Путешествие в прошлое

Путешествие с комментариями
№2 (352)

Приглашение посетить мой родной город Одессу - на встречу капитанов-ветеранов Черноморского Морского Пароходства - было для меня неожиданным. Последний раз я летал в родные края летом 1996 года. Впечатление тогда осталось очень неприятное.
Я долго выбирал маршрут в Одессу, так как хотел посетить сестру в Москве и сына в Сочи. Но это оказалось сложной задачей, ибо в Сочи можно попасть только через Москву, а из Сочи в Одессу никакого сообщения - ни морем, ни воздухом, только через Москву. Поэтому получилось Майами-Москва-Сочи-Москва-Одесса-Москва-Майами.
Памятуя захлебывающихся от восторга майамских москвичей, как похорошела Москва, хотел все увидеть своими глазами. Но их восторга разделить не могу. Неимоверное количество автотранспорта, на которое Москва явно не рассчитана, так загрязняют воздух, что дышать трудно. По Тверской убраны почти все продуктовые магазины, даже такой знаменитый, как «Диетический». Зато полно безлюдных магазинов одежды и обуви с дикими ценами, бильярдных и кегельбанов. Обмен валюты - через каждые пятьдесят шагов. Некогда знаменитое московское метро весьма потускнело и неухожено, забито торговыми палатками, воздух спертый, плохо вентилируемый. То же самое в подъездах жилых домов - неприятные запахи давно немытого мусоропровода, баки с невывезенным мусором, обшарпанные лифты - все это достойно сожаления. Даже такой знаменитый дом композиторов, что рядом с главпочтой, не избежал этой жалкой участи. Ну и самое неприятное - хамство. Дежурная по станции метро «Пушкинская», к которой я обратился с вопросом о переходе на другую станцию, ответила : мужчина, разуйте глаза, перед вами табло! У меня нет в мыслях обвинять всех москвичей в хамстве. Но все же...
Я видел и новостройки, и новые храмы, и ночную всю в гирляндах расцвеченную Москву. Красиво. Но почему на санитарию не хватает?
Зато книжные магазины - это сказка. И обслуживание, и выбор. Но не чтивом единым сыт человек. Жизнь нелегкая, по-видимому, наложила свой отпечаток на людей, особенно пожилых, не сводящих концы с концами, живущих на мизерную пенсию. Эти люди - легкая добыча всякого рода борцов за права - участвуют во всех многочисленных, порою непонятных демонстрациях, тем более что организаторы этих акций подкармливают их чаем с бутербродами. Это я видел сам. Соседка сестры, коренная москвичка, сказала: - на 7 ноября пойду к «зюгановцам», там будут талоны на обед. А вчера была у «прохановцев», обещали ужин, а дали по пачке сахара. Соседка со своей сестрой -»плакатчицы» - носят плакаты или стоят, где им укажут. Поэтому большинство пенсионеров участвуют в разных демонстрациях, но не из-за политических симпатий к какой-то программе.

От аэропорта в Адлере до Сочи новая многополосная шоссейная дорога не хуже американской, идущая сквозь новый трехкилометровый туннель. Все надписи и знаки по международному стандарту на английском языке. Город чист и ухожен. Середина «бархатного» сезона. Работают почти все санатории и турбазы.
Сочи - зимняя столица России. Поэтому многие столичные врачи из номерных или спецполиклиник перебрались сюда и практикуют в разных частных санаториях. Кстати, здесь я неожиданно повстречал несколько семей «наших» из Канады и Нью-Йорка. Они, оказывается, уже не первый раз сюда приезжают.
Адлерский аэропорт срочно перестраивается под международный - по всем стандартам для приема самых крупных авиалайнеров, которые свяжут Сочи напрямую с крупнейшими городами мира, в первую очередь с Франкфуртом, Парижем, Хельсинки и Нью-Йорком. Сочи очень этого ждет. Въездные визы будут оформляться прямо в аэропорту или на морском вокзале.
Некогда переполненный пассажирскими судами морской порт пуст и огорожен забором. Причалы и морвокзал ремонтируются. Сейчас порт приобрел 250-местный пассажирский теплоход «Принцесса Елена» с очень уютными каютами для линии Сочи-Стамбул-Сочи. Хотели его планировать раз в месяц на Одессу, но Украина заломила такие деньги за заход в порт, что от этой идеи срочно отказались. Сочи строится, причем строится чисто на американский манер, не в пример Москве.

Одесса встретила меня моросящим дождем. Офицер из паспортного контроля долго сверял мое лицо с фотографией на паспорте, потом спросил причину моего приезда. Я ему показал приглашение. Мне велели подождать, и он пошел что-то выяснять. Наконец-то с ним пришел еще один офицер и стал выяснять, что за встреча ветеранов флота, если они об этом не информированы. Потом еще куда-то звонили. Уже все прилетевшие ушли, и я забеспокоился, так как меня должны были встретить. Через полчаса мне проштамповали паспорт и выпустили в таможенный зал. Таможенник долго ковырялся в моей спортивной сумке - все вещи я оставил в Москве, тщательно, дважды пересчитал мои доллары и допытывался, есть ли с собой кредитная карточка и сколько на ней. Но, зная заранее нравы украинской таможни, я вежливо отвечал «нет».
Наконец-то я в зале встречающих. А вот и родные лица - мой бывший старший помощник, ныне капитан, Анатолий Задорожный, начальник радиостанции, ныне пенсионер Владимир Литвак. В гостиннице «Моряк» радушно принимали прибывших. Убеленные сединой мореходы обнимались и не скрывали слез. Из капитанского корпуса ЧМП, насчитывавшего до распада Союза 250 человек, собралось всего 28. «Иных уж нет, а те далече...».
Да, многих уже нет в живых. Некоторые, помоложе, еще плавают в разных заморских компаниях и прислали телеграммы. Практически на Украине флота нет и нет работы морякам. Ржавеют судоремонтные заводы, пустует порт, у которого всегда стояла очередь на разгрузку, пуст Одесский рейд, а ведь в морской отрасли работала треть населения Одессы. Некоторые капитаны создали крюинговые компании - поставляют экипажи для морских судов различным судоходным компаниям и пользуются успехом - ведь морское образование в бывшем Союзе считается одним из лучших. Недаром морские дипломы выдавались на русском и английском языках и признаны всем миром без всяких эвалюэйшн.
Что касается самого флота, то в Одессе имеются три маленькие судоходные компании, по несколько пароходов в каждой. Пассажирский флот вообще бесследно исчез. На мутной волне перестройки флот распродавался как металлолом за гроши, создавались липовые компании, которые исчезали на другой день вместе с пароходами. Протестующего начальника пароходства срочно отстранили от дел и назначили более послушного, которого потом посадили за решетку...
Но «самостийна Украина» уже зарезала курицу, которая несла золотые яйца. Черноморское Морское Пароходство стало достоянием истории.

Официальная встреча была назначена на другой день, и я решил пройтись по городу. Одна только Дерибасовская улица в приличном состоянии и освещена. Кругом темень, на улицах никакого освещения. Мостовые и тротуары в плачевном состоянии. Какое-то запустение и неприятное чувство. Ведь такого не было!
Только неистребимый одесский дух может возвратить город к прежней славе. На потемкинской лестнице надпись краской, которую трудно смыть: «Одесса - это вам не Украина». Знаменитый дворец графа Воронцова, ставший при советской власти дворцом пионеров, отныне будет восстанавливаться как резиденция президента Украины. Реализация дорогостоящего проекта реставрации возложена указом президента Кучмы на городские, областные и государственные власти. И это при острой нехватке денег для поддержания жилого фонда города! После всего увиденного и услышанного долго не мог заснуть.
На другой день в 2 часа мы собрались в одном из залов бывшего дворца моряков.
Инициатор и организатор нашей встречи - Алексей Коваль - бывший начальник службы мореплавания и 1-й зам. начальника ЧМП, тепло приветствовал нашу встречу. Собралось около 50 человек, кроме капитанов, пришли бывшие руководители служб, диспетчера и другие сотрудники.
Когда-то к одной из торжественных дат был утвержден нагрудный знак «Ветеран ЧМП», но не все его получили по разным причинам - кто в рейсе, кто в отпуске. Каково же было наше удивление, когда Коваль достал из кейса эти значки и вручил их нам. После этой встречи автобусом поехали на кладбище, возложили цветы недавно ушедшим из жизни капитанам Киму Голубенко, Николаю Мутяку, Николаю Дрогину. Славные были ребята...
На обратном пути подъехали к зданию бывшего пароходства, где на стене у ворот сохранилась чугунная плита «Черноморское дважды орденоносное морское пароходство», и положили в нишу цветы, как покойнику. Равнодушных не было. Все почему-то засопели и достали носовые платки... Ну а потом, как положено, был банкет. И началось:...а помнишь? а где сейчас? где болит и чем лечишься? Расходиться стали за полночь. И опять сквозь темень не освещенных, еле узнаваемых родных улиц нас привезли в гостиницу, бывшую межрейсовую базу моряков. За разговорами и ночь.
В полдень я улетал. Капитан Коваль, ныне руководитель маленькой судоходной компании «Аквамарит», всех провожал сам. Свидимся ли еще? Улетал я с каким- то двойственным чувством - то ли от утраченных в море лет, то ли от утраченного облика моего города.

Москва провожала меня снегом и напоминала рождественскую открытку.

Почему -то путь домой всегда кажется длиннее. В самолете снимаю теплую одежду и переодеваюсь по-флоридски - шорты и безрукавка. Наконец-то посадка в родном Майами. Солнце и такое голубое глубокое небо - нет такого нигде.


Комментарии (Всего: 1)

Без коментариев, хорошо написано и всё.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *