Клуб любителей детектива. Вера, Надежда и Идея

Досуг
№33 (800)

Продолжение. Начало в №793-796

Часть 8.  Письмецо в конверте 
Очередное заседание «Общества милых старушек» должно было начаться вот-вот. Собрались почти все. Опаздывали только трое – Дэниз Кэт, Надежда Романова, Барбара Сайден.

Миниатюрная Глория заканчивала накрывать на стол. Сегодня у нас был День пиццы – каждая из нас принесла по небольшой лепешке с начинкой. Заранее мы все договорились между собой, кто и какую пиццу принесет, - чтобы ни в коем случае не повториться.

Старушки разбились на парочки и мило трещали, я, как обычно, вязала. Ко мне подошла Вера Бабитская.
- Ну, что, красотка, проверила ушки? – спросила она меня в свойственной ей манере – полушутки-полуиздевки. Я знаю, что Вера разговаривает так, когда искренне волнуется за того, кому задает вопросы. Прячет волнение за небольшим хамством, можно сказать. 
- Проверила, Шерлок ты мой в юбке! - сказала я. – Как ты узнала, что у меня там серные пробки?
- Идея, ну за кого ты меня принимаешь? Я же доктор. Шума моря в ракушке нет. Там никакого шума нет.
- Да, а что же мы все тогда  слышим?
- Кстати, далеко не все... Идея, ты пробовала когда-нибудь приложить к уху чашку, кастрюльку или просто ладонь, сложенную «лодочкой»?
- Ну, может, в детстве... Но я не помню!
- Понятно, а ты попробуй! – настоятельно посоветовала мне Вера. – И ты услышишь тот же самый шум океана или моря, как тебе больше нравится. Потому что то, что мы слышим, – это шум крови, которая циркулирует в ушах. Ракушка или чашка в данном случае - это просто усилитель шумов. Ракушка особенно, ведь у нее много стенок. Понимаешь? Чем заковыристее штука, которую ты прикладываешь...
- Веруся, я поняла! Почти все уже собрались, надо начинать заседать, давай про мое сердцебиение в ушах.
- Ну, да, так вот, если ты приложила ракушку к уху и слышишь сердцебиение, а не шум волны - значит, в ухе серная пробка. Тут уже подробно не помню, все-таки это физика, а я врач, но примерно это звучит так – нет возможности для отражения звука, поэтому, поэтому слышим не шум циркулирующей крови, а стук сердца.

Стол был давно накрыт. Все старушки с нетерпением ждали, когда можно будет усестьься за стол. Наконец подошли все те, кто опаздывал. Оказывается и Надежда, и Дэниз, и Барбара опоздали из-за пиццы. Надя и Барбара решили испечь ее сами, а Дэниз ездила в Манхэттен, чтобы купить классическую итальянскую пиццу. Самую настоящую. Она открыла коробку, и я краем глаза увидела залитые сыром кусочки ананаса, а вся пицца была ярко-оранжевого цвета, ммммм, объедение!

Мы уселись. Это был поистине праздник чревоугодия. Я положила себе в тарелку сразу три разные пиццы. И наслаждалась. Да, как человечество жило раньше без пшеничной муки – непонятно.

Часть 9. Кто убийца?
Беседа за столом велась неспешная и о какой-то ерунде, что в общем-то было понятно – все были заняты едой.
- Знаете, после того, как в наших боевых рядах появилась Надежда, я стала живо интересоваться тем, что вижу вокруг, сопоставлять и делать весьма интересные открытия, - сказала вдруг Маргарита.

И мне страшно захотелось ее чуть-чуть поддеть.
- Дорогая, а ты не могла бы ответить тогда на один вопрос, точнее, это загадка, - сказала я. Маргарита с готовностью обернулась в мою сторону.
- Представь, некий человек получает письмо. На конверте нет обратного адреса, есть только марка. Откуда письмо?
- Ну, подожди Идеечка Петровна, - недовольно отозвалась Маргарита. – Расскажи подробно – что за письмо, как выглядит...
- А я тебе покажу, - сказала я. И быстрым шагом пошла в дом. Отыскала на камине письмо от английского поклонника, выложила само послание. А конверт вынесла на террасу к старушкам, замолчавшим в предвкушении интриги.
- Вот тебе конверт, но смотреть ты должна только на его переднюю сторону, сзади, где штампы, нет.

Маргарита долго рассматривала марку и мой адрес. Потом отдала его мне, немного помолчала и сказала:
- Ну, это письмо от мужчины...
- Возможно, - согласилась я.
- И оно было послано тебе ... из Англии!

Я, как любит говорить мой внук, буквально выпала в осадок.
- Риточка, но как, как ты это узнала?
- По марке!

Надежда наблюдала за нами и тихонько посмеивалась. А я опять уставилась на марку! Ну что же в ней такого, что уже второй человек сразу опознает по ней страну, откуда пришло письмо?
- Идея, не расстраивайся. Я просто недавно слышала это по радио, по-моему. В общем, Англия - это единственная страна, которая не печатает свое название на почтовых марках. Я уж не помню точно, в каком году, но это было в XIX веке точно – тогда  Великобритания первая выпустила марки. И они быстро прижились в разных странах. Потом появился Всемирный почтовый союз. Он придумал единый образец, и всем странам было дано указание – печатать свое название на марке. Великобритания же как первая страна, выпустившая марку в оборот, была освобождена от этой обязанности.
Я обалдела. И вновь взглянула на письмо – действительно, на марке была изображена только ваза... Рита с такой легкостью прочитала мне лекцию, что стало даже как-то обидно – действительно, все оказалось элементарно...

Старушки выслушали все внимательно. И продолжили жевать пиццу. Внезапно Ханна Бобкинс закашлялась.
- Воды, дорогая? – Вера заботливо протянула ей стакан. И тут же бросила его на землю и подскочила, потому что Ханна стала как-то заваливаться на бок.

Руками она схватилась за горло, и уже не кашляла, а просто пыталась вдохнуть. Страшное, доложу вам, зрелище!
- Срочно вызывайте «скорую»! – крикнула нам Вера. Я побежала за телефонной трубкой в дом. Нашла ее и вызвала 911. Буквально через минуту я вернулась на улицу. Ханна очень бледная лежала на траве. Все остальные сидели около нее.
- Сейчас помощь будет.
- Поздно, - каким-то бесцветным голосом сказала Вера. – Все кончено, она умерла.

Трубка выпала из моих рук в траву– как такое возможно?! Последнее, что я помню, – тарелка Ханны, которая упала в траву. Куски пиццы выпали из нее и валялись под столом, там лежал кусок и самой моей любимой пиццы – соус из свежих помидоров, сыр «Моцарелла» и листья петрушки...
Не знаю, сколько времени прошло, наверное, немного. Около моего дома раздался гудок сирены, и вскоре в калитку вошли сотрудники 911, сопровождаемые перепуганной Глорией.

А дальше началось невообразимое – нас опрашивали, место, где лежала Ханна, обнесли желтой лентой, собирали в каждый отдельный мешочек пиццу... В общем кончилось все очень поздно.

Было около одиннадцати вечера, когда старушки наконец стали расходиться по домам. Вера, Рита и Надежда остались, чтобы помочь мне с уборкой – Глории после случившегося стало плохо, и я отпустила ее домой пораньше.
- Сердце у бедняжки остановилось... – вслух рассуждала Рита.
- С чего вы так решили? – спросила Надежда.
- Ну а что еще тут может быть, правда, Вера? – сказала Рита.
- Ну, я не знаю, вскрытие покажет, - неопределенно как-то отозвалась Вера.
- Верочка, вас что-то смущает? – спросила Надежда.
- Меня все тут смущает, - сказала вдруг Вера. И присела за стол. - Буквально все! Понимаете, у сердечного приступа есть определенные признаки. Например, за несколько дней до него человек может почувствовать слабость... Я же видела Ханну три дня подряд – ее дом прямо рядом с моим. И все три дня она у меня под окнами копала землю в своем саду! И сажала цветы... И потом, если бы это было сердце, то она бы схватилась за грудь – сердце-то в груди, а она схватилась за горло!

Мы молча выслушали нашего уважаемого доктора, убрали посуду, загрузили посудомоечную машину. И в полной тишине разошлись по домам.
Уснуть в эту ночь я так и не смогла. Забылась только под утро. Настойчивый телефонный звонок вырвал меня из страшного сна – дельфины пытались меня утопить... Я добрела до трубки и сразу проснулась, как услышала голос Ирмы – дочки Ханны.
- Идея, какой кошмар, маму отравили! – горько заплакала она в трубку, услышав мой голос.
- Но как они так быстро определили?
- Официальных результатов еще нет, но мне об этом уже сказал Джан, - конечно, душка Джан Вейс! Наш любимый офицер! – Теперь надо понять, где и при каких обстоятельствах она наелась этой отравы! - Я выразила Ирме самые искренние соболезнования. И сказала, что обязательно перезвоню... 
Я нажала «отбой» и тут же набрала номер Романовой...
- Ханну отравили! – сообщила я ей сразу после того, как поздоровалась.
- Я почему-то так и подумала...- сказала Надежда.
- У меня есть мысли по этому поводу. Есть тут одна несостыковка! – сказала я. – И я хочу провести сегодня следственный эксперимент. Я хочу, чтобы сегодня состоялось экстренное заседание «ОМС» и каждый пришел с той же пиццей, что и вчера! Готовить и покупать ее необязательно – можно нарисовать!
Надежде моя идея понравилась. Я и стала обзванивать старушек.

Что насторожило Надежду?
Ответ и продолжение в следующем номере.


Комментарии (Всего: 3)

Слишком много четать

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
XMMMM...

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
И что же ее насторожило? O_o

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *