Казнь, которой не будет

В мире
№38 (805)

Бывший охранник, прослуживший много лет в израильских тюрьмах, а ныне раввин Шалом Нагар выразил готовность собственноручно казнить двух арабских террористов, жестоко убивших пятерых членов еврейской семьи Фогелей.

Имя Нагара в стране знают: это он привел в исполнение единственный в современной истории Израиля смертный приговор – раздернул створки люка, на котором с петлей на шее стоял один из главарей гестапо и руководителей Главного управления имперской безопасности нацистской Германии, палач европейского еврейства Адольф Эйхман.

Решительность пожилого раввина Нагара уже не найдет себе применения: на днях одному из убийц семьи Фогелей, жителю арабской деревни Аврата Хакиму Ауаду был вынесен приговор, в котором есть слово “жизнь” и нет слова “смерть”. Военный трибунал приговорил террориста к пяти пожизненным срокам заключения.

Это, конечно, не значит, что душегубу суждено прожить пять жизней – за двоих взрослых и троих малолетних детей, которых он и его брат хладнокровно убили. Вердикт этот не означает и того, что они закончат свои дни в тюрьме. Даже объявленное пятикратное пожизненное заключение оставляет осужденному шанс выйти на свободу в еще достаточно молодом возрасте. Он может попасть под очередную амнистию для палестинских заключенных, условия которой, как всегда, будут зависеть от политической конъюнктуры. Таковая же может сложиться весьма скоро - в случае возобновления “мирного процесса” и официально согласованного, а не одностороннего провозглашения государства Фалястын в Иудее и Самарии.

Его также могут освободить в рамках обменной сделки по освобождению израильских заложников из плена террористов, так как ХАМАС не раз заявлял, что не откажется от практики похищений солдат Армии обороны Израиля и других обитателей “сионистского логова”. Короче, будущее у Хакима Ауада, равно как и его брата Амджада (приговор ему будет объявлен позже), есть...

А вот у даже единичного снятия моратория на смертную казнь в Израиле будущего нет никакого. Несмотря на то, что за введение исключительной меры наказания ратуют весьма авторитетные политики, юристы, военные и общественные деятели, казнить в еврейской стране никого не будут. И дело братьев Ауадов – тому подтверждение.

Тут, наверное, пришло время вкратце напомнить, за что судят братьев-убийц. “Русский базар” уже описывал трагедию в еврейском поселении Итамар. 11 марта 2011 года двое жителей соседней арабской деревни и членов террористической группы, заранее подготовившись к “акту возмездия”, вооружившись ножами и украденным автоматом, проникли в дом мирно спавшей семьи. Там они убили Эхуда и Рут Фогелей, а также их детей – одиннадцатилетнего Йоава, четырехлетнего Эльада и трехмесячную Адас. Младенца собственноручно зарезал Амджад Ауад. Двоих других детей (одна спала в отдаленной комнате, другой просто не было дома) спасла случайность.

Нашли и арестовали их довольно скоро. Убийцы недолго отпирались, затем, под давлением неопровержимых доказательств, сознались в содеянном, однако не выразили ни малейшего раскаяния. На всех заседаниях суда они вели себя нагло, охотно позировали репортерам, громко смеялись во время приведения жутких подробностей их злодеяния и откровенно издевались над родственниками своих жертв. Мать убийц громогласно заявила, что даже в случае вынесения самого сурового приговора ее сыновьям она будет гордиться ими, “настоящими шахидами - страдальцами за веру”. У одного из судей военного трибунала кончилось терпение: он гневно подчеркнул, что между террористом-смертником, взрывающим себя в людном месте, и существом, режущим младенца и кормящую мать, есть существенная разница. 

Разница-то есть, но она не совсем юридическая. Да, в Израиле до сих пор действует закон, доставшийся ему в наследство от Британского мандата. Согласно этому закону, смертный приговор может быть вынесен, но только тремя судьями единогласно и приведен в исполнение исключительно после рассмотрения всех апелляций и утверждения высшей инстанцией. Сами британцы во времена своего правления в Палестине не раз выносили смертные приговоры еврейским подпольщикам и арабским мятежникам, хотя и не всегда стремились доводить дело до казней. Израильтяне же после провозглашения государства в 1948 году не вынесли ни одного смертного приговора (если, конечно, не считать дело Эйхмана). Изменились времена, мир стал другим, и вслед за очень многими странами Израиль придерживается моратория на применение наказания путем отнятия у преступника жизни. 

Тем не менее сторонники возврата к смертной казни в Израиле были и есть. Так, уже после объявления приговора Ауаду с требованием заменить ему пожизненные сроки на смертную казнь выступили такие известные люди, как бывший главный раввин ЦАХАЛа  Авихай Ронский и председатель Ассоциации жертв террора “Альмагор” Меир Индор. Под петицией с требованием применения смертной казни к детоубийцам было собрано более 16 тысяч подписей граждан. Надо сказать, что подобные требования касались не только арабских террористов, но и израильтян – таких, например, как репатриант из бывшего СССР Демьян Карлик, обвиняемый в убийстве также “русской” семьи Ушеренко, и фигурантов ряда других громких дел последних лет, связанных с убийствами детей.

Эмоциональный фон, на котором возникают такие требования и звучат призывы “око за око, зуб за зуб”, вполне понятен. Страна, измученная террором, из года в год теряющая военных и гражданских людей, наверное, имеет право на подобные чувства.  Ведь даже в более спокойных местах на планете, где человеческая жизнь защищена надежнее, власть не отказывается от применения смертной казни. Не говоря уже о режимах ряда арабских и мусульманских стран, имеющих, мягко говоря, претензии к “сионистскому образованию”, но расстреливающих, вешающих и обезглавливающих своих собственных граждан десятками и сотнями. Отчего же Израиль столь не решителен в отношении своих врагов и преступников?

Может быть, стоит прислушаться к словам того же раввина Шалома Нагада, экзекутора Эйхмана? В том разговоре с журналистами, который позже был приведен в СМИ, он сказал: “Это глупо - пытаться быть более милосердным, чем сам Творец мира. Галаха гласит: проявляющий милосердие к злодею, становится жестоким по отношению к милосердным. Я понимаю, никто не проявляет энтузиазма приводить смертный приговор в исполнение, и казнь Эйхмана никто из моих сослуживцев не хотел брать на себя. Но у меня с этим нет проблем - есть заповедь и Галаха, и ее необходимо выполнять”.

Недоговаривает раввин. Многие помнят его же собственные опубликованные воспоминания о казни нацистского преступника. Тогда, когда выбор пал на него, рядового охранника, он всего лишь выполнял приказ, но после казни ему пришлось пережить немало мучительных часов, дней и лет. Не так-то это легко – отнять жизнь у человека, даже если он по сути зверь. И к религии Шломо пришел уже потом, в результате трудных душевных перемен. Так что если сегодня он “излагает по писаному”, то вчера все было иначе...

Вот и обществу тоже “иначе”. Не один лишь расчет оставаться в “политкорректной компании”, не только опаска быть исключенным из либерального сообщества останавливает Израиль от отмены моратория на смертную казнь. Ведь если честно, то для своих жесточайших критиков, для сонма антисемитов, для ближних и дальних недругов он никогда и ни за что не станет “белым и пушистым”.  Даже если будет выдавать схваченным террористам премии и индульгенции (что он, можно сказать, и делает, создавая палестинским заключенным слишком комфортные условия содержания в тюрьмах). Израиль всегда будет им ненавистен - на том простом основании, что еврейская страна существует и населена живыми людьми.
Но именно ради этих живых и нельзя карать смертью. И к этому, по трезвому осмыслению, приходит большинство израильтян, пусть даже в дни горя и гнева их чувства бьют через край. И в память о павших, и во избежание страшных ошибок, и во имя будущего – нельзя. Уже нельзя...


Комментарии (Всего: 2)

Это не наше дело. Но с такой позицией шансы израиля сохраниться ничтожны.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Вопросы: (а) если на Вашего ребёнка (или на нескольких соседских детей) напала бешеная дикая тварь (шакал, гиена, какая-нибудь собакоголовая животина или иная "тварь",...) разве всем присутствующим нужно отойти "в сторону" и с "одобрением или без одобрения", но молча(!), наблюдать как Исчадие Зла рвёт в клочья, убивает ВАШЕГО ребёнка (разве ТАК было заповедано , но - Людям)?! ---(б) Ведь Зверюгу должно ОБЯЗАТЕЛЬНО остановить, ибо оно, "это существо", однажды убив, не остановится само! Но "заразит" своим бешенством и "умеренных", колеблющихся ("убивать-НЕ убивать"), своих же, собратьев!
И они тоже, ОБЯЗАТЕЛЬНО, станут убивать НЕВИННЫХ детей! И эту лавину убийств будет остановить всё труднее и труднее. ---(в) Не смертью ли (только) можно остановить массового и массовых убийц Евреев, которые убивали ДЕТЕЙ потому лишь, что это были дети Евреев (то есть верящих Создателю Людей)?! ---(г) Но не сказано ли в Торе (в Библии) о молчаливом "свидетеле-пособнике убийце" - как об убийце?! ----(д) Это "нормально", когда массового или ещё и серийного убийцу-садиста НАГРАДЯТ прощением ... за его зверские убийства! Причём не просто Людей, но совсем маленьких, невинных детей?!

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *