Как стать героем палестинского народа

В мире
№39 (806)

Вопрос на засыпку: отгадайте с трех попыток, кто сейчас любимый герой палестинцев? Именно такой вопрос задала мне при встрече специалист по связям с общественностью на арабской улице Израиля Фатма Бакри.

 Итак, кто самый популярный у палестинцев? Абу-Мазен? Как бы не так! Он всегда считался слишком слабым лидером, и обращение в ООН нужно ему как доказательство собственной силы... Какая уж тут популярность! Может быть, Салам Файяд? Никак нет, процент его поддержки высок только у международного сообщества. Неужели Тони Блэр, который выстроил собственную концепцию дальнейшего продвижения мирного процесса и убеждает палестинцев, израильтян, Европу и США следовать этой концепции? Опять не угадали.

А, наверное, президент США Барак Обама, который с первых дней своего правления пророчил палестинцам скорый мир, и даже обещал поднажать на Израиль? Снова мимо - палестинцы злы на Обаму. Однажды он уже поспособствовал тому, чтобы Абу-Мазен попал в переплет. Сейчас – похожая ситуация. Некоторые палестинские эксперты обвиняют американского президента в том, что именно он подбил нынешнюю администрацию ПА затеять все это дело с выдвижением на Совет Безопасности и Генеральную Ассамблею ООН, после чего сам же подвел данную идею под американское вето. Ведь кто как не Обама произнес год назад: “На следующий год мы увидим в ООН суверенное Палестинское государство”.

Фразу эту услышали все, кому надо и кому не надо. Теперь Абу-Мазен сидит на верхушке высоченного дерева, где почти не слышны вопли сторонников срочного возобновления мирных переговоров с Израилем.  А Барак Обама не торопится с подачей трапа или, на худой конец, стремянки. Так что нет, Обаму палестинский народ героем не считает.
А кого же считает?

- Главный герой палестинцев сейчас – Эрдоган, - говорит Фатма. - Во-первых, он очень много сделал для своего народа, и все стали считаться с Турцией. А во-вторых, он много делает для палестинцев. Нет сейчас человека, который продвигает палестинские интересы лучше, чем Эрдоган. И наконец он решился на противостояние с Израилем. Знаешь пословицу “Враг моего врага - мой друг”? Это точно про палестинцев и Эрдогана!

- А как насчет жестоких разборок турок с арабским, то бишь палестинским населением задолго до появления Государства Израиль, но на его сегодняшней территории? Неужели все забыто и прощено?
- Нет, разумеется. Трагические страницы прошлого останутся между нами, палестинцы не забыли о них. Но сегодня кумир - Эрдоган.
Раздумывая над ее словами, я решила позвонить известному специалисту по проблемам Турции и израильско-палестинским отношениям, председателю торговой палаты Турция – Израиль, автору книги “Турция - нефть, ислам и политика”, вышедшей в США, бывшему генеральному директору министерства иностранных дел Израиля, бывшему послу Израиля в Турции доктору Алону Лиэлю.

- Господин Лиэль, неужели Эрдоган действительно стал национальным героем палестинского народа?
- Судя по всему, это так. Отношения между Израилем и Турцией зависят от палестино-израильского конфликта. Собственно, этот конфликт всегда оказывал весьма существенное воздействие на чувства и мысли турецкого народа, задолго до “Мави Мармары”. Для тех, кто подзабыл, могу напомнить: Турция была первой мусульманской страной, установившей дипломатические отношения с Израилем в 1949 году. Но в конце 70-х - начале 80-х палестинская тема стала очень болезненной для турок. В 1980 году, после принятия Закона об Иерусалиме, объединившего этот город, уровень дипломатического представительства был резко снижен и сведен к уровню второго секретаря. Отношение турецкого населения к израильтянам было очень негативным. В 1980 году в Анкаре был убит директор тамошнего филиала “Эль-Аль”, кроме него погибли три израильских дипломата, и бывали времена, когда прохожие на улицах плевали в проезжавшие мимо израильские машины. Отношения на прежнем уровне восстановились почти через 12 лет. После Мадридской конференции Турция вернула в Израиль своего посла, параллельно признав ООП. Так что палестино-израильский конфликт и прежде был одним из решающих факторов в отношениях между странами, а за время последней интифады стал еще более заметным. Но в конце 90-х нам удалось добиться значительного потепления отношения к Израилю на турецкой улице. Способствовало этому, в частности, участие израильтян в ликвидации последствий землетрясения, произошедшего в Турции в 1999 году, игра Хаима Равиво за турецкую сборную и приток наших туристов.

- C чего же началось ухудшение отношений, кроме низенького стульчика и “Мави Мармары”?
- Настоящий кризис между нашими странами начался в 2004 году, после ликвидации лидеров ХАМАСа – шейха Ясина и доктора Рантиси. Премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган, сочувствующий палестинцам, считал этих людей серьезными религиозными авторитетами и сразу заявил, что их физическое устранение нанесло серьезный ущерб чувствам верующих. Кризис удалось разрешить только после формирования плана одностороннего отступления из сектора Газы. Эту идею Шарона турецкое руководство поддержало и одобрило, считая ее осуществление огромным достижением. Самое негативное влияние на отношения между двумя странами оказала история с пресловутой флотилией. Неприязнь стала выражаться открыто. Со стороны турецкого народа давно уже не было прежней теплоты, к тому же значительно уменьшилось влияние светской кемалистской элиты.

- Какие шаги израильтян в прошлом, на фоне идиллии, раздражали турок?
- Серьезный скандал произошел в 2005 году, когда израильтянин Сами Офер приобрел морской порт Галатта. Патриотично настроенные турки были категорически против такой сделки, особенно их возмущало, что порт стал собственностью израильтянина. Эта история тоже способствовала возобновлению споров и сплетен вокруг Израиля и стала очередным раздражителем для широкой публики. Но рыночный подход в конце концов возобладал, людям объяснили, что такие сделки выгодны для экономики страны, и шум постепенно утих. Так что годы идиллии тоже сопровождались разными происшествиями, тем не менее, то было плодотворное во всех отношениях время.

- Сейчас раздаются голоса, призывающие руководство Израиля надавить на любимую мозоль турков – курдский вопрос. Насколько эта идея удачна?
- Я думаю, дальнейшая эскалация ни к чему хорошему не приведет. К предупреждениям Эрдогана надо относится серьезно. Турки вообще очень чувствительны к теме террора, поскольку достаточно настрадались от него и продолжают с ним сталкиваться. Курдские террористические группировки не складывают оружие, но израильская поддержка курдских повстанцев воспринимается очень болезненно. Напомню, в конце 2005 года в израильских газетах было опубликовано сообщение о том, что Турция обвиняет Израиль в помощи курдам на севере Ирака. Израиль тогда заявил, что помогает только евреям, которые там находятся. Тем не менее, этого сообщения было достаточно, чтобы усилить подозрительность в отношении израильтян в турецких аэропортах, на всех туристских объектах.

- На ваш взгляд, позиция Турции в какой-то мере подогрела события в Египте? Я имею в виду нападение на израильское посольство?
- Когда Эрдоган спрашивает египтян: “А что вы сделали для палестинцев?”, они должны рассуждать в ответ следующим образом: если Турция, не арабская страна, так заботится о палестинцах, нам негоже оставаться в стороне. Что мы можем сделать? Да хотя бы выгнать израильского посла. Все это еще больше подогревает общественность, и недавние события в Каире подтвердили это.

- Вы много говорите в последние дни о предостережении Эрдогана. Возможна ли военная конфронтация?
- На мой взгляд, возможна. Особенно если Израиль пойдет на сделку по экспорту жидкого газа на Кипр. Кораблям неминуемо придется проходить по Средиземному морю, и Турция сделает все возможное, чтобы остановить их. Между прочим, в турецкой части Кипра находится 40 тысяч турецких солдат. Кроме того, противостояние с Турцией усиливает ХАМАС, что не в наших интересах.

- Мне приходилось слышать мнение, что отказ от экономического сотрудничества Израиля с Турцией ударит прежде всего по самим туркам...
- Объем деловых связей между двумя странами достигал 3 миллиардов долларов в год. Для Израиля это тоже существенный удар, не только для Турции.

- Сколько лет потребуется для восстановления отношений?
- Надеюсь, что не 12, как после событий 1980 года.

Виктория Мартынова
 “Новости недели”