Рикерс-Айленд: без будущего

Будни Большого Яблока
№11 (1038)
Администрация нью-йоркского мэра Билла ДеБлазио всерьёз задумалась о закрытии легендарной тюрьмы Рикерс-Айленд, которая в следующем году отметит 85-летний юбилей. 
 
Тюрьма не только обходится налогоплательщикам почти в миллиард долларов ежегодно (фактически, самое дорогое пенитенциарное учреждение мира), но и очень сильно бьет  по репутации демократического Нью-Йорка. Правозащитники ежегодно включают Рикерс-Айленд в список худших исправительных учреждений мира, где она соседствует с африканскими и латиноамериканскими тюрьмами.
 
 
Народная кампания за ликвидацию Рикерс-Айленда началась в январе. Тогда всплыли пять шокирующих фактов. Первый – содержание одного заключённого обходится уже в $112 тысяч ежегодно. Как показывает практика европейских и скандинавских стран, с такими большими деньгами можно превратить любую тюрьму в образцово-показательный санаторий и сократить количество инцидентов до нуля. 
 
Второй факт – в Рикерс-Айленд процветает коррупция, и тюрьмой фактически управляют наркокартели и бандитские группировки. Заключённые с деньгами проводят время в героиновом дурмане и не подчиняются официальным правилам.
 
При этом минимальная зарплата тюремного охранника после пяти с половиной лет работы составляет $94.321 (со всеми бенефитами). 
 
Третий факт – деньги на содержание тюрьмы расходуются крайне неэффективно. Непосредственно на самих заключённых тратится около 1% миллиардного бюджета. Плохое питание, дешёвая синтетическая униформа, вши и блохи, холод зимой и духота летом, беспредел со стороны администрации и бандитов – всё это гарантировано практически каждому «клиенту» учреждения. 
 
На прошлой неделе ревизор Скотт Стрингер обнародовал ещё один шокирующий факт: количество жалоб от сидельцев Рикерс-Айленда на сотрудников Пенитенциарного департамента (DOC) в прошлом году составило 2.846  – это на 73% больше, чем в 2013 году. 
 
Ревизорская проверка выявила шокирующий факт: официальное количество случаев насилия резко снизилось, однако количество несчастных случаев увеличилось. Иными словами, если раньше зэки попадали в лазарет после «обработки спецсредствами» (избиение, удушение, подвешивание и прочие изуверские пытки), то теперь они «оступились», «поскользнулись», «упали» и т. п. Администрация тюрьмы тщательно скрывает факты насилия и объясняет раны, синяки и переломанные конечности неосторожностью самих заключённых. Мол, человек сам упал с крутой лестницы, сломал позвоночник, а потом обвинил в этом руководство тюрьмы. 
 
Стрингер посоветовал мэру ДеБлазио и спикеру Горсовета Марк-Виверито побыстрее закрыть тюрьму, пока она не привела к ещё большему скандалу. Ревизор постеснялся сказать, что за два года накопилось столько шокирующих новостей из Рикерс-Айленд, что их бы вполне хватило для отставки всего нью-йоркского руководства.   
 
Нью-йоркский мэр вряд ли закроет Рикерс-Айленд, поскольку он ничего не смыслит в пенитенциарной системе. Два года работы ДеБлазио показали, что мэр никогда не берётся за дела, которые ему неинтересны. Принцип «я в этом ничего не понимаю, поэтому пусть всё останется как есть» используется повсеместно. Тем не менее, правозащитники и бывшие заключённые предлагают здравые и логичные способы разгрузки Рикерс-Айленд, где ежедневно находится 10 тысяч заключённых. 
 
Одни считают, что зэков необходимо разбросать по другим штатным тюрьмам. На северо-западе Нью-Йорка исправительные учреждения пустуют и власти небольших городков будут только рады принять преступников  (чем больше осужденных - тем выше финансирование). К тому же надсмотрщики в глубинке страны получают значительно меньше «элитных» нью-йоркских охранников. Перевод всех заключённых из Рикерс-Айленд обойдётся Большому Яблоку в треть годового бюджета тюрьмы.  
 
Другие выступают за разовую амнистию в пяти нью-йоркских боро. 10 тысяч городских заключённых, осужденных за ненасильственные преступления, выходят на свободу, а  освободившиеся камеры занимают зэки Рикерс-Айленда (часть из них также отбывает наказание за мелкие кражи).  
 
Третьи призывают переводить заключённых под домашний арест. Браслет для слежки обходится значительно дешевле, чем тюремная камера. Более того, иногда суд обязывает осужденных самих оплачивать системы электронного мониторинга. 
 
Что касается тюремного персонала (9 тысяч человек), то их будет вполне логично перевести на любую другую городскую работу. Надсмотрщики проходят подготовительные курсы, схожие с тренингами пожарных, полицейских, санитаров, дорожных служб и т. п. Текучка кадров на нью-йоркской госслужбе колоссальная и место найдётся каждому опытному специалисту с железными нервами и дисциплиной. 
 
Если бы Нью-Йорком управляли по-настоящему компетентные и дальновидные люди, то на Рикерс-Айленде можно было бы и подзаработать. Ряд бывших заключённых предлагают сделать из учреждения музей и рассказывать туристам о пребывании в здешних стенах различных «знаменитостей». В частности, рэп-исполнителя Тупака Шакура, терроризировавшего Нью-Йорк Дэвида Берковица по кличке Сын Сэма, а также Дэвида Чапмана – убийцы музыканта Джона Леннона.  
 
«Рикерс-Айленд – уникальное место, которое порадует всех любителей криминальных историй, - уверен бывший грабитель банков Пит Смит, отсидевший в молодости 5 лет в Рикерс-Айленд. – Мне довелось побывать во многих исправительных учреждениях Америки. С точки зрения инженерии, архитектуры, системы охраны нью-йоркская тюрьма уникальна. Из неё получится самый интересный музей преступлений в мире».
 
Смит признаётся, что посещал в качестве туриста Алькатрас (одна из самых известных тюрем в мире, ныне – очень прибыльный калифорнийский музей) и остался разочарованным. Рикерс-Айленд, по его мнению, произведёт гораздо большее впечатление. 
 
«Сделайте из Рикерс-Айленд музей, установите цену за билет $25 и предложите смельчакам заночевать в камере за отдельную плату, и уже на следующий день она будет приносить больше денег, чем экскурсии к Статуе Свободы», - уверен Смит. 
 
Крупные бизнесмены всё-таки мечтают снести тюрьму и построить на острове Рикерс-Айленд (по территории он в два раза меньше Центрального парка) что-нибудь прибыльное и популярное. Например, парк развлечений, роскошный курорт или просто огромную поляну для отдыха (как на Губернаторском острове). 
 
Такой подход логичен и оправдан. Рикерс-Айленд должен превратиться из сверхдорогой и очень плохой тюрьмы в что-то общественно-значимое. 
 
К сожалению, если у ДеБлазио всё-таки дойдут руки до закрытия тюрьмы, то он сразу же начнёт строить там «доступное жильё». Вкладывать миллиарды долларов в постройку квартир, а потом заселять их за счёт налогоплательщиков наркоманами, алкоголиками и тунеядцами – любимое занятие нью-йоркского мэра. Ни на что другое он не способен. 
 
Напоследок стоит напомнить читателям, что до колонизации Америки Рикерс-Айленд был одной большой индейской фермой. Почва на острове отличалась повышенной плодородностью, поэтому индейцы приезжали сюда за фруктами, овощами, злаками, птицей и зверями. Место считалось священным. 
 
Хочется верить, что когда-нибудь в будущем Рикерс-Айленд снова начнёт приносить людям пользу.    

Комментарии (Всего: 1)

Работать зеков заставить, пусть окупают затраты на себя. Чем заказывать сувениры в Китае, можно те же сувениры делать в тюрьме и с этикеткой made in New York's famous prison, они будут разлетаться.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *