Ирина Розенфельд: Я не хочу петь песни, в которых один аккорд...

Культура
№36 (803)

Говорят, что любое сравнение хромает. Должно быть, это действительно так. И тем не менее молодая певица Ира Розенфельд очень напоминает мне Эдит Пиаф - миниатюрной фигуркой, сильным и чистым голосом, веселым и добрым нравом.
За всю нашу беседу я не услышал от нее ни одного плохого слова о коллегах по жанру. А это такая редкость в мире эстрады, пардон, шоу-бизнеса, населенного скопищем “заклятых друзей”.

Впрочем, беседа наша началась с другой темы.

- Керчь - не самый “еврейский” город. Сколько сейчас в нем живет евреев?
- Где-то около шестисот. И тем не менее у нас есть община и воскресная еврейская школа, которую посещала и я. Кроме того, я довольно часто ездила в детские и молодежные лагеря “Сохнута”, а там всегда много рассказывали о еврейской истории и Израиле.

- А с антисемитизмом приходилось сталкиваться?
- В открытую большую ненависть к евреям я недавно ощутила в свой адрес в... Израиле. Мы с другом в шаббат решили пойти в Иерусалиме к Стене Плача. И, заблудившись, попали в арабский квартал. И когда мы шли мимо большой группы подростков, нас вначале стали словесно оскорблять, а потом в нас полетели не только слова, но и камни. А рядом стояли взрослые и молча смотрели за всей этой сценой. К счастью, нам быстро удалось выбраться из этого места.
Израильтяне нам сказали, что такое поведение арабских детей - прямое следствие того, что в школах их учат ненависти к евреям. Но мне до сих пор кажется просто диким то, что такое может происходить в стране, где евреи составляют большинство жителей...

- Хорошо. Давайте о чем-то более приятном. Петь вы стали...
- Сама точно не помню. Но мама говорит, что лет с четырех. Причем все было традиционно, как у многих других. Только “в телевизоре” раздавалась мелодия, как я тут же залезала на стул и начинала петь.

В музыкальную школу я поступила в семь лет. У меня нашли хороший слух. Ну и голос. Причем он изначально у меня был, как сказали, взрослый.

 - У вас действительно сильный и красивый голос.
- Контральто.

- Но к хорошему голосу нужно еще и умение.
- Конечно, и поэтому когда мне исполнилось 14 лет, я приехала в Киев и поступила в музыкальное училище имени Глиэра. Я проучилась там полтора года и решила перевестись в эстрадно-цирковой колледж. Я увидела выпускной концерт циркового. Они делали потрясающее шоу в театре оперетты. И меня оно привело в восторг.

- Но для певицы престижнее училище Глиэра? Сейчас же это вообще институт.
- Цирковое теперь - тоже академия. Просто мне в училище было скучновато. Там упор больше на музыкальную подготовку, и с первого курса мы изучали все то, что я раньше учила в музшколе. А такие предметы как спецречь, хореография, актерское мастерство - это все с третьего-четвертого курса. А в цирковом это все с первого. Я же не оперная певица и поэтому меня тянуло к другому.

- Но с вашим голосом вы могли бы быть и оперной певицей?
- Не знаю, мне кажется, что я не совсем оперная. У меня джазовый вокал. И поэтому я перевелась в цирковое и закончила эстрадно-цирковой колледж. После этого я поступила в Академию руководящих кадров культуры и искусств. И тоже на вокал. И вскоре закончила учебу.

- А как дальше складывалась карьера? Вы хотели петь именно эстрадные песни? Не люблю слово “попса”. К чему вас тянет?
- Меня тянет к джазу, соулу и фанку. А еще мне нравится петь на иврите.

- Я еще помню времена, когда не в шутку, а на полном серьезе утверждалось, что “джаз - музыка толстых”. И это не Элла Фицджеральд с ее комплекцией имелась в виду, а “богачи нехорошие”. А вот, по вашему мнению, джаз - это чья музыка?
- Это сейчас уже джаз стал элитной музыкой, а вообще изначально это была музыка бедных.
- И чем вам нравится джаз?
- В первую очередь, так как еще я пишу музыку, мне нравится гармония, аккорды. Всегда для себя нахожу что-то такое, что меня завораживает, вводит в состояние транса, я могу уйти в себя надолго, в воображении появляются мысли, картинки. А еще мне нравится, что в джазе можно много импровизировать, показывать технику вокала. И как по мне - это душевная музыка.

- А кто вам нравится из джазовых музыкантов и певцов?
- Я люблю Армстронга, одно время слушала Арету Франклин.

- А Махалия Джаксон?
- Она госпэл поет, но это не мое. Сейчас много разных стилей пошло. И мешают соул с джазом. Есть певица, не очень известная в широких кругах - Мэйса. Но она ближе к направлению соул. Мне больше такая музыка нравится.

- Но, как говорится, любовь приходит и уходит, а кушать хочется всегда. Такая классная певица, как, например, Лариса Долина, говорит: очень бы хотелось петь джаз, но на нем не проживешь. И она поет “Погоду в доме”.
- Ой, это у меня больная тема. Я категорически против того, чтобы уходить в “попсу”. И я максимально стараюсь найти какой-то компромисс. Меня тянет в сторону джаза, а мне объясняют, что “надо как-то и для народа”, потому что у нас люди слушают другую музыку. И даже если кто-то слушает джаз, на корпоративы все равно приглашают исполнителей незамысловатой музыки и текстов.
Моя проблема, или не проблема, но может быть, я переверну нашу эстраду. Я не хочу петь бессмысленные песни, я не хочу петь песни, в которых один аккорд.

- А это не сложная музыка? Я присутствовал в 1971 году на концерте Дюка Эллингтона в Киеве. Все думали, что это будет что-то довольно веселое, но он начал играть серьезную джазовую музыку. И знаете, люди начали уходить со второго отделения. Когда он понял, в чем дело, его вокалистки начали петь “Очи черные” и все вернулись. Так какой джаз вы любите и какой сочиняете?
- Я пишу не в стиле Эллингтона - сто процентов. Есть такая певица Алиша Кис. Моя музыка где-то похожа по направлению на ее творчество. А папа говорит, что у меня очень саундтрековая музыка, что я пишу такие песни, которые очень хорошо бы звучали в каком-нибудь фильме. Этого пока еще не было, но одну мою песню киношники уже взяли.

 - Одно время вы брали псевдоним Ирис. Но я последнее время не слышу его. Вы решили, что он не нужен?
- Это была не моя инициатива. Я работала с продюсером Олегом Черным, который раньше сотрудничал с Тиной Кароль. И это он придумал этот псевдоним. А я, в принципе, вообще не особенно люблю, когда люди берут себе псевдоним. И я не очень хотела его себе брать, но так получилось...

- А что получилось в Юрмале на “Новой волне”? Мне один человек из шоу-бизнеса говорил, что вас там засудили. В жюри тон задавали братья Меладзе, и они отдали первое место грузинскому ансамблю.
- В последний день конкурса мне было очень сложно, поскольку у меня из-за ангины была температура 39 градусов, и очень трудно было петь. Действительно, там ходили какие-то разговоры, что нужно поддержать маленькую Грузию из-за ее конфликта с Россией. Но я считаю, что грузины выступали достойно. И у меня ни на кого нет обид.

- А кто вам больше других нравится из эстрадных певцов?
- Не думаю, что здесь оригинальна. Я безумно уважаю Аллу Пугачеву. Но мне больше нравится ее молодое творчество. А еще как певец мне интересен Леонид Агутин.

- А из украинских исполнителей?
- В детстве я любила слушать Таисию Повалий. А сейчас больше других импонирует Гайтана.

Давайте вернемся к еврейской теме.
- Давайте. Я ездила этим летом в Израиль. У нас был музыкальный “таглит”. Все ребята были певцы или музыканты. И был заключительный концерт, назывался он Мегатаглит. На нем присутствовало правительство Израиля, а также знаменитые артисты и певцы. И мне выпала в тот вечер честь петь гимн Израиля. Я была очень горда.
- А израильские песни вы любите?
- Люблю. Но восточные мелодии все же не очень воспринимаю. Они больше напоминают арабскую музыку. Хотя Офра Хаза мне нравилась. Она очень хорошо пела “Мой золотой Иерусалим”.

- Вы эту песню поете?
- Пока нет, но думаю, что буду. Это же второй гимн Израиля. Мне из израильских певцов больше нравится Авраам Таль. У него своя группа, я его первый раз в жизни услышала на “Таглите”. Его песни не чисто эстрадные. В его музыке оттенки этноса есть. Он очень необычный. Мне Авраам понравился, потому что у него голос очень хороший. И он очень интересно преподносит себя и свою музыку.

- Что вы в своем творчестве считаете самым важным?
- Музыку, которую я сочиняю. И для меня очень важно, чтобы я на себя не примеряла каких-то образов, не присущих мне, и в которых я себя не буду чувствовать комфортно. В чем была моя проблема, когда я работала с продюсером? Мне  постоянно диктовали условия... Меня это угнетало.

- Выходит, вас целенаправленно готовили к тому, что вы должны петь попсу, потому что “пипл не хавает” ничего другого? А джаз только на вечеринке под рояль?
- Именно так. Но попсу, как уже сказала, я не люблю. Да, и кроме того я - антигламур. Я себя так и позиционирую.

- В мире шоу-бизнеса считается, что это не совсем верно. Надо как-то выпендриваться, какое-то мини выше пупка, где-то упасть с бокалом, облиться шампанским... Иначе не попадешь в хронику. В шоу-бизнесе, как и в политике, в ходу знаменитая американская поговорка: “Любое упоминание о тебе в СМИ, кроме некролога, работает на тебя”. И чем больше этих упоминаний, тем лучше. А с вашим образом жизни таких упоминаний меньше. Когда-то один знаменитый продюсер сказал: “Дайте мне миллион баксов, и я раскручу вот этот фонарный столб”. И он таких “столбов” немало раскручивал. А вам для выступлений скромный образ жизни не мешает?
- Я считаю, не мешает. Потому что человеку, когда есть что сказать и показать - он никогда не будет выпендриваться. Я считаю, что мне не нужно  падать с бокалом, обниматься с папарацци. Я считаю - мне есть, что сказать своим творчеством.

 - Я еще помню артистов всегда певших вживую. Сейчас такие усилители, электронно-компьютерные средства. Нужен ли голос вообще? Вы говорите о музыке, о вокале, когда есть даже анекдот, правда, несколько пикантный: “Группа “Поющие бюстгальтеры”, отправившись на корпоратив, забыла свою фонограмму. Поэтому их там имели под чужую”. Так вот, нужен ли именно сегодня на эстраде голос?
- Все эти певцы-однодевки - сегодня они есть, завтра их нет. Да, они в принципе могут не петь. Сейчас столько техники... Я знаю, что у кого-то из знаменитых артистов есть прибор, где ты “вбиваешь” мелодию песни. И ты можешь петь мимо нот, но прибор по ходу будет тебе все выравнивать. В принципе, уже можно не петь. Но сегодня это кому-то интересно и круто, а завтра об этом забыли.

- И народ чувствует этих однодневок?
- Конечно. Пугачева, например, сейчас может делать что угодно, она уже столько сделала настоящего. Хотя и тогда пели однодневки. А она была и певица, и артистка очень сильная.

- А кто вас сейчас продюсирует?
- Мой папа.

- Он что, такой же богатый, как отец Алсу?
- Совсем нет. Зато он самый-самый надежный. И я верю, что вместе мы добьемся успеха.

Из всего, что в этом разговоре с Ирой было сказано, мне больше всего запомнилась фраза: “Я не хочу петь песни, в которых один аккорд”.
И это не поза, это - позиция. А она так важна в любом творчестве.


Комментарии (Всего: 3)

я хочу петь и я умею петь что делать

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Молодессс! И Геннадий Плетинский молодессс!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Великолепная певица, лично слышал. И по-интервью видно, что очень неглупая девочка.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *