Скандал–лучшая реклама

Дела житейские
№33 (800)

За несколько месяцев до премьеры заведомо скандального шоу «Русские матрёшки» (Russian Dolls) на канале Lifetime так называемые «лидеры русскоязычной общины» начали ожесточённо критиковать очередное детище шоу-бизнеса. Они, напомним, требовали и требуют закрыть проект в связи с тем, что главные герои ведут себя «неподобающим русскоязычным иммигрантам образом»: пьют водку, щеголяют в шубах, ругаются, ведут праздную жизнь, в общем, подают дурной пример всем окружающим.

Сами того не осознавая, «лидеры» быстро подняли интерес общественности к «Русским матрёшкам». О проекте узнали не только русскоязычные иммигранты, но и представители других этнических комьюнити Нью-Йорка. О сериале заговорили журналы, газеты, радио, телевидение, интернет.

В общем, получилось так, что борцы со стереотипами, преследовавшие самые благородные намерения, сэкономили продюсерам «Русских матрёшек» сотни тысяч долларов. Ведь в американском шоу-бизнесе есть негласное правило: скандал – лучшая реклама.

Любопытно, что за последние два десятилетия «лидеры» разных этнических комьюнити Нью-Йорка неоднократно критиковали (и тем самым рекламировали) разные продукты массовой культуры (сериалы, фильмы, видеоигры, книги, музыкальные альбомы и т. п.). Вот лишь несколько громких примеров:

The Sopranos (телесериал). За две недели до выхода сериала о жизни итальянского мафиозного семейства на Лонг-Айленде Коалиция итальяно-американских ассоциаций (Coalition of Italian-American Associations – CIAA) в пух и прах разгромила проект. Моралисты CIAA были уверены, что создатели «Клана Сопрано» позорят иммигрантов из Италии, закрепляя за ними «стереотип жестоких и честолюбивых гангстеров».

Самые ярые противники сериала утверждали, что «никто из здравомыслящих людей смотреть подобное не станет». Мол, сериал закроется сам собой.
Результаты критики превзошли все ожидания. «Клан Сопрано» стал одним из самых популярных сериалов в истории телевидения. Он задержался на экране аж на восемь лет (1999 – 2007 гг.), собрав 84 награды, в том числе 5 премий «Золотой глобус».
Интересно, что во многих итальянских бизнесах Нью-Йорка до сих пор висят фотографии (иногда с автографом) Джеймса Гондольфини (он сыграл главу мафиозного семейства Тони Сопрано).

Grand Theft Auto IV (видеоигра).
Когда мой внук начал играть в этот «шедевр», то я всерьёз подумал, что на Брайтон-Бич скоро произойдёт революция. Главный герой – иммигрант из Восточной Европы, который нелегально (на барже) приезжает в Нью-Йорк к родному брату. Последний «крышует» кар-сервис на Брайтоне и промышляет различными тёмными делами. Эти двое «русских» в течение игры совершают огромное количество преступлений.
Больше всего меня поразило «гостеприимство» брайтонских обитателей в игре. Прогуливаясь по бордвоку, можно услышать в свой адрес фразы на чистейшем русском языке вроде «Пошёл на ###» или «Отъ###сь».

К сожалению, ни один из брайтонских активистов против Grand Theft Auto IV не выступил. Оно и понятно: за молодёжной культурой и научно-техническим прогрессом надо следить, а в советском гетто это крайне проблематично. 

Зато более продвинутый градоначальник Блумберг потребовал запретить продажи игры, выступив от лица многочисленных правозащитных организаций. Как результат компания Rockstar Games за одну только неделю продала 3.7 миллиона копий Grand Theft Auto IV на сумму $500 миллионов. Успех поистине невероятный.

Little Odessa (фильм). Директор картины Джеймс Грей неоднократно заявлял, что успех картины во многом объясняется негативными рецензиями и жалобами, поступившими от представителей русскоязычной комьюнити Брайтон-Бич. Правда, даже этот успех весьма сомнителен. При бюджете в $2.3 миллиона «Маленькая Одесса» собрала лишь $1 миллион с хвостиком.

Несмотря на отличную актёрскую игру (Эдвард Ферлонг, Тим Рот), картина получилась просто ужасной. В ней сочетаются практически все стереотипы о русских иммигрантах в Америке. Здесь есть и стукачи из КГБ, и наёмные убийцы, и водочные застолья с обязательным исполнением народных песен. В общем, чушь несусветная даже по брайтонским меркам. 

Mafia II (видеоигра). Ещё один шедевр, раскритикованный, и тем самым разрекламированный, итальянскими иммигрантами Нью-Йорка. В центре повествования – выходец с Сицилии Вито Скалетта. Он грабит ювелирные магазины, незаконно торгует сигаретами, выполняет заказные убийства, избавляется от конкурентов, иногда попадает за решётку. Проще говоря, ведёт «рядовую жизнь среднестатистического итальянского иммигранта в Нью-Йорке».
Удивительно, что правозащитники начали критиковать «Мафию 2» за присущие ей этнические стереотипы уже тогда, когда игра свободно продавалась в магазинах.

Ещё один яркий пример того, что заявления всякого рода «общинных лидеров» порой не могут ничего изменить. Однако «лидеры», вопреки здравому смыслу, всё равно не упускают возможности засветиться на публике и поставить галочку в «списке добрых дел».

Jersey Shore (шоу). Совершенно идиотское (извините за выражение) телешоу о жизни итальянской комьюнити в Нью-Джерси и Нью-Йорке. На мой взгляд, ни один образованный и интеллигентный человек этот бред смотреть не станет. Однако «слуги народа» уже третий год подогревают интерес к этому проекту.
Во многих англоязычных журналах и газетах можно увидеть статьи с призывами «не смотреть это шокирующее шоу, которое противоречит образу итальянской комьюнити». Многие мои знакомые «подсели» на эту провокационную мыльную оперу только потому, что «везде пишут только о ней».

True Lies (фильм). Идеальный пример того, как возмущение общественности трансформировать в рекламную кампанию. Арабы Нью-Йорка отправили более тысячи жалоб на студию XXth Century Fox и режиссёра Джеймса Камерона. Им не понравилось, как в картине культивируется образ террориста-араба (фильм, кстати, был снят в далёком 1994 году). Несколько громких акций протеста в Нью-Йорке, показанные практически по всем федеральным телеканалам, помогли картине собрать почти $380 миллионов. 

Эксперты по борьбе с дискриминацией считают, что ни один продукт массовой культуры не вызывал столько возмущения у представителей арабской комьюнити Большого Яблока. Даже после террористических актов 11 сентября 2001 года они испытывали меньше «неудобств», чем после выхода на экраны «Правдивой лжи».

P. S. Америка – страна свободы слова и жёсткой цензуры одновременно. Каждый массовый продукт перед выходом на маркет подвергается тотальному анализу со стороны правозащитников, гуманистов, моралистов, психологов и прочих деятелей. И если эпизоды «Русских матрёшек» всё-таки вышли на телеэкраны, а игра «Мафия 2» появилась на прилавках, то это значит только одно: продукт признан безопасным с точки зрения американских законов и человеческих прав. С этого момента любая дополнительная критика превращается в суперэффективную для противника агитацию и пропаганду. Поэтому настоятельно рекомендую всем противникам «Русских матрёшек» смириться с ситуацией. Давайте не будем тратить время на пустую болтовню и забудем об очередной уловке хитрых и расчётливых воротил шоу-бизнеса.