Не ошибается только бог

Уникальное - рядом
№2 (352)

Темной сентябрьской ночью в отделении организации «The Ambulance Medical Technicians Children of Hope Foundation» в Манхэттене раздался телефонный звонок. (Это добровольная медицинская организация, помогающая беременным женщинам, не имеющим средств, в основном это подростки, бездомные и т.п., и находящимся в критической ситуации.
-Скажите, это вы занимаетесь спасением...ну...помощью девушкам, у которых должны родиться нежеланные дети?.. Я...я не хочу этого ребенка! Как мне от него избавиться? О..о...помогите, помогите же! - Голос на минуту замолчал. Чувствовалось, что молодая женщина буквально задыхается от боли.
- Да, мы занимаемся помощью таким женщинам, как вы, ради Бога, не вешайте трубку, скажите только, где вы находитесь. Я обещаю вам полную анонимность, мы немедленно выезжаем с врачом. Вы хотите, чтобы вас отвезли в госпиталь?
- Нет, черт подери, нет! Приезжайте скорей. Только без копов, ладно? Я на скамейке в Центральном парке, прямо у южного входа. Наверно, тут и рожу, ох, опять эта страшная боль, опять!.. - В трубке послышались гудки, связь прервалась.
Для волонтера Тима Джаккарда, дежурившего в эту ночь, звонок из Центрального парка не был чем-то необычным. За годы работы в Отделении по спасению новорожденных Департамента полиции графства Нассо ему, медику по профессии, приходилось спасать новорожденных, извлеченных из мусорных ящиков, брошенных в общественных туалетах. И хорошо, если их еще можно было спасти ...
Когда машина «скорой помощи» с командой медиков прибыла к входу в Центральный парк, на скамейке у телефонной будки никого не было. Неясный свет уличного фонаря освещал груду газет и влажную кровавую дорожку, тянувшуюся в темные кусты. Откуда-то из-за деревьев слышались стоны... Медики бросились туда. На груде камней - и как она туда попала - лежала девочка лет 15-16. Они успели вовремя и занялись своим обычным делом - стали принимать роды. Прошло немного времени, и воздух огласился заливистым детским криком.
Молодая мать пробыла на своем каменном ложе еще несколько минут, затем достала из стоящей рядом мусорной урны пару брюк, торопливо натянула на себя и, не посмотрев на ребенка, ушла из парка. - Мне не нужен этот ребенок! И помните, вы обещали, что полиция обо мне ничего не узнает!
Джим и Каролайн Макдонуг очень любили детей. Так уж получилось, что собственных детей завести не удалось. Вот и пришлось им усыновить двух мальчиков, Райана и Джастина. Райану сейчас девять, Джастин на год моложе. С усыновлением Райана особенных проблем не было, а Джастина было трудно сразу усыновить, процедура эта очень дорогая, и им она просто не по карману. Они стали как их называют «фостер» - приемными родителями. В Америке такие люди добровольно берут себе на воспитание чужого ребенка (одного или нескольких) на определенный срок. Если родители ребенка отказываются от него или суд лишил их права воспитывать ребенка (не будем перечислять вытекающих из этой ситуации обстоятельств, их немало), фостер-родители могут начать процедуру усыновления. Именно таким путем Джиму и Каролайн удалось впоследствии усыновить Джастина, который к ним попал в пятилетнем возрасте из семьи, где оба родителя были наркоманами и алкоголиками.
Джиму и Каролайн повезло с детьми. Мальчики хорошо учатся и очень помогают по дому. А иначе как бы Джим с ними управлялся - он вот уже 25 лет как прикован к инвалидному креслу (результат несчастного случая). Правда, он человек очень мобильный - водит машину, специально приспособленную для инвалидов, ездит в своем кресле по дому, успевает переделать массу заданий, которые ему поручает Каролайн, уходя на работу. Много лет Джим проработал социальным работником, но пару лет назад ушел на пенсию по инвалидности - ухудшилось здоровье.
Казалось бы, что еще человеку нужно? Любящая жена, хорошие мальчишки, живут они скромно, но жаловаться не привыкли. Да и на что? У них свой небольшой дом, отличные соседи, дети учатся в хорошей школе - каждое утро Джим отвозит их туда на своем «вэне», а в полдень забирает домой. Каролайн - секретарь в адвокатской фирме. Ее там очень ценят. А Джиму и его жене этого было мало, им очень нужно было, чтобы в их семье появился еще один ребенок. И чтобы этот ребенок носил не брючки, а платьица, и чтобы играл он не в войну, а в куклы. Они искренне считали, что их семейная жизнь будет полноценной, только если у мальчиков появится сестричка. И они решили действовать проверенным путем - сообщили в соответствующие организации, что очень хотят стать фостер-родителями маленькой девочки и что они очень просят, если станет известно о том, что где-то есть девочка, которой нужны любящие родители и преданные братья, немедленно им об этом сообщить.
Когда утром 9 сентября 2001 года в госпиталь Св. Луки в Нью-Йорке полицейские привезли новорожденную девочку - хорошенькую, полненькую, с густой копной темных волос, врачи сказали, что им редко приходилось видеть такого здорового, крепкого ребенка. Ребенок, рожденный бездомной матерью от неизвестного отца, не имел в своем организме следов алкоголя, наркотиков, он не нес в себе СПИДа.
Как только сообщение о новорожденной девочке появилось в газетах, со всех концов Америки и Европы в госпиталь стали поступать сотни запросов от людей, желавших удочерить малышку. Однако все обстояло не так просто, как казалось с первого взгляда. По американским законам, ребенок сначала должен находиться под опекой приемных родителей, а через положенный промежуток времени, если родная мать не появляется и не заявляет права на ребенка, можно начинать официальную процедуру усыновления.
Джим и Карол по всем статьям подходили в качестве приемных родителей, и именно им первым позвонила сотрудница агентства по оформлению опекунства.
Для Джима это был очень нелегкий день. Он, помнится, привез мальчишек из школы и только успел въехать на своем кресле в дом, как зазвонил телефон.
-Мистер Макдонуг, - услышал он радостный женский голос, - у меня для вас прекрасная новость. Вы, конечно, читали в газетах или слышали по радио о девочке, найденной в Центральном парке?
-Да я, собственно... - начал Джим (не мог он сказать незнакомой женщине, что последние несколько дней был очень занят и не смотрел газеты).. Так что с этой девочкой?
-А то, что эта девочка - ваша! Мы решили, что ваша семья наиболее подходит для малышки во всех отношениях. Вы ведь просили немедленно сообщить, если у нас появится ребенок-девочка, которую вы хотите взять на воспитание.
-Да, да, мы очень хотим взять девочку, просто жены сейчас нет, она на работе, но как только она придет, тут же вам позвонит. Вы можете подождать пару часов?
-Позвоните, но я не уверена, что мы будем ждать. У нас масса желающих взять ребенка, поэтому я должна знать ваш ответ немедленно и вообще, насколько я понимаю, вы не сегодня решили взять на воспитание ребенка?
-Ну, конечно, нет. Моя жена обожает детей. И ей безумно хочется иметь девочку.
-Так в чем же дело?
-Знаете что... - Джим помолчал немного, собираясь с мыслями. Не привык он один решать такие важные вопросы, но что ему остается делать? Если он будет тянуть с ответом, ребенка заберут в другую семью. И Каролайн не простит ему этого, он ее очень хорошо знает. Он вздохнул так глубоко, как если бы ему предстояло съезжать на лыжах с высокой горы, потом утвердительно кивнул головой и сказал: —- Мы согласны взять ребенка!!
Когда к концу дня Каролайн вернулась с работы, вся троица - Джим, Райан и Джастин - сидели на крыльце и терпеливо ждали ее прихода. По их лицам она поняла, что в доме что-то произошло.
Она не успела еще выйти из машины, как мальчики наперегонки бросились к ней:
- Мама, мамочка, у нас будет сестричка, мы взяли девочку!!!
Джим не мог подбежать к жене, он сидел в своем кресле и улыбался счастливой, чуть виноватой улыбкой.
- Прости, ради Бога, я даже позвонить тебе не успел, все случилось так неожиданно, пойдем в дом я тебе подробно обо всем расскажу.
На следующий день она не пошла на работу, надо было успеть все приготовить к приезду малышки. Как они успеют все сделать, как ухаживать за ней, шестидневной, чем кормить, во что одевать?
- Да не волнуйся, родная, - успокаивал ее Джим. Люди из агентства, которые доставят ее нам, имеют большой опыт, они специалисты в своем деле. Они тебе все расскажут, я запишу все их советы. Люди из агентства, на которых так надеялся Джим, пробыли в доме очень мало времени - ровно столько, сколько понадобилось для того, чтобы Джим и Карол подписали все необходимые бумаги. Как невесело шутил потом Джим, даже те, которые доставляют в их дом экспресс-почту, проводят с ними куда больше времени...
-Подождите, ради Бога, не уходите, - пыталась их остановить Карол, - скажите, чем кормить девочку, как часто купать.
-Давайте ей смесь для грудничков каждые два часа, - бросила ей уходя сотрудница, которая привезла ребенка. - Это же очень просто, пойдете к врачу, там вам все расскажут.

У Карол и Джими никогда не было своих детей, им никогда не приходилось иметь дело с новорожденными, они были и растеряны, и счастливы одновременно. Девочка оказалась удивительно спокойной, покладистой, она хорошо ела, спокойно спала по ночам. С первого же момента, как они ее увидели, их сердца прикипели к этой очаровательной малышке.
- Джим, нам ее Бог послал, - убежденно говорила Карол, и Джим с ней не спорил, он тоже так считал.
Первое время у них в доме дверь не закрывалась - родственники, соседи, даже малознакомые люди - все хотели посмотреть на малышку, о которой писали все газеты Америки.
Это же надо, бросить новорожденного ребенка на произвол судьбы! А что, если бы полиция не приехала вовремя? Карол, это просто героизм - взять в семью ребенка, когда вы не так уж роскошно живете. Джим не работает, весь дом на вас. Как же вам нелегко!
- Да что вы такое говорите, - возмущалась Карол. - Ради Бога, не делайте из меня героиню. Я самая обыкновенная женщина. Мы взяли малышку, потому что обожаем детей, а когда в семье их трое - два мальчика и девочка, это то, что надо!
Девочка росла, крепла, и уже никто - ни родители, ни мальчики - не представляли, как они могли жить без нее раньше...... Дом у семьи небольшой, самый дешевый на их улице. Когда в семье появилась Молли (так назвали малышку), Джастин перебрался в комнату к Райану, тесновато, но никто не жалуется, зато у их сестрички чудесная спальня, полная игрушек, которые ей дарят все, кто приходит в дом. Карол пришлось оставить работу. Пока малышка не пойдет в школу, она будет с ней. Да, материально им совсем непросто. Джим получает пенсию по инвалидности, на детей им платят пособие. Но ведь они живут и не умирают с голода, а экономить - ей не привыкать.
Как-то вечером, во время игры с девочкой в прятки, Карол смотрела на раскрасневшееся личико девочки, слышала веселый голос Джима и вдруг впервые подумала: - Да ведь я ее мать, настоящая мать! Странно, почему-то прежде она так никогда о себе не думала. Занятая своими мыслями, она не услышала, как рядом с ней сел Джастин, обнял ее за плечо и тихонько спросил: - Мамочка, мы ведь никому не отдадим Молли, правда? Она у нас насовсем?
-Ну, конечно, сынок, конечно, насовсем, - ответила она и провела рукой по его темным вьющимся волосам. Она знала, почему он так спросил. Им очень нелегко досталось его усыновление. Мальчик так боялся, что им не разрешат его у себя оставить. К счастью, все обошлось благополучно.
- Она сказала ему «насовсем», но все же какой-то червь сомнения грыз ее сердце. А вдруг... «Вдруг» не произошло. В августе 2002 года им сообщили, что в связи с тем, что мать ребенка в течение шести месяцев не заявила о своих на него правах, права эти у нее отбирают. Это еще на один шаг приблизило Карол и Джима к тому, чтобы официально удочерить малышку. И совсем недолго осталось ждать (скорей бы только это время пришло!), когда Молли получит новое свидетельство о рождении, где у нее будет новая фамилия - Макдонуг, она станет их официально удочеренным ребенком.
Она положит это свидетельство в шкатулку, где лежат другие семейные реликвии, - прялка волос, память о том времени, когда ее в первый раз постригли, и крошечные бусы. Их одевали Молли на шейку во время крещения.
Но есть одна вещь, которая очень тревожит их обоих. И если шкатулку они охотно раскроют и покажут Молли все, что в ней есть, то как быть с папкой, где хранятся вырезки из газет с сообщениями о маленькой новорожденной девочке, брошенной матерью на произвол судьбы у южного входа в Центральный парк? Как они расскажут ей об этом? Это правда, их приемные сыновья имеют далеко не лучших матерей, но эти далеко не лучшие матери разрешили Джиму и Карол усыновить их детей, они хотели, чтобы у мальчиков была хорошая жизнь, и именно это Джим и Карол говорят своим мальчикам.
А что они скажут Молли, когда она подрастет и спросит о своей матери? Пожалуй, только одно - не надо судить слишком строго ту, которая тебя родила. Она всего лишь человек. Не ошибается только Бог. И Он дал нам тебя!