Сражения за патенты

Америка
№36 (803)

Когда один гигант индустрии информационных технологий Google приобрел или как, деликатно выразился журнал Economist, «взял на себя управление»  другой крупной компанией - Motorola Mobility, не все обратили внимание, что покупатель получил в придачу почти 25 тысяч патентов и патентных заявок из портфеля продавца. Это понятно: на фоне уплаченных за покупку 12,5 миллиарда долларов стоимость патентов, тоже, кстати, совсем немалая, выглядит не столь впечатляюще.


Перед последней сделкой Google купила тысячу патентов у IBM. Вместе с приобретенными у Motorola они должны помочь этой поисковой системе получить права на большее количество типов смартфонов и других мобильных устройств, работающих на ее операционной системе Android.

Между тем именно на «андроидном» фронте ведутся сейчас особенно яростные патентные войны. С одной стороны, претензии компании Google предъявляет Microsoft, с другой - Apple, утверждающая, что ее технология была использована в смартфонах компаниями Samsung и Motorola. Судебный иск в размере 6 миллиардов долларов предъявляет основному разработчику платформы Android и Oracle Corporation, обвиняя Google в нарушении авторских прав.

Сражения за патенты в американской индустрии информационных технологий идут напряженные и дорогостоящие. Только за один месяц компания Google пережила восемь судебных процессов – больше, чем за первые пять лет ее 13-летнего существования.

«Мы должны приобретать патенты, чтобы парировать потенциальные иски,- сетует Кент Уокер, один из ведущих адвокатов Google. – Нас вынуждают тратить огромные суммы на защиту от затеянных конкурентами необоснованных судебных процессов. А ведь эти деньги могли быть потрачены на инженерные разработки и использованы со значительно большей пользой».
Вот только стоят ли эти судебные тяжбы того, чтобы тратить на них огромные средства, время и энергию? Похоже, в Google считают, что нет, не стоят. В частности, поэтому два месяца назад компания отказалась от покупки шести тысяч «сомнительных» патентов и заявок у попавшей в тяжелое положение канадской фирмы Nortel Networks. Слишком уж завышенной (4,5 миллиарда долларов), и к тому же недостаточно обоснованно, показалась покупателю цена этого пакета.

А в том, что Google сейчас так озабочена патентными делами, отчасти виновата сама компания. По мере того как компьютеризация переходила на мобильные устройства, в более комфортных условиях по праву оказывались фирмы, которые многие годы инвестировали в исследования информационных технологий. Руководство же Google наивно расширяло свой бизнес, не заботясь о соответствующей патентной защите.

Тем временем схватки за патенты разгораются с новой силой. Наиболее впечатлительные бизнесмены даже уподобляют их гонке вооружений. Чем же объясняется столь бурное оживление интереса к изобретательскому творчеству? Дело в том, считают некоторые эксперты, что компании стали придавать больше значения стоимости интеллектуальной собственности. Другие специалисты, однако, думают, что судебные процессы в этой сфере прежде всего отражают недостатки американской патентной системы, заставляющей фирмы тратить огромные суммы на защиту предлагаемых ими новинок. Впрочем, многие не исключают и того и другого.

Еще неприятнее то, что некоторые компании ввязываются в драку, не имея на то практически никаких оснований. Это в первую очередь относится к так называемым непрактикующим юридическим лицам (Non-Practicing Entities – NPEs) вроде Медицинской школы Гарварда, которые владеют какой-то интеллектуальной собственностью, но не могут похвастать никакими реальными техническими продуктами.

Подобные организации или компании еще называют «троллями» по аналогии с уродливыми существами из скандинавского фольклора, созданными для того, чтобы творить зло и причинять всяческий вред. Похоже, что единственная цель патентных троллей – эксплуатировать несовершенную правовую систему, требуя лицензионные платежи от компаний, причем нередко за подозрительные патенты.

К сожалению, тролли очень часто добиваются своих целей. За последние 15 лет плата, полученная ими в качестве возмещения ущерба за нарушение патентного права, удвоилась, в то время как для нормальных фирм, не стремящихся нажиться на придуманных претензиях, эта сумма не только не выросла, но даже уменьшилась.
К счастью, многие юридические стычки заканчиваются сделками  по взаимному обмену лицензиями. Это считается более предпочтительным, чем взаиморазрушительный обмен бесконечными судебными процессами.

Выступая в Сан-Франциско, председатель совета директоров Google Эрик Шмидт сказал, что корни проблемы с патентами в Соединенных Штатах растут из 90-х годов прошлого века и самого начала века нынешнего. В этот период было выдано множество патентов с «чересчур общими» формулами. Поэтому сейчас у работников патентных ведомств уходит масса времени на проверку их «корректности».

Кроме того, в настоящее время инновации в информационные технологии обычно основываются на большом количестве небольших технических усовершенствований, и это затрудняет определение того, какие изобретения патент покрывает. Это привело к тому, что число просроченных заявок в Бюро по регистрации патентов и торговых марок (U.S. Patent and Trademark Office) выросло до миллиона с лишним со временем ожидания рассмотрения приблизительно до трех лет.

Шмидт предложил простой, быстрый и, главное, дешевый способ проверки сомнительных патентов. Для этого, по его мнению, нужно предоставить доступ к ним всем желающим, чтобы любой человек мог разобраться, существовали ли на момент их выдачи аналогичные технические решения, лишающие их силы. Этот метод, ставший особенно популярным с развитием в Интернете социальных сетей, называют «методом толпы» или краудсорсингом (от английских crowd - толпа и source – источник). В нем может участвовать сколько угодно людей, причем чаще всего они, будучи фанатами таких компаний, как Apple или Google, работают «из любви к искусству», то есть бесплатно.

Вот только существующее законодательство не позволяет так обращаться с патентами. Однако это дело поправимое. Правда, лишь в том случае, если Америка как можно скорее примет давно назревшую патентную реформу. Законодатели на Капитолийском холме это хорошо понимают. Проект разработанного сенатором Патриком Лихи закона America Invent Act, учитывающего потребности изобретательского сообщества и потребляющих их «продукцию» крупных компаний, уже одобрили обе палаты Конгресса и в настоящее время он находится на окончательном согласовании. Признающий важность закона президент Обама недавно обещал утвердить его сразу, как только тот ляжет к нему на стол, и выразил надежду, что это произойдет уже в текущем году.

Очень важно, что новый закон решает наиболее спорный момент патентного права, предусматривая переход от существующего в Америке правила «First to invent» к «First to file».  Это означает, что теперь, как это принято во всем мире, законным хозяином изобретения и соответственно патента на него будет тот, кто первым подал заявку с правильной формулой изобретения, а не тот, кто изобрел. Согласование правил Америки с аналогичными правилами других стран облегчит международное сотрудничество, повысит эффективность глобальной патентной экспертизы и позволит существенно уменьшить число судебных исков. К тому же, следуя новому закону, Патентное бюро Соединенных Штатов наконец-то сможет справляться с огромным количеством заявок.

Поможет патентная реформа и «обрезать бороды» патентным троллям. Она должна затруднить преодоление судебных запретов и ужесточить критерии признания изобретения спорным. Однако, поскольку крупные компании улучшили свою защиту, тролли изменили свою тактику и стали нападать главным образом на только что открытые, небольшие и не обладающие опытом патентной борьбы новые компании - стартапы.

В ответ американский предприниматель и программист Пол Грэм, известный как «взращиватель  информационных стартапов», предложил крупным компаниям дать обет «не обижать маленьких» с числом сотрудников менее 25 человек. Понятно, что юридической силы такое обещание иметь не будет, но, по мнению Грэма, к компаниям, не держащим свое слово, будет и соответствующее отношение. Точно так же вызовут подозрения и фирмы, отказавшиеся дать такой обет. О них могут подумать, что вместо того, чтобы выпускать качественную продукцию, они давят патентами своих конкурентов. «Этот подход не решит всех проблем с патентами, - говорит Грэм, - однако может значительно облегчить жизнь стартапам». Пока же компании стремятся накопить самые крупные за все время существования законов по изобретательству патентные арсеналы, что несомненно повысит упавшую за последнее время конкурентоспособность нашей страны на мировом рынке.