лоббистов билля стала Национальная стрелковая ассоциация (NRA), получившая  от дилеров большое количество жалоб на дискриминацию.   
 
На практике, однако, данный закон не работает. Демократы пытаются любыми средствами загнать торговцев оружием в состояние постоянного стресса и дискомфорта. Для этого применяются самые разные методы – от написания заведомо ложных интернет-рецензий на плохое обслуживание в оружейных магазинах до издевательств над дилерами в социальных сетях. 
«Американцы относятся к дилерам примерно так же, как к палачам во времена первых европейских колоний, - продолжает Майкл Р. – Одни считают, что мы действуем в рамках законов, какими бы суровыми эти законы ни были. Другие приравнивают нас к убийцам. Все мы стали жертвами либеральной пропаганды. Я очень боюсь, что в один прекрасный день Вторая поправка будет вычеркнута из Конституции, а профессия дилера – объявлена вне закона».
 
Тем временем, любые попытки демократов оказывать давление на оружейные законы, дилеров и вооружённых американцев продолжают приносить абсолютно противоположные результаты. 
 
В прошедшем месяце FBI зафиксировало 1,795,102 запросов на покупку оружия (для этого существует база данных National Instant Criminal Background Check System – NICS). 
 
Предыдущий сентябрьский рекорд был установлен в 2012 году. Тогда оружие купили 1,459,363 человек. Исторические рекорды по продаже пистолетов, револьверов, винтовок, ружей и дробовиков в этом году ставились пять раз – в мае, июне, июле, августе и сентябре. 
 
Многие дилеры признаются, что ими движет «спортивная злоба». Чем сильнее их притесняют антиоружейники, тем больше «стволов» они стремятся продать. Абсолютный рекорд дилеры намерены установить в ноябре – в период больших праздничных распродаж. Аналитики компаний Smith & Wesson и Ruger считают, что в этом месяце количество проданного оружия в Соединённых Штатах может превысить 10 млн. единиц (это больше, чем население Большого Яблока).
 
Тем временем, реальное количество огнестрельного оружия на руках гражданского населения Америки начинает постепенно приближаться к отметке в 350 млн. единиц. Президента Барака Обаму дилеры в шутку называют «лучшим торговцем оружием со времён Самуэля Кольта». 
 
Евгений Новицкий