“Маген Давид” над Джубой

В мире
№33 (800)

Во время празднования независимости новой африканской страны Южный Судан в столице Джуба в глаза бросались два флага: флаг вновь образованной республики и бело-голубое полотнище со звездой Давида. Это не могло не интриговать - как и тот факт, что Израиль стал одной из первых стран, с которой новорожденное государство установило дипломатические отношения. В свою очередь, сразу после вручения грамот израильским послом в Джубе, министр иностранных дел Авигдор Либерман заявил: отношения между нашими странами будут основываться на прочной базе дружбы и взаимного уважения.
О какой “базе дружбы” идет речь? Что объединяет Израиль и вновь созданное, проблематичное и одно из самых бедных на планете государств Черного континента? Прежде, чем объяснить этот феномен, стоит совершить небольшой исторический экскурс.

Южный Судан - болотистый и труднопроходимый регион Центральной Африки. Большую часть его составляют топи, образованные ответвлениями Белого Нила, и именно это обстоятельство оказалось в последующем спасительным для местного населения. Большинство населения здесь - африканские племена, исповедующие язычество, часть которых была христианизирована миссионерами в XIX и XX веках. Наиболее сильное и многочисленное из этих племен Азанде вторглось сюда еще в XVI веке, создав довольно большое по местным меркам государство. Сегодня племенная группа Азанде составляет приблизительно треть населения Южного Судана.

Непроходимые болота образовали естественный барьер на пути исламской экспансии, а затем - бельгийской и французской колонизации. Первым, кто сумел покорить воинственных Азанде, был правитель Египта Исмаил-Паша, подчинивший Южный Судан в 70-х годах XIX века. Новая область называлась “провинция Экватория” и в дальнейшем вошла в Англо-Египетский Судан, который, по сути, превратился в британскую колонию.

В 80-х годах XIX века Судан захлестнула революция Мухаммеда Ахмеда, провозгласившего себя Махди (мусульманский Мессия). Это были первые судороги надвигающихся религиозных конфликтов. Захватив Хартум и разгромив войска британского губернатора, генерала  в , Мухаммед Ахмед провозгласил теократию на территории Судана, воплотив тем самым мечту нынешних исламистов, однако неожиданная смерть прервала его планы. Его сподвижники не страдали отсутствием религиозного рвения, однако им недоставало полководческих талантов своего вождя. Спустя несколько лет они потерпели поражение от генерала Герберта Китченера при Омдурмане, оставив следующим поколениям своих последователей воплощать мечту о новом Халифате.

В ходе этих перипетий “провинция Экватория” прекратила свое существование, а в 1947 году Великобритания объединила Северный (мусульманский) и Южный (языческий и христианский) Судан в одну страну со столицей в Хартуме.

Британское участие привело в последующем к катастрофе - непрерывным войнам и геноциду, завершившемуся только-только на наших глазах.
Гражданская война вспыхнула практически сразу после провозглашения государства Судан. Уже в 1955 году развернулось восстание, которое продолжалось до 1972 года, а в 1983 году началась вторая, и еще более кровопролитная, война между исламистами на Севере и ополчением языческих и христианизированных племен Юга. Суданский теократический режим во главе с президентом Судана Омаром аль-Баширом использовал для подавления восставших весь арсенал средств средневековой восточной деспотии. Деревни и поля сжигались, местное население продавалось в рабство или попросту вырезалось бандами карателей; массовые пытки и изнасилования, в том числе малолетних детей, были обычным явлением, на которое международное сообщество предпочитало закрывать глаза. В общей сложности, по предварительным оценкам, 2,5 млн человек были убиты, а более 5 млн согнаны с обжитых мест. От полного истребления местные племена спасали все те же болота, непроходимые для наемников и регулярных подразделений режима. Излюбленным методом карателей было вырывание ногтей, а чтобы заставить сельских жителей передать запасы хлеба и оружия, над их детьми подвешивали горящие полиэтиленовые пакеты. В свою очередь, Народная армия освобождения Судана (SPLA) также не отличалась особой щепетильностью, беспощадно расправляясь со всеми, кто оспаривал ее претензии на лидерство внутри провинции. Гражданская война закончилась в 2005 году после согласия Омара эль-Башира провести в январе 2011 года национальный референдум, но всех проблем это не решило.

В Южном Судане было создано автономное правительство, но местное население, привыкшее к необузданному насилию, уже было не в силах сложить оружие. Только в мае 2011-го было сожжено семь тысяч домов в Южном Судане, а в отчете ЦРУ в 2010 году прямо указывалось, что “в ближайшие пять лет всеобщее насилие может принять форму геноцида на всей территории Южного Судана”. Бесконечные племенные войны, мятежи и конфликты между полевыми командирами превратили Южный Судан в кровавое месиво.

При этом Южный Судан с его 8 миллионами голодных ртов и патриархальной экономикой оказался, по иронии судьбы, богатейшей в природном отношении страной. Здесь, по оценочным расчетам, сосредоточено 80% нефти Судана, а также залежи железа, хрома, цинка, золота, серебра и других полезных ископаемых. Не удивительно, что Хартум столь упорно отказывался выпускать из рук столь богатый и перспективный регион.

Израиль сыграл немалую роль в обретении независимости нового государства. Для Иерусалима христианские и языческие племена с самого начала были естественными партнерами, выступавшими против общего врага - режима Омара аль-Башира, создавшего на территории Судана тренировочные лагеря для палестинских террористов. Оружие, поступающее на протяжении уже ряда лет по туннелям в Газу, доставляется из Ирана в Судан, а уже оттуда - в Рафиах.
Переговоры между израильскими дипломатами и лидерами Народной армии освобождения Судана начались еще в конце 60-х годов, причем любопытно, что на восстание против суданского режима повстанцев подтолкнула именно победа Израиля в Шестидневной войне. В конце 60-х группа мятежных лидеров, несмотря на смертельную опасность (исламистский режим в Хартуме категорически запрещал любые контакты с израильтянами) окольными путями прибыла в Иерусалим, чтобы встретиться с израильскими военными специалистами, бизнесменами и представителями спецслужб. В последующие годы значительную роль в укреплении контактов с SPLA во главе с Джоном Гарангом сыграл международный отдел отечественного МИДа “Машав”, а также общественные еврейские организации, согласовывавшие свои действия с Израилем. Одной из таких организаций был Африканский институт американо-еврейского комитета, представители которого в 2008 году посетили Южный Судан и встретились с руководством автономной области. Целью визита было оказание экономической, дипломатической и гуманитарной помощи будущему правительству республики. Действуя в тесном сотрудничестве с израильскими дипломатами, Институт Африки организовал встречи между руководством Южного Судана, в частности теперешним президентом страны Сальвой Кииром, и высокопоставленными представителями израильского МИДа и канцелярии премьер-министра.

Сразу же после признания Республики Южный Судан 10 июля Израиль предложил экономическую помощь молодому государству. Несомненно, что сотрудничество несет в себе значительный потенциал - как в экономической, так и в политической сферах. По словам израильского бизнесмена Меира Гривера, создавшего компанию South Sudan Development Company Ltd., “только небеса могут ограничивать потенциал двустороннего сотрудничества”. Экономику новой страны он сравнивает с чистым листом бумаги: “С одной стороны, власти Южного Судана открыты для сотрудничества во всех сферах, с другой стороны, здесь все надо начинать с нуля, так как Хартум не вкладывал ни гроша в развитие Южного Судана”. Гривер призывает израильских бизнесменов “торопиться” с инвестициями и заключением сделок, чтобы опередить китайских, американских и европейских конкурентов.

С политической точки зрения, Южный Судан - естественный союзник Израиля, также как и соседние христианские государства Черной Африки, опасающиеся усиления и экспансии ислама. Кроме того, в ситуации надвигающихся баталий в ООН обретает значение каждый лишний голос в поддержку нашей страны, а Израиль может наверняка рассчитывать на правительство Киира.

Провозглашение новой республики позволит Израилю частично решить и проблему африканских беженцев. В нашей стране сегодня находятся около 8 тысяч выходцев из Южного Судана, бежавших от геноцида. Прежде их выселение из Израиля в Судан было невозможным по гуманитарным соображениям, но уже сейчас ведутся переговоры о возвращении этих людей на родину.

Новое государство было создано во многом благодаря усилиям нашей дипломатии, и бело-голубые флаги в Джубе - повод для радости не только обретших самостоятельность племен Южного Судана, но и Израиля. Это еще один вклад в укрепление наших позиций в мире в последние годы.

Александр Майстровой
 “Новости недели”