Затишье после грозы

В мире
№40 (807)

Израильское руководство явно расслабилось после неожиданного подарка судьбы в виде самой произраильской речи президента Обамы за все время его правления. И хотя Обама  сказал, что создание палестинского государства не отменяется, а, наоборот, подчеркнул, что оно должно быть создано, чтобы “мирно жить бок о бок с Израилем”, в израильском лагере наступил ну просто праздник какой-то. Тем более что ни в речи Обамы, ни в последующем заявлении “квартета” не были упомянуты ни границы 1967 года, ни еврейские поселения в Иудее и Самарии. Если решение вопроса откладывается еще как минимум на год, а может, и на два, можно жить совершенно спокойно: мало ли что может произойти за это время!
Но действительно ли можно успокоиться и считать, что идея признания палестинского государства потерпела поражение? Газета “Новости недели” обратилась в пресс-службу председателя ПА Махмуда Аббаса с просьбой ответить на вопросы и получила весьма оперативный ответ от члена переговорной группы, советника ООП Хавьера Абу-Эйда.
Стоит отметить, что разговор происходил буквально за несколько минут до начала совещания палестинского руководства по итогам встреч в Нью-Йорке. Абу-Мазен только что вернулся в Рамаллу из США и срочно созвал коллег по ООН на совещание.

- Итак, начнем с итогов выступлений мировых лидеров на заседании ООН в Нью-Йорке. Видный деятель Палестинской автономии, член палестинского законодательского совета Ханан Ашрауи призналась, что, слушая президента Обаму, она просто не верила своим ушам. Мол, такого “сионистского” поворота она от американского президента не ожидала! Он как будто забыл о страданиях и чаяниях палестинского народа и сосредоточился только на том, что хорошо для Израиля. Палестинская делегация была разочарована речью Обамы. А у вас лично какое впечатление?
- Да, речь президента Обамы разочаровала многих палестинцев. Но понятно, какие соображения здесь взяли верх. Конечно, нам хотелось бы избежать вето. Но пока Совет Безопасности решение не принял, мы ждем результатов. Надеемся, что ожидание будет длиться не более двух недель. Во всяком случае, именно этого потребовал Абу-Мазен.
Еще больше разочаровало нас выступление Биньямина Нетаниягу, вновь и вновь повторяющего свои прежние ошибки. Он не собирается сворачивать строительство в поселениях и по-прежнему пытается найти в этом вопросе понимание у мировых лидеров. Это недальновидно. Даже если в настоящий момент тема поселений не прозвучала, то понятно, что она никуда не исчезла. Прежде всего мы довольны итогами кампании по признанию Палестины в ООН. Заявка принята генеральным секретарем Организации, причем это заявка на полноценное членство в ООН. 75% населения планеты поддерживают создание палестинского государства, и от данного факта отмахнуться нельзя. Мы продолжаем работать в направлении расширения поддержки, общественное мнение абсолютного большинства в мире на нашей стороне, и если голосование перейдет на Генеральную Ассамблею ООН, за нас проголосуют 129 стран.

- А такое голосование может произойти?
- Разумеется. Пока все возможности открыты, и единственная возможность, которую отвергает сейчас наше руководство, это насилие. Мы не хотим новой интифады. Мы не хотим нового кровопролития. Нам необходимо добиться национального освобождения мирным путем.

- Махмуд Аббас срочно уехал из Нью-Йорка, отказавшись общаться с Нетаниягу, который открыто и недвусмысленно предложил ему приступить к переговорам прямо там, в здании ООН. Как определил Либерман, сбежал. Вы отказываетесь от переговоров?
- Ни в коем случае. Мы готовы возобновить переговоры, но только в том случае, если это будут значимые, полноценные переговоры с четко определенной целью создания палестинского государства в границах 1967 года со столицей в Иерусалиме и решением проблемы беженцев.

- Вы хотели сказать, со столицей в Восточном Иерусалиме?
- Да, в Восточном Иерусалиме. Но переговоры могут идти только в случае замораживания строительства в поселениях.

- Если допустить теоретически, что Израиль пойдет на замораживание строительства в поселениях, то логично было бы предположить, что в качестве ответного шага администрация ПА согласится на требование нашего премьер-министра признать еврейский характер государства Израиль...
- Ни в коем случае! Мы признаем право Израиля на существование, но определение его религиозной принадлежности – это проблема самого вашего государства. Тем более что мы отступим от необходимости отстаивать права религиозных меньшинств в Израиле - христиан, друзов и мусульман. Я вот, например, христианин, но я же не требую, чтобы Палестина была признана христианским государством. Я требую, чтобы Палестину признали государством, а какую религию мне исповедовать, решу сам.

- Да ведь понятие “еврейский” означает не только религию, но и народ, часть которого - светское население...
- Палестинцы трактуют определение “еврейский” как “религиозный”. Формально это никем не оспорено.

- Как вы относитесь к установлению временного ограничителя? “Квартет” решил, что конфликт должен быть завершен к концу следующего, 2012 года. Считаете ли вы, что это реально?
- Мы больше не верим ни в какие определенные международным сообществом сроки. Хоть 2012-й, хоть 2013-й – не имеет никакого значения. Начнем с того, что при заключении соглашений в Осло предполагалось, что в течение 5-6 лет вопрос будет решен. Те, кто умеет считать, знают: прошло 18 лет, но палестинское государство все еще не создано. На встрече в американском городе Аннаполисе в ноябре 2007 года было принято заявление, в соответствии с которым стороны обязались создать палестинское государство через год, к концу 2008 года. Сегодня на календаре конец сентября 2011-го, а воз и ныне там. Нам нужно государство сегодня и сейчас, и у нас для этого есть все основания. Нам нужно прекращение унижений палестинцев на блокпостах, вторжений израильских солдат и так далее.

- Как вы отнеслись к решению “квартета” о проведении конференции по вопросам мирного урегулирования на Ближнем Востоке в Москве? Верите ли вы, что в столице России найдется решение проблем, которым не нашлось решения в Нью-Йорке?
- Мы очень положительно восприняли сообщение о проведении конференции в Москве. Во-первых, Россия – сильный игрок на Ближнем Востоке и влиятельный член ближневосточного “квартета”. Она давно признала палестинское государство и гарантировала нам поддержку в Совете Безопасности. Как нам известно, у РФ отличные отношения с Израилем, соответственно, она может успешно участвовать в переговорах с обеими сторонами и добиться наконец того, что дело сдвинется с мертвой точки.

- То есть, на ваш взгляд, соотношение сил в “квартете” меняется: США становятся слабее, а Россия - сильнее?
- Не мы определяем, кто сильнее, а кто слабее. Голос Москвы силен, вот что для нас важно. Москва может добиться мира.

***
Подведем некоторые предварительные итоги. Независимо от того, какую резолюцию подготовит Совет Безопасности ООН, поводов для ликования у нас, израильтян, пока мало. Нетаниягу в очередной раз продемонстрировал свое ораторское искусство, но вряд ли от того, что он был в ударе, его речь действительно имела ударную силу. Мир остался при своем мнении, и это мнение не в нашу пользу, что палестинцы, разумеется, используют для дальнейшего продавливания своих прав. Что касается своеобразного устранения президента Барака Обамы от решения палестино-израильского конфликта (“стороны сами знают, на какой основе им договариваться”) и перевода стрелок на Россию, это вряд ли соответствует израильским интересам. Всем памятны теплые приемы, оказанные хамасовским делегациям в Москве...

Виктория Мартынова
 “Новости недели”