...Дело было в Хевроне

В мире
№33 (800)

Для большинства израильтян Хеврон – это символ ненависти между евреями и арабами; город, в котором за минувшее столетие было пролито столько крови, что примирение между сторонами здесь невозможно. Между тем, как это ни странно, именно здесь в последние годы налаживаются добрые отношение между двумя враждующими народами. Причем речь идет отнюдь не о сотрудничестве между местными арабами и израильскими левыми радикалами, как это можно было подумать. Нет, все оказывается куда интереснее и глубже...

Жители арабской части Хеврона до сих пор обсуждают между собой трагическое событие конца июля, по-новому высветившее для них отношения с евреями. В сущности, речь идет о старой, как мир, истории: два арабских подростка, принадлежащие к двум враждующим кланам, сцепились в жестокой драке и в какой-то момент один из них пустил в ход нож и нанес другому тяжелую рану в области горла. Когда сообщение о критическом состоянии юноши пришло в службу безопасности соседней Кирьят-Арбы, решение начальника этой службы Эяля Гельмана было мгновенным: он запросил арабских соседей, готовы ли они принять помощь от израильтян, и, получив положительный ответ, сообщил, что высылает машину “Маген Давид адом”.

Когда амбуланс из Кирьят-Арбы прибыл на границу, разделяющую израильскую территорию и территорию Палестинской автономии, машина “Красного полумесяца” еще не прибыла, и Гельман на свой страх и риск велел подать машину еще метров на 300 вперед. Вслед за ней на это же место подъехал амбуланс ЦАХАЛа, а еще через минуту показалась, наконец, и арабская “скорая”. Военврач осмотрела лежащего в ней подростка и, покачав головой, сказала, что положение критическое и счет идет на минуты. Гельман заявил, что собирается доставить раненого в больницу “Сорока” и велел перенести его из палестинской в израильскую машину.

Уже когда они двинулись, Гельману позвонили с КПП и заявили, что он не может везти этого палестинского мальчика в израильскую клинику. “Согласно правилам, житель Палестинской автономии может быть доставлен в израильскую больницу только в случае, если до этого ему не была оказана помощь в палестинском медучреждении. По нашим сведениям, мальчик уже был в больнице Хеврона и должен быть возвращен туда”, – пояснил дежурный офицер.
Но Гельман не сдался. Вновь и вновь, сидя в машине рядом с родителями раненого юноши, он объяснял армейскому командованию, что речь идет о жизни и смерти. Получал отказ по одному телефону и тут же набирал другой номер, пока, наконец, не сообщил все тому же стоявшему на КПП офицеру, что он получил специальное разрешение на доставку раненого в больницу “Сорока” от высшего руководства “Маген Давид адом”.

К сожалению, когда они прибыли в больницу, было уже поздно: юноша скончался на операционном столе. Однако слухи о том, как еврей из Кирьят-Арбы боролся за жизнь арабского мальчика и как искренне переживал потом его смерть, разнеслись по Хеврону. Сам Гельман, когда узнал, что убитый мальчик принадлежал к клану аль-Джабари, вместе с рядом других руководителей Кирьят-Арбы решил поехать в Хеврон и выразить соболезнование семье покойного.
Увидев входящую в зал группу евреев, глава клана шейх аль-Хадар аль-Джабари поднялся с места, пошел навстречу гостям и обнял каждого входящего.

– Спасибо, что пришли! – сказал он, препровождая гостей на почетные места.
Еще через минуту перед гостями поставили традиционное на похоронах угощение – чашечки горького кофе и финики, фаршированные миндалем, и за столом воцарилось молчание.
– Я пришел сказать, что мы сделали все, что могли. Большего сделать было нельзя, – сказал Гельман.
– Я знаю, – кивнул шейх. – Врачи сказали, что решающими были первые часы. Но наши медики болезненно самолюбивы и не захотели сразу везти его в еврейскую больницу. В результате мальчик четыре часа пролежал в хевронской больнице, пока не стало ясно, что там ему ничем помочь не могут. Но и после этого нам пришлось применить силу, чтобы вынести его из больницы и обратиться к вам за помощью. Таким образом из-за чьих-то амбиций мы потеряли парня...

Надо заметить, что шейх аль-Хадар аль-Джабари – фигура, безусловно, уникальная. Возглавляемый им клан не самый крупный и влиятельный в Хевроне, но, безусловно, и не самый маленький – он насчитывает 35000 человек. В прошлом представители семьи Джабари в разное время занимали пост губернатора Хеврона; дом одного из них до сих возвышается неподалеку от Пещеры праотцев. Многие члены клана и сегодня являются высокопоставленными офицерами палестинских сил безопасности и чиновниками в администрации ПА. Одновременно шейх аль-Джабари – страстный сторонник мира и добрососедского сотрудничества между арабами и евреями и... приверженец сохранения еврейского присутствия в Хевроне при любом варианте разрешения израильско-палестинского конфликта.

Сотрудничество между евреями Кирьят-Арбы и кланом Джабари началось несколько лет назад, когда встала проблема подвода воды и канализации к Гиват-Авот – новому еврейскому кварталу в Хевроне. Тянуть водопровод надо было из Кирьят-Арбы по участку, принадлежащему арабам, но власти ПА категорически отказывались дать на это разрешение, заявляя, что не хотят помогать созданию “нового незаконного еврейского поселения”. Тогда шейх Джабари неожиданно вмешался и использовал все свое влияние, чтобы разрешить прокладку водопровода при условии, что им смогут пользоваться и те арабские семьи, по земле которых он проходит.

Затем в 2006 году, когда встал вопрос о сносе хевронской синагоги “Хазон Давид”, и ЦАХАЛ уже готов был разрушить здание, шейх ко всеобщему удивлению заявил, что не позволит это сделать.

– Как можно сносить дом молитвы?! Вы что, совсем Аллаха не боитесь?! – возмутился он и дал указание мужчинам своего клана отогнать от здания синагоги ратовавших за ее снос израильских анархистов.

После этих событий и произошла первая встреча представителей еврейской общины Хеврона и Кирьят-Арбы с шейхом Джабари и другими лидерами его клана, и на этой встрече вновь и вновь звучала старая арабская поговорка о том, что хороший сосед лучше родственника. Уже затем была создана амута “Брит а-даром ле шалом” (“Южный союз во имя мира”). Так что когда Гельман назвал шейха союзником, он отнюдь не кривил душой.

За пять лет своего существования амута провела множество совместных акций, направленных на поддержание добрососедских отношений между евреями и арабами Хеврона. А совсем недавно, в последнюю годовщину так называемой накбы, клан аль-Джабари преградил вход в Хеврон израильским анархистам, объяснив это тем, что они являются обычными провокаторами, а никак не миротворцами. “По сути дела, они лишь подстрекают арабов на все новые акции против Израиля и лишь разжигают страсти”, – пояснил свою позицию шейх.

Само собой далеко не у всех его соплеменников эта деятельность шейха аль-Джабари нашла понимание. Не раз и не два по Хеврону расклеивались листовки, в которых шейха обвиняли в сотрудничестве с сионистским врагом и даже призывали объявить войну его клану. Но, по словам самого аль-Хадара Джабари, число жителей Хеврона, которые начинают поддерживать его позицию, постоянно растет. Причем растет во многом благодаря тому, что несмотря на всю прошлую кровавую историю евреи вновь и вновь демонстрируют дружелюбие и готовность помочь – так, как это было недавно в случае с раненым подростком. И уж во всяком случае лечиться хевронские арабы точно предпочитают у израильских, а не у своих врачей.

Шейх Джабари убежден, что мир между евреями и арабами возможен, причем на таких условиях, что они будут вполне устраивать обе стороны. Но вот то, что такой мир может принести нынешнее руководство автономии, он не верит – как, впрочем, и в то, что на данном этапе можно создать экономически и политически самостоятельное палестинское государство.

Само появление в палестинском обществе таких фигур, как шейх аль-Хадар Джабари, безусловно, внушает надежду на то, что рано или поздно внутри арабского народа появятся конструктивные лидеры, готовые к подлинному диалогу с Израилем.

P.S. Когда этот материал уже был готов к печати, стало известно, что на прошлой неделе впервые в истории Израиля религиозные лидеры еврейской и мусульманской общины подготовили совместное религиозное постановление о запрете вандализма на кладбищах. Непосредственным поводом для издания этого постановления стало то, что в течение долгого времени кладбище гурских хасидов на Масличной горе подвергалось актам вандализма. По словам хасидов, в общей сложности вандалы  разбили и испортили 32 могильных плиты. После ряда встреч с хасидами главный муфтий Иерусалима Мухаммед Ахмад Хуссейн сообщил о своей готовности выпустить фетву (религиозный указ), запрещающий вандализм на еврейских кладбищах. Фетва, выпущенная муфтием, будет зачитана во всех мечетях Иерусалима в ближайший вторник. Со своей стороны, муфтий отметил, что в иерусалимском квартале Мамилла во время строительства Музея толерантности было разрушено несколько мусульманских могил, и попросил главного раввина Иерусалима выпустить соответствующее галахическое постановление. Раввин Элиягу Шлезингер немедленно исполнил эту просьбу. Что ж, может и в самом деле в отношениях между нашими народами что-то начинает меняться...

Петр Люкимсон
 “Новости недели”


Комментарии (Всего: 1)

Слишком красиво звучит, чтобы было правдой.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *