«И трепетно, и возвышенно...»

Культура
№34 (801)

Маргарита Шкляревская
Талант – это как похоть: трудно утаить, ещё труднее симулировать
Сергей Довлатов

Эта экспозиция – явление действительно нечастое, потому что встретить на групповой выставке такое число по-настоящему талантливых разнотемных и разностильных работ редкость невероятная. И довлатовский афоризм, как говорится, – в яблочко. А то, что художникам удалось объединиться, стать не просто случайной, временно возникшей группой, а ярким, уверенно заявившим о себе постоянно растущим и не затерявшимся в гигантском Нью-Йорке художественным объединением – это уже промысел небес. Мы все знаем имя замечательного этого содружества: Гильдия еврейских мастеров. И ещё знаем, что первой открыла для общественности и рассказала о выставках интереснейших работ гильдийцев – и живописцев, и мастеров прикладного искусства – газета «Русский базар».

Каждая такая выставка подаётся как премьера! И обуславливается такой именно премьерный показ тем прежде всего, что ветераны  гильдии – её президент Илья Натанзон, Леонид Алавердов, Исаак Вайншельбойм, Рудольф Розенблюм  - всякий раз удивляют взрывчатой новизной, какими-то чуть ли не тотальными переменами в стилистике, технике, тематике своих произведений.

Итак, снова премьера. Её организатор и куратор – совсем недавно избранный невероятно энергичный новый президент Гильдии даровитый и оригинальный скульптор Евгения Розенцвит. На этот раз представлены живопись и графика. Отобраны лучшие работы. Ну, что ж. Начнём, пожалуй.

И начнём с той галереи  портретов, которыми удивил и соратников, и публику Рудольф Розенблюм. Удивил? Нет, изумил! В труднейшей технике пастели как-то по-новому высвеченные лица Шолом-Алейхема и Любавичского Ребе, мудрого Тевье и Соломона Михоэлса (эти два графических портрета – в карандаше) и дивный, глубочайше аналитичный портрет углем великой грузинской актрисы Верико Анджапаридзе.

У Исаака Вайншельбойма абсолютно новый для него образ – «Храм на Нерли», как и шедевр Левитана заставляющий познать «меру горя и счастья», но на гениальный левитановский пейзаж ничуть и нисколько не похожий: иная композиция, иной образный строй. Будто в белые одежды облачённый, возносящийся к небесам храм  возносит и зрителя.
И ещё одну невероятную по выразительности и накалу трагедийности картину дарит нам мастер: портрет узницы гетто – обречённой, с иссохшими руками, с глазами, в которых уже и отчаянию не осталось места.

Ася Оранская, живописец и поэт, тоже из когорты ветеранов. «Но утро вероломное врывается в мой сон»: из её полотен одно впечатляет особенно – старое, давно растерявшее листву дерево. Спасти путника от палящего солнца ему уже не под силу, но в бурях  оно выстояло! Дай Бог нам всем.

У Александра Шабатинаса факт  рождает эмоциональный опыт. Тусклые и тревожные лица, которые всё чаще видим мы на улицах, наблюдаемая разваливающаяся реальность дают художнику  возможность укрупнённо увидеть, масштабно охватить и перенести на полотно своё понимание действительности, о которой кто-то сказал, что она худшая из галлюцинаций. Вот у Шабатинаса и проявилась резкая смена настроений: лицо и руки милой, желанной – в трещинах, в синих глазах не ожидание любви, а гнев.

Евгений Тоневицкий тоже нов. Отступив от мощно увлекающей зрителя живописной оды женщине, он показал нам графику, в которой отточенность линий и усложнённая композиция не маскируют, а проявляют глубокий философский смысл каждого рисунка: «Борьба за жизнь», «Тайные мысли» и «Неотправленное письмо»: может, это и есть то мысленное, затаённое, что я, ты, каждый из нас адресует самому себе, но даже сам прочесть боится?

К чудному поэтическому пейзажу Эсфири Разиной я, как говорится, прикипела душой: мой Киев, мой город, прекрасней которого нет на всём белом свете.
Каждое новое полотно Гульнары Циклаури в художественной жизни Гильдии – событие. Потому что её сюрреалистическая живопись всегда как в первородном сюрреализме – вид на события сегодняшние и оценка их как бы сверху. Порой с  отсылом к другой эпохе. Трансформацией в вечность, в трагическую героику евангельских времён. Как в новом, на этой выставке экспонирующемся холсте «Тайная вечеря», где так и не снятый со креста Спаситель с ужасом глядит на все заповеди нарушающее человечество и провидит нечто ещё более страшное. Иуде расстаться с 30-ю сребрениками не пришлось, кошель стал ещё более тугим, а сатана, усевшийся за пасхальный стол, правит бал. Разве не картина нашего мира? Преподать которую помогло философское, композиционное и колористическое решение картины.

Юрия Тарлера я знаю как очень интересного мыслящего сюрреалиста. Но и реалиста тоже. Вглядишься в его превосходную акварель «Рим» и кажется, что побывал в вечном городе.
Ещё одна дивная акварель – летящие, парящие, словно прорывающиеся сквозь морозную завесу берёзки Марины Фалькович. Имя для меня новое, уверена – многообещающее... Яркий, красками и эмоциями насыщенный осенний пейзаж Инны Будовской... Акварель-поэма Людмилы Лейбович: завеса дождя, тоскующая аллея и блоковская дама под зонтом...

Порадовала и, признаюсь, удивила Зинаида Келебеева, представив очень разные, но одинаково талантливые работы: в портрете малышки – незамутнённый образ детства; хорош, очень хорош «Самовар»... Но по-настоящему поразил своим особым  настроением,  аксонометрической композицией и шарденовской палитрой замечательный натюрморт Келебеевой.
А о выразительнейшей колористике, эмоциональности, музыкальности чувств и красок в осеннем тетраптихе Ирины Дзевел и говорить не приходится. «Листья облетают кружевом воздушным, тронутые тихим ласковым загаром...» Это снова стихотворная строка Оранской. И в заглавие тоже вынесены слова из её стихов.

Примечательно в этой выставке не только редкостная многоталантливость, но и то, что происходит всё это художественное пиршество в холле и в выставочном зале популярного колледжа АSА. Программы этого колледжа нацелены на то, чтобы выпускники его стали не только хорошими специалистами, но непременно людьми интеллигентными. Оттого и решило руководство вуза дать студентам возможность приобщиться к искусству прямо в стенах колледжа.  А сорганизатором выставки стала координатор институтского отдела по связям с общественностью Фатима Мукимова.

Друзья! Выставку эту стоит и нужно посетить. Адрес: 1293 Broadway (угол 34 Street). Поезда метро B, D, N, R, Q до остановки «34 Street».


Комментарии (Всего: 1)

Хорошая статья,...впрочем, как и все статьи об искусстве написанные, Маргаритой Шкляревской. Спасибо.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *