"Одиночки" уходят в прошлое

Америка
№6 (1033)
На прошлой неделе президент Барак Обама запретил содержать несовершеннолетних преступников в одиночных камерах (solitary confinement). По мнению правозащитников, этот революционный закон может стать началом кардинального реформирования пенитенциарной системы Соединённых Штатов. 
 
Законодательно одиночное заключение начало применяться в Америке 200 лет назад – в 1816 году. Тогда психологи под давлением судей и прокуроров вывели интересную теорию о том, что полная изоляция человека от общества «укрепляет его связи с богом» и «ускоряет процесс раскаяния и исправления». 
 
«Идеальная» одиночная камера два столетия назад представляла собой крохотное помещение без окон (примерно два на два метра) с полной звукоизоляцией (обычно камеры находились в подвальных помещениях), бетонным полом и ведром для естественных нужд, которое менялось два раза в неделю. Еда доставлялась заключённым через узкое отверстие в нижней части двери. С тех пор практически ничего не изменилось за исключением чуть более комфортной обстановки в камере. В ней появилась койка, унитаз, раковина, сидение и столик. Окон в большинстве камер по прежнему нет (их заменяет мощная лампа), а толстая металлическая дверь отделяет заключённого от всего остального мира. 
 
Сегодня в одиночках содержатся около 90 тысяч человек (данные правозащитного ресурса Solitary Watch). Большая часть из них проводит в камерах 24 часа в сутки. Самым дисциплинированным и минимально опасным преступникам позволяется гулять в небольшом дворике от 30 до 45 минут. 
 
 
Срок пребывания в «одиночке» варьируется от нескольких суток в неделю до нескольких лет. Например, в Нью-Мексико, Аризоне, Вирджиниии и Техасе 3 – 4 года в оторванной от мира камере считаются «нормой». Для тюремных администраций этот способ наказания является самым удобным. За заключённым не требуется уход и надзор. Он лишён права жаловаться в правозащитные организации. Вероятность побега и контакта с другими заключёнными сведена к нулю. 
 
Современные психологи считают пребывание в одиночной камере одной из самых изуверских пыток в истории человечества. Внешне она выглядит очень эстетично, однако на деле мало чем отличается от пыток времён Испанской инквизиции. Вся разница в том, что в средневековье жертвы тюремщиков испытывали физическую боль, а современной Америке – психологическую. 
 
«На мой взгляд, гильотина или повешение гораздо гуманнее, чем изоляция, - говорит правозащитник Ноа Ховарсон, ярый критик практики Solitary Confinement. – В закрытых камерах люди обречены на верную смерть. Даже если после долгих лет они выходят из изоляции живыми, их взгляды на мир кардинально меняются. «Одиночка» убивает в человеке всё самое человеческое». 
 
Как показали исследования, изоляция приводит к четырём негативным последствиям. Во-первых, человек начинает страдать паранойей и клаустрофобией, у него появляется чувство тревоги из-за неменяющейся годами остановки. Со временем многие заключённые начинают слышать голоса и видеть галлюцинации. Они становятся свидетелями страшных сцен, порождённых их напряжённым и сломленным сознанием.
 
Во-вторых, почти 80% находящихся в одиночках пытаются покончить жизнь самоубийством. Самые распространённые способы – повешение на верёвке из одежды, перекусывание вен зубами, попытка добраться до электрического кабеля посредством разлома стены или откручивания болтов на лампе. В калифорнийских тюрьмах обезумевшие зэки часто убивают себя сознательными ударами головой о стену. Это часто приводит к кровотечению в мозге и мучительной смерти. 
 
В-третьих, часть «одиночек» круглосуточно просматривается охранниками через камеры наблюдения. Зэки не имеют никакой личной свободы. Фактически, данная обстановка противоречит международному законодательству о содержании заключённых и уставу ООН. 
 
В-четвёртых, изоляция не приводит к реабилитации. Нет ни одного исследования, которое бы показало логическую связь между нахождением в «одиночке» и полным исправлением. Здесь проблема ещё и в том, что изолированные зэки лишены возможности читать книги, сидеть в интернете или получать образование. Нет ни одного внешнего информационного источника, который может наставить их на путь истинный.    
 
Инициатива Обамы запретить одиночное заключение для несовершеннолетних, а потом и для всех остальных зэков – правильная. Однако никто не может точно сказать, как в реальности она будет реализована. Пенитенциарная система не подготовлена к таким революционным переменам. 
 
«Иногда «одиночки» спасают людям жизнь, - рассказывает 43-летний Гарри Доббс, отсидевший 14 лет в тюрьме Колорадо. – Когда в наше исправительное учреждение завозили стукачей, педофилов или представителей нетрадиционных меньшинств, начальство сразу же разбрасывало их по одиночным камерам. Эти зэки не нарушали режим. Их вина была в том, что они не такие как все».
 
Здесь стоит напомнить читателям, что в середине 90-х годов несколько калифорнийских тюрем предпринимали попытки сократить численность одиночных камер. Это обернулось рядом зверских убийств и издевательств над самыми презираемыми категориями заключённых. Кроме того, криминальные авторитеты, выпущенные из «одиночек», легко поднимали тюремные бунты, приводившие к смене руководства исправительных учреждений.
 
Если Бараку Обаме всё-таки удастся избавить Соединённые Штаты от тюремных камер разновидности Solitary Confinement, то реализация других направлений тюремной реформы может ускориться. В настоящее время правозащитники требуют от Конгресса обратить внимание на следующие проблемы: 
 
Чересчур медленное проведение DNA-экспертиз. 
 
В тюрьмах США отбывают длительные сроки свыше 140 тысяч человек, чьи уголовные дела вызывают очень большое сомнение. Эти люди не признали себя виновными в убийствах и изнасилованиях. 
Они требуют перепроверить обвинительную базу и провести DNA-анализ. Однако работники судебной и пенитенциарной системы торопиться не спешат. Любой ложно осужденный зэк для них – удар по репутации. 
Правозащитники считают, что при желании 140 тысяч сомнительных уголовных дел можно проверить за 24 – 36 месяцев. Главное – привлечь к этому процессу максимальное внимание общественности. 
 
Амнистия для осужденных за нетяжкие преступления. 
 
20% из 2.3 миллионов американцев, находящихся в федеральных и штатных тюрьмах, не представляют опасности для общества. Так, по крайней мере, считают тюремные психологи. Если этих людей выпустить из мест лишения свободы досрочно, то экономия составит около $7 миллиардов (общие ежегодные расходы на пенитенциарную систему – от $38 до $43 миллиардов). Кроме того, амнистия поможет разгрузить тюрьмы, что также является большой проблемой. 
 
Обеспечение доступа заключённых к работе. 
 
Речь идёт не только о расширении стандартных рабочих мест в исправительном учреждении (уборка, стирка, приготовление пищи и т. п.), но и о компьютеризации тюрем. Правозащитники считают, что с помощью интернет-работ осужденные смогут не только скрасить серые будни, но и накопить деньги перед выходом на свободу. Как показал опыт скандинавских стран (в частности, Норвегии), электронизация тюремной жизни с помощью разнообразных девайсов играет исключительно положительную роль в переисправлении зэков. 
 
Упрощённая связь с правозащитниками.
 
Несмотря на статус «самой свободной страны мира», Америка очень сильно ущемляет зэков в правах. Согласно данным организации Human Rights, только небольшой процент осужденных имеет право в кратчайшие сроки связаться с адвокатом или правозащитником, сообщить о творящемся в тюрьме «беспределе». Сторонники реформы хотят сделать систему жалоб максимально прозрачной и чаще обращать внимание общественности на произвол работников пенитенциарной системы. 
 
Напоследок стоит напомнить читателям, что Соединённые Штаты являются мировым лидером по количеству заключённых. Сегодня население тюрем превышает население штата Нью-Мексико. Многие исследователи считают, что именно массовой изоляцией криминальных элементов от общества объясняется высокий уровень национальной безопасности. 

Комментарии (Всего: 2)

Практически все кто сидят за ненасильственные преступления (хранение наркотиков) получили срок в результате так называемого "plea deal", то есть договора с прокуратурой. Другими словами прокуратура согласилась снять более серьезные обвинения (грабежи, изнасилования) а подзащитный признал себя виновным в менее серьезном преступлении.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
///«На мой взгляд, гильотина или повешение гораздо гуманнее, чем изоляция, - говорит правозащитник Ноа Ховарсон, ярый критик практики Solitary Confinement.///
От интересно, еслиб этому Ною(это русскоязычная газета)
предложили гильотину с повешеньем, против одиночки, чтоб он выбрал? Несомненно смэрть. А если серъёзно, то что тут такого неожиданного? Одиночка плоха только для кучи местноурождённых, что 15 мин не могут вытерпеть молча. Обязательно надо полить окружаюших своим бессистемным(и бессмысленым) словесным поносом. Американцам бы поучиться у скандинавов(например), насчёт ненужности пустопорожней болтовни. ///Зэки не имеют никакой личной свободы./// Ау... Где зэк, и где личная свобода? Вы о чём, мистер?
///В-четвёртых, изоляция не приводит к реабилитации.///Конгениально. Да зона нигде и никогда не приводила к исправлению. Эт только называется "коррэкшэн". По факту - нет никакого исправления. Часть зэков просто боится возвращаться на зону и старается(подчеркну, старается) не возвращаться. А большинству сидельцев, на это - плевать. И неважно где они были в одиночке или в общей.
///Они требуют перепроверить обвинительную базу и провести DNA-анализ. Однако работники судебной и пенитенциарной системы торопиться не спешат. Любой ложно осужденный зэк для них – удар по репутации.///
Это так. Давно пора в ряде случаев по закону прописать DNA-анализ. В обязательном порядке, а не по желанию. И в краткие сроки.
///Несмотря на статус «самой свободной страны мира», Америка очень сильно ущемляет зэков в правах.///Это полицейское государство, если кто не в курсе.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *