Подростки. Вариант решения проблемы.

Статьи наших авторов
№48 (292)

В апреле этого года меня пригласили участвовать в очередной постановке юношеского театра.[!] Честно говоря, меня просто попросили кратко перевести содержание спектакля русскоязычным зрителям. Побеседовав с заказчиком и выяснив все интересующие меня вопросы, я попросила сценарий. Это настолько естественно в подобных случаях, что я даже как-то не восприняла всерьез, когда Дженни Ромейн, известный театральный режиссер и обладатель различных престижных наград, вдруг замялась и пробормотала: «Ты понимаешь, ребята еще не дописали сценарий. Если хочешь, приходи на репетицию, надеюсь, они его закончат, а, кроме того, ты сама все увидишь».
Атмосфера на репетиции напоминала тютовскую. Сама я не занималась в ТЮТе (театре юношеского творчества, который существовал при ленинградском Дворце пионеров), но у меня были приятели, которые проводили там все свое время. Так что какое-то представление о юношеском театре у меня было. Здесь же, в отличие от ТЮТа, ребята не только делали костюмы и декорации и исполняли роли, они сами писали сценарий. Мне все это показалось настолько увлекательным, что я забыла о своей скромной роли переводчика и активно включилась в процесс подготовки спектакля.
После того, как в конце прошлого учебного года в “РБ” появилась моя статья о юношеском театре, несколько мам обратились ко мне с просьбой узнать об условиях приема детей в труппу. Я прекрасно понимаю тех мам, которые прилагают все свои силы к тому, чтобы их дети не слонялись по улицам в компаниях бог знает кого, а занимались чем-то увлекательным и полезным. Поэтому я пообещала выполнить их просьбу и рассказать на страницах нашей газеты о том, как и кого принимают в юношеский театр и кто и чем занимается там с детьми.
Из-за трагических событий 11 сентября мне было не до того, чтобы выяснять, возобновил ли юношеский театр свою работу, да, как я и предполагала, то же самое происходило со всеми участниками - как взрослыми, так и с подростками. Но в начале ноября я подумала, что пора выполнить свое обещание. Жизнь понемногу возвращается в привычное русло, а подростки после произошедшей трагедии еще больше нуждаются во внимании и в то же время в возможности высказаться, выразить свои проблемы и тревоги. Поэтому я договорилась о встрече с режиссером Дженни Ромейн и с Сарой Эйзенштейн из организации «Евреи за расовую и экономическую справедливость» (JFREJ), чтобы задать им несколько вопросов.
Вы скажете: «Мы понимаем, зачем встречаться с режиссером, но зачем нам какой-то JFREJ?» Оказывается, эта организация, спонсирует весь проект, поэтому все занятия в театральной студии, а по сути это самая настоящая студия, совершенно бесплатны для детей и их родителей. «Ну, если это бесплатно, - воскликнете вы, - мы можем себе представить, что это такое. Массовик-затейник в художественной самодеятельности - два притопа, три прихлопа».
Именно для того, чтобы получить информацию из первых рук и развеять миф о художественной самодеятельности, я встретилась с Сарой и Дженни.
А. М.: Сара, расскажи, пожалуйста, о JFREJ.
Сара Эйзенштейн: Организация «Евреи за расовую и экономическую справедливость» появилась в 1990 году. По сравнению со многими другими еврейскими организациями Америки мы очень молоды.
А. М.: Может быть, поэтому вас так волнуют проблемы молодежи и вы создали юношеский театр?
С. Э.: Нас волнуют не только молодежные проблемы. Нас беспокоит любая несправедливость - расовая, экономическая, социальная или какая-нибудь другая. Мы прилагаем все усилия для того, чтобы искоренить подобную несправедливость. Мы организуем различные семинары, форумы и конференции, на которых делимся информацией и опытом со всеми заинтересованными организациями и отдельными лицами. При обсуждении вопросов, представляющих общий интерес, мы сотрудничаем с другими этнографическими группами - с афроамериканцами, выходцами из Азии, арабских стран, Латинской Америки и т. д. Каждое воскресенье на канале WBAI с 11.00 до 12.00 вы можете послушать наше радио- шоу. Юношеский театр - только один из множества наших проектов. Кроме нас, его спонсирует бруклинская организация Комитет Пятой авеню (Fifth Avenue Committee). Этот проект возник как часть нашей кампании по повышению качества образования в школах Нью-Йорка. Мы считаем, что с помощью этого театра у подростков появилась возможность выразить свое мнение, а также надежда на то, что его услышат.
А. М.: Когда именно появился театр? Сколько ребят участвует в постановках?
С. Э.: Театр работал в течение двух лет, сейчас мы начинаем третий учебный год. Сколько ребят участвует, сказать довольно сложно. Сначала записывается много, мы берем всех, никому не отказываем. Но постепенно происходит отсев, по разным причинам - кому-то не подходит время, а кому-то неинтересно. Но в результате остается очень сплоченная и плодотворная труппа. В конце прошлого учебного года в спектакле участвовало пятнадцать детей. Ты сама видела, какие это ребята.
Дженни Ромейн: Но ты не видела, какими они к нам пришли в начале года. Скованные, застенчивые и одновременно развязные. Они не могли шаг шагнуть на сцене, не говоря уже о том, чтобы играть роль. Так что мы очень довольны.
А. М.: Да, я помню, что мне рассказывали родители, присутствовавшие на репетициях и спектаклях. А что говорят сами ребята об этом проекте?
С. Э.: Джоэль Льюис (11 класс школы «Стайвесант»), который участвует в нашем театре все два года, сказал: «Может быть, мы даже добьемся того, что кто-нибудь решит поднятые нами проблемы или, по крайней мере, изменит свое мнение о них. Но для меня главное - чтобы меня услышали. Подростку очень важно высказать то, что он думает и что ему кажется важным. В нашем театре мы знаем, что нас услышат. И именно из-за этого я так высоко ценю этот театральный проект».
У ребят изменилась не только походка. Изменился их взгляд на окружающих. Лучше всего об этом сказала Басийма Дональд, чернокожая ученица школы «Проспект Хайтс»: «Когда я стала заниматься вместе с учащимися из других школ, я почувствовала, как изменилось мое отношение к ребятам не из моей общины. Сейчас я испытываю чувство верности, любви и уважения ко всем и каждому, а ведь раньше это была неприязнь».
А. М.: Дженни, я знаю, что ты профессиональный режиссер, что твои работы получили широкую известность, восхищенные отзывы о твоем спектакле по воспоминаниям Глюкельн из Гаммельна я слышала от многих людей из совершенно разных кругов общества. Как ты, профессионал и обладатель престижных наград, увлеклась этим проектом? И объясни, пожалуйста, что значит приз Оби (Obie Award)?
Дж. Р.: Меня волнуют темы, которые поднимает этот проект. Как американка, как еврейка, как художник, я хочу создавать такие образы, которые отвечают потребностям зрителей, живущих в этом многонациональном, смешанном обществе. Мне кажется, что театральное представление должно донести до зрителей свою идею, но делать это надо с помощью юмора, музыки и поэзии.
Что же касается Оби, эта награда присуждается газетой Village Voice за лучшие постановки и лучшим актерам в «небродвейском» мире. Это действительно самый престижный приз в театральном мире Нью-Йорка вне Бродвея.
А. М.: Есть ли разница в работе с профессиональными актерами и с детьми?
Дж. Р.: Подростки очень импульсивны и всегда хотят докопаться до истины. Это роднит меня с ними. У них часто очень свежий взгляд на многие проблемы. Во время работы над спектаклем мы стремимся создать команду «критических мыслителей». Если честно, мы работаем с подростками совершенно так же, как с профессиональными актерами, хотя детям, в отличие от профессионалов, ничего не платят. Все занятия и репетиции проводятся на таком же уровне, как и в профессиональном театре, мы строго следуем графику и стремимся соответствовать самым высоким стандартам театральных постановок. Поэтому все ребята получают настоящую профессиональную подготовку. Выпускники нашей программы получают навыки, которые им хорошо послужат в дальнейшей жизни.
А. М.: Чему и как ты учишь ребят?
Дж. Р.: Я учу их, как можно воплотить интересную идею в умном, привлекательном, веселом и стильном представлении, которое привлечет зрителей. Ребята учатся всем аспектам создания театральной постановки - от написания сценария до рекламной кампании. Мы занимаемся написанием сценария, сценическим движением, разработкой и изготовлением костюмов и декораций, актерским мастерством, а потом учимся рекламировать свою продукцию. Я учу их, как можно дешево и эффективно создать театральное представление, которое будет пользоваться успехом везде. Что-то я показываю ребятам, что-то мы придумываем вместе. Мне кажется, что процесс работы от нулевого уровня (нет сценария, нет костюмов, нет декораций, нет представления) до готового спектакля (совершенно новой оригинальной работы) запомнится всем, и в нужный момент они смогут восстановить его по памяти. Кроме того, я учу их работать в команде. В этом удивительном проекте JFREJ и их партнеров у нас есть редкая возможность научиться работать вместе, несмотря на расовые, возрастные, классовые, этнические и половые различия. Где вы найдете лучшую подготовку сознательных лидеров для нашего неоднородного общества? И честно скажу, я сама многому учусь в процессе работы.
А. М.: Ко мне обратилось несколько русскоязычных родителей, которые хотят, чтобы их дети занимались в вашей труппе. Возможно ли это? Если да, то что им следует сделать для этого?
Дж. Р.: У нас еще не было русскоязычных участников, но мы с радостью примем их в труппу. Мы не требуем никакого предварительного опыта, не проводим просмотров и прослушиваний, как в других местах. Мы выбираем тех, кто выбрал нас, но выбрал сознательно. Это большая ответственность.
А. М.: Как часто и где проводятся занятия?
С. Э.: Занятия проводятся два раза в неделю, после школы. Перед самими спектаклями мы репетируем по выходным. Все занятия и репетиции проходят в Бруклине. Место, которое мы получим в этом году, сейчас уточняется. Сами спектакли могут быть в любом районе города, туда мы отвозим детей и декорации на автобусе.
А. М.: Два раза в неделю и еще репетиции - не слишком ли большая нагрузка? Дети, наверно, сильно устают.
Дж. Р.: Да, кто-то не выдерживает и бросает, но на самом деле те, кто остаются, очень довольны. Репетиции по выходным бывают только непосредственно перед спектаклем. Кроме того, и занятия, и репетиции мы проводим в очень свободной, неформальной атмосфере. После школы ребята воспринимают это как отдых.
С. Э.: Наши ребята не болтаются на улице. Регулярные занятия приучают ценить время и четко планировать свои дела. Мы заметили, что многие ребята стали лучше учиться в школе, особенно по-английскому. У нас были ребята, которые подумывали о том, чтобы бросить школу вообще, но, к нашей радости, они смогли преодолеть себя, почувствовали вкус к учебе и остались в школе. Мы стараемся поддерживать контакты со школами, где учатся дети, приглашаем учителей и школьников на репетиции и спектакли. Когда в школе узнают, что их ученик занимается у нас, отношение к нему становится более уважительным. Ведь цель нашего проекта - привлечь внимание общественности к положению в школах.
А. М.: Как ты думаешь, какой полезный опыт смогут получить русскоязычные ребята на этих занятиях?
Дж. Р.: Я думаю, что ребятам из русской общины наши занятия тоже помогут. Тренировки в написании сценария разовьют их навыки творческого мышления по-английски, а занятия сценическим мастерством помогут преодолеть скованность и неловкость, характерные для детей иммигрантов. В результате неформального общения они смогут легче входить в контакт со своими сверстниками.
С. Э.: Я хочу добавить, что при поступлении в колледж участие в работе юношеского театра выглядит впечатляюще. Так что мы предоставляем ребятам возможность получить не только навыки и знания, но и кредиты для колледжа. Причем все совершенно бесплатно.
А. М.: Куда следует обращаться тем, кто хочет попробовать свои силы в юношеском театре?
С. Э.: В этом году из-за сентябрьской трагедии мы начинаем сезон позже. Информационная встреча состоится во вторник, 27 ноября, в 7 часов вечера в синагоге Бейт Элохим на углу 8 Авеню и Гарфильд, район Парк Слоуп, Бруклин. Там можно будет встретиться с «ветеранами сцены» - ребятами, которые уже занимаются в театре, посмотреть видео прошлогодней постановки «Судьба и демография - деловое соглашение», задать все интересующие ребят и их родителей вопросы.
А. М.: А если кто-то не сможет прийти на эту встречу, но хочет участвовать в юношеском театре?
С. Э.: Все желающие могут позвонить мне, Саре Эйзенштейн, в JFREJ по тел. (212) 647-8966 (только по-английски) или задать свои вопросы по электронной почте: [email protected]
Сами занятия начнутся в начале декабря, так что еще есть время подумать. Надеюсь, что в этом году у нас появятся и русские ребята. Меня всегда привлекала русская театральная традиция, поэтому я была бы рада попробовать свои силы с русскими подростками.
Я, со своей стороны, поблагодарила Сару и Дженни за интервью. Будем надеяться, что в следующем спектакле появятся русские участники