А идите вы... в “Фейсбук”!

Мир страстей человеческих
№5 (1032)
ВЕЛИКАЯ СИЛА ИСКУССТВА
 
Сегодня человек, не имеющий страницы в социальных сетях, - птица редкая, поймать трудно. Мне на днях попалась одна. Русскоязычный бухгалтер одной из небольших израильских фирм. Возраст - ближе к сорока. Добровольно призналась в том, что перестала заходить в “Фейсбук”. Я спросила, почему. Рассказывает:
 
- Как-то раз, когда у меня еще была страница в сетях, один из знакомых прислал мне картинку. Я видела, что прислал, но не прореагировала, то есть не щелкнула кнопкой “лайк”. Прошло минут пятнадцать после получения картинки, как вдруг раздался звонок в дверь. Я открыла и слегка опешила: на пороге стоял тот самый знакомый, который прислал картинку.
Что я тебе сделал?” - спросил он с искренним упреком.
“Ты? Ничего! А что случилось?”
- “Как что! Ты же мне “лайк” не поставила!”
 
Вот после этого моя знакомая и решила покончить с “Фейсбуком” раз и навсегда. Она была потрясена тем, насколько люди сегодня зависят от простого щелчка по клавиатуре. Прошло уже два месяца после принятия решения, и она до сих пор держится. 
 
В нашей жизни уже все перепуталось, и иногда невозможно отличить настоящее пространство от виртуального, потому как если ты пару дней не появляешься в сети, люди начинают беспокоиться, а жив ли ты вообще. То есть “клиент скорее мертв, чем жив”, если он не написал какую-нибудь глупость и не прицепил к ней картинку. 
 
Еще не так давно большинству из нас казалось, что жизнь в Зазеркалье или “Старшем брате” (он же “Ах а-гадоль”) - это удел отдельно взятых экстремалов или безумцев. Ну, какой нормальный человек выставит свою жизнь на всеобщее обозрение?! Всё прозрачно, все всё видят... Сегодня в этом пейзаже живут все - мужчины, женщины, дети, светские и религиозные. У последних теперь по два мобильных телефона. Один - кошерный, на него не ставят Интернет, он только для звонков. Другой - с Интернетом и всем, что к этому прилагается. 
 
 
ПОЧЕМУ В “ФЕЙСБУКЕ НЕ РУГАЮТ “РУССКИХ”
 
У израильтян к социальным сетям особое отношение. Не зря же эта ловушка изобретена евреями. И Марк Цукерберг, создавший “Фейсбук”, и Джаред Моргенштейн, изобретатель кнопки “Like”, - наши соплеменники. Их детище пришлось нам по душе. На днях опубликованы результаты специального исследования, проведенного по заказу компании “Безек”. Оказывается, в Израиле рекордное число пользователей Интернета и, соответственно, социальных сетей: 6.3 миллиона человек. Подавляющее большинство населения. Неохваченными пока остаются только грудные младенцы, но и они, судя по всему, скоро приобщатся. 
 
А вот и самое смешное: 58% пользователей пожаловались на то, что в социальных сетях они испытывают нападки, более того, их при всех прилюдно ругают.
 
История с несчастным высокопоставленным клерком из МВД, который выдержал службу в боевых частях и опасные операции, но не смог справиться с лавиной оскорблений (700 комментов), которая обрушилась на него после того как он недостаточно приветливо обслужил темнокожую посетительницу и та заявила, что он расист. В результате клерк покончил жизнь самоубийством в ответ на обвинения из “Фейсбука”. 
 
Но, разумеется, не все так чувствительны. Очень многие люди туда за тем и ходят, чтобы не их ругали, а они. Душу отвести, сбросить напряжение... 
 
При этом есть особые темы, которые израильский народ особенно любит как раз за то, что они его раздражают. Среди них на первом месте тема так называемого естественного питания. Чтобы читатель не ошибся, поясню: естественное питание в современной трактовке - не только неестественно, оно является антитаковым, поскольку подразумевает потребление искусственных продуктов типа соевого молока и произведенных из него изделий, при этом животные продукты есть не разрешается. 
 
Однажды к моему сыну пришел гость, молодой парень, проникшийся идеологией “тивони” (от ивритского слова “тева” - природа). Не осознавая всей глубины своего идеологического преступления, я вынула из холодильника творожник. 
 
- Ну что ты мама, - сказал сын, - ему это нельзя. 
- Почему? – с недоумением спросила я. - Ведь корову при изготовлении сыра никто не убивал, она наверняка жива и мирно пасется себе на лужку.
- Нет, - грустно сказал сын, - по его идеологии, к молоку тоже лучше не прикасаться, потому как корову изнасиловали. 
 
Мне оставалось только возмутиться и заступиться за корову, предположив, что появлению молока не обязательно предшествовало насилие. 
 
Но дело не в этом. Оказывается, 25 процентов посетителей соцсетей специально посещают посты вегетарианцев, чтобы выразить им свое презрение. Свои комменты они назло веганам сопровождают красивыми фотографиями мясных продуктов и блюд из них, так что есть хочется постоянно и соблюдать вегетарианскую диету просто невозможно.
 
Но самое любопытное – ругательства. В социальных сетях они имеют ярко выраженный общественно-национальный характер. Больше всего на иврите ругают арабов - и это можно понять. Далее следуют левые - тоже объяснимо. За ними религиозные, потом выходцы из эфиопской общины. А вот “русские” занимают по ругани в их адрес последние места. Ругать нас стало неинтересно. К тому же, как сказано в одной поговорке, нас ругают, а мы крепчаем. 
 
 
И СТАР, И МЛАД 
 
Если кто думает, что все это - забавы зеленой молодежи, он глубоко заблуждается. Потому что в Израиле к соцсетям приобщаются все - и тот, кто еще не дорос до категории молодежи, и пенсионеры, которые пристрастились к социальным сетям не хуже пионеров и проводят у компьютера дни и ночи.
 
Вот одна недавняя история…
Валентина В., литературный редактор и корректор, вышла на пенсию. Всю жизнь она много работала, трудилась в издательствах и газетах, но с возрастом она оказалась дома без особой занятости. Муж вскоре умер, и она осталась совершенно одна.
 
Поразмыслив над тем, как жить дальше, она продала свою небольшую квартирку и перебралась из одного южного городка Израиля в другой, поближе к детям. Но дети были заняты, они крутились, зарабатывая деньги и продвигаясь по службе, и Валентина затосковала по прежнему дому, по привычной обстановке, знакомым, друзьям, магазинам и кафе. Знакомиться на новом месте с людьми ей казалось не совсем солидно. Все-таки возраст не тот. Завести кошечку или собаку она не решалась - за животными, понятно, требуется уход, а собаку еще и выгуливать надо.
 
В общем, опросив знакомых и поинтересовавшись, какое занятие для израильского русскоязычного пенсионера самое лучшее, Валентина завела себе страничку в “Фейсбуке”. 
 
Поначалу она несколько смущалась, все-таки занятие ей казалось слегка легкомысленным, но постепенно увлеклась и стала профессионально бороздить просторы соцпространства. На ее посты охотно откликался народ. Люди с удовольствием реагировали, поддерживали ее высказывания, вместе с ней обсуждали самые нашумевшие новости, карикатуры, фотографии, видео. Она выбирала едкие, точные высказывания и смешные видео. 
 
- У меня это теперь как работа, - рассказывала она мне. - Каждое утро по два часа занимаюсь “Фейсбуком”. Иначе не могу, чувствую, что мои читатели ждут. Вроде как обязана. “Фейсбук” дает странное чувство - как будто ты постоянно на трибуне и все к тебе прислушиваются. В жизни не была такой общественно значимой фигурой, а тут вдруг стала публичной женщиной – в приличном смысле слова, конечно, - и выставляю мысли на всеобщее обозрение.
 
Потом состояние ее здоровья стало ухудшаться. Она попала в больницу, а, вернувшись домой, первым делом включила компьютер: как там друзья, заждались, небось...
 
Последний свой пост она поставила на фоне разгулявшейся ножевой интифады. Написала: 
“Больше не могу сдерживать чувства”. 
 
О том, что ее не стало, подруга написала через три дня на ее же странице. И опять посыпались отклики и... “лайки”. То, чего она в последнее время так жаждала. Доказательство признания. 
 
Странно, но факт: люди продолжают писать на ее странице до сих пор. И это тоже вариант сохранения памяти. 
Да, даже памятники, и те воздвигают сегодня в социальных сетях. 
 
“Новости недели”