«ДЬЯВОЛ!»

Спорт
№32 (799)

«Джордан - Бог! Пиппен - Иисус! А я всего лишь Дьявол!», - так коротко, броско и неординарно ответил Деннис Родман на вопрос о роли Великих партнёров и о своём месте в «Чикаго буллс». С этим «Большим треугольником» в составе «Быки» и завоевали три Кубка НБА.

Разговор на эту тему зашёл во время специальной пресс-конференции, созванной по случаю введения Родмана в «Пантеон баскетбольной славы» этой весной. Обладатель пяти чемпионских перстней поначалу с трудом сдерживал свои чувства, голос его дрожал, и речь прерывалась. Но потом он успокоился и рассказал много интересного о баскетболе, тренерах, партнёрах и о самом себе.    

«Факт моего включения в «Пантеон славы», в один ряд с величайшими игроками за всю историю баскетбола, говорит о том, что люди вычеркнули из памяти все негативные мнения обо мне. В последнее время мне всё чаще приходилось слышать о том, что я внёс что-то новое в баскетбол и вывел игру в защите на новый уровень. Но я так не считаю. Ведь я не был выдающимся игроком, не входил в число лучших снайперов Лиги и никогда не стремился добиться всеобщего внимания. Я всего лишь старался делать качественно то, что я умел делать лучше всего», - признался Деннис Родман, отметивший в мае своё 50-летие.
Его фамилия давно стала синонимом экстраординарности и непредсказуемости. Он не обладал идеальным характером и не являлся примером для подражания ни своей экстравагантной внешностью, ни своим «свободным» поведением. Но его уважали. Одни его возносили (как правило, это были партнёры и поклонники тех команд, в которых он выступал), другие - проклинали (соперники и их болельщики). Наверное, врагов и недругов у него было поровну. Ростом он был в два метра, но это не мешало ему оставаться лучшим в Лиге по подборам. Он провоцировал болельщиков словами, жестами и регулярно меняющимся цветом волос (подсчитали, что он окрашивал волосы 18 раз в разные цвета), но они всё равно его любили.
Эта любовь сыграла немалую роль в признании его вклада в развитие баскетбола.

«Быть в числе лучших баскетболистов за всю историю игры – большая честь. Огромное спасибо всем, кто поддержал мою кандидатуру. Но мне до сих пор не верится, что это произошло. Сомневался ли я до выборов? Да я вообще-то и сейчас не верю в то, что я среди избранных. На протяжении всей карьеры мне приходилось слышать слова о том, что мои необузданные выходки и устрашающая внешность никогда не позволят мне быть в «Пантеоне славы». Да, я многого достиг. Играл в больших командах под началом величайших наставников, рядом с великим партнерами, одерживал много громких побед... Но, честно, я не верил», - говорит Родман.
Деннис признался, что он не поверил, когда ему позвонил агент и сообщил эту новость.

«Это был какой-то безумный день с забавной историей. Сперва позвонил мой агент и сказал, что моя кандидатура рассматривается как одна из нескольких... Я не придал этому никакого значения. Потому что чуть раньше был другой звонок и мне сказали, что «Детройт пистонс» выводит из обращения мой №10. Прошло ещё немного времени, и агент торжественным голосом рассказал о моем введении в «Пантеон славы». Но я только рассмеялся и ему не поверил. Знаете почему? Потому что всё это происходило в День дурака 1 апреля. И я был полностью уверен, что меня разыгрывают. Агенту пришлось очень постараться, чтобы убедить меня», - поведал Родман.

Деннис постарался рассказать и о своих чувствах: «Это очень сложно описать словами. Для меня, кого считали звездой НБА, включение в Пантеон славы всегда казалось недостижимой целью. Мне казалось, что это где-то очень высоко. Но мне, наконец, удалось взойти на эту вершину. Знаете, что меня больше всего радует? Мои детишки всегда будут гордиться мной. Они не видели вживую мою игру. Но теперь они знают, что их папа делал свою работу качественно и с душой».

Деннис признался, что за последее время «перекрутил» в голове всё своё прошлое и пришел к выводу, что между победами в чемпионате и включением в «Пантеон славы» должен стоять знак равенства: «В такие моменты как будто проживаешь жизнь заново. Вспоминаешь все трудности и понимаешь, что без них не было бы и конечного результата. Всё это останется в сердце, и это у меня уже никто не отнимет. Баскетбол занимал всю мою жизнь раньше. Теперь он отошёл на второй план. У меня много занятий, которым я посвящаю себя. Во-первых, это моя семья, которой я стараюсь уделять как можно больше времени. Во-вторых, у меня есть свой сайт, с помощью которого я пытаюсь учить детей различным баскетбольным элементам, в основном защитного плана. В-третьих, я занимаюсь музыкой. Вместе с моим другом, известным ди-джеем Виком Латино, мы выступаем в разных крупных клубах по всему миру. И всюду нас встречают тепло.

Деннис родился в неблагополучном районе Далласа и, оглядываясь назад, с ужасом осознаёт, что мог не дожить до совершеннолетия: «Я и сам не знаю, как пробился наверх. Живя на юге Далласа, легко можно пойти по кривой дорожке. Многие друзья рано сели в тюрьму, а кого-то убили. Я не помню, как выбрал баскетбол. Но всегда бежал в зал, если появлялась свободная минутка. Верил, что смогу достичь успеха».

Его иногда сравнивают в легендарным центровым «Бостон селтикс» Биллом Расселом - самым титулованным баскетболистом в истории НБА. Деннис считает, что такое сравнение неприемлемо: «Конечно, приятно, что меня сравнивают с одним из величайших игроков за всю историю НБА. Но давайте смотреть правде в глаза. Он обладает уникальной личной статистикой. Повторить его достижения чрезвычайно сложно. А сколько у него титулов? Я бы сказал так: на первом месте - Рассел, на втором - Рассел, на третьем - Рассел... И только потом Родман». Меня такой расклад устраивает. А вас?».   

За Родманом закрепилось и такое прозвище: «Лучший клоун НБА». Оно его вовсе не раздражает: «Тогда мне нравилось то, что я делал. Сейчас осознаю, что вёл себя как профессиональный актер. Но народ сделал меня таким. Благодаря болельщикам мне удалось почувствовать уверенность в себе и сохранить место в составе. Снайпером я не был, лидером меня тоже сложно было назвать. Кто-то меня ненавидел, кто-то обожал. Но равнодушных не было. Знаете почему? Зрители чувствовали, что я целиком отдавался игре. В каждом матче. И я знал, что они уважают меня».

Родман очень тепло рассказывает о своем любимом наставнике Чаке Дейли: «Это был фантастический человек, который открыл своё сердце для меня. Однажды он сказал: «Деннис, знаешь, хоть ты уже играешь не для меня, но все равно я буду любить тебя, как собственного сына. Ты занял особое место в моей душе. Думаю, мы можем стать ближе друг к другу». Услышав эти слова, я едва не лишился дара речи. Я рос без отца и никогда не знал, как можно называть кого-то папой. Наверное, он стал мне родителем. Я всегда радовался, как ребенок, когда видел его. И всегда хотел смотреть на его улыбку. После его ухода из «Пистонс» я оставался еще год в Детройте, а потом перешёл в «Сан-Антонио сперс». Мне было сложно привыкнуть к его отсутствию. Обычно он всегда был рядом, я чувствовал его. А тогда мне пришлось бороться с собой и c одиночеством. Я нашел выход, сказав себе: эй, парень, поставь себе цель и иди к ней. Я стал работать намного больше, чем в прошлые годы. Даже когда всё тело изнывало от боли, я всё равно шёл в зал... Теперь я в «Пантеоне славы», и меня сравнивают с великими игроками».

Но между «Пистонс» и «Пантеоном славы» в жизни Родмана были неповторимые «Чикаго буллс», которые с его переходом стали просто непобедимыми. Многие называют ту команду лучшей за всю историю. «Когда меня спрашивают о «Быках», я всегда отвечаю, что в нашей команде были Бог (Майкл Джордан), Иисус (Скотти Пиппен) и Дьявол (это - я). И каждый верил, что нас никто не сможет обыграть. Мне повезло, я играл рядом с двумя будущими членами «Пантеона славы», а побеждали мы под началом величайшего тренера в истории баскетбола – Фила Джексона. Им я очень признателен, за то что они были рядом со мной».

Деннис Родман признался, что может гордиться годами, прожитыми в баскетболе: «Всё сложилось замечательно. Я даже представить себе такого не мог. В юности я всего лишь хотел играть в баскетбол и мечтал выступать в НБА. Но мне повезло с командами, тренерами и партнёрами. Я сумел взойти высоко. Теперь мой предел – небо. Спасибо Богу за то, что я остался жив, что у меня была прекрасная карьера и рядом со мной двое чудных детишек».