Ария Мефистофеля

Шахматно-шашечный клуб
№1 (297)

Снег падал огромными хлопьями, мягко покрывая землю причудливым ковром. В этой стране никогда не было снега и только совсем старые люди могли припомнить что-то похожее на снег. В новогоднюю ночь Создатель решил подарить людям эту последнюю радость.
В шахматное кафе, что недалеко от голосистого центра, обычно заходили одни и те же люди, для которых в их неприкаянной жизни кафе было и работой, и домом, и ареной сражений. Иногда заглядывали любители музыки.[!] Дело в том, что хозяин кафе, кроме того, что неплохо играл в шахматы, когда-то был профессиональным певцом. Говорили, что сам Шаляпин не смог бы брать те ноты, которые своим басом-профундо брал "Мефистофель" /хозяина прозвали так за исполнение знаменитых куплетов/. Уже несколько лет, как уехал он из России, но поговаривали, что там у него осталось какое-то темное прошлое.

Двух приезжих россиян в кафе привлекла перспектива не только встретить Новый год за шахматами, хотелось пообщаться с интересными людьми. Когда они вошли, мощный, удивительной красоты голос выводил:
"На земле-е-е весь род людской". Это было так завораживающе, казалось, что где-то совсем рядом находится сам Мефистофель.
"Мефистофелем" оказался Александр Бурмистров, оплывший, высокого роста, лысоватый человек лет 45-50. Увидев новых посетителей, хозяин подошел к ним. Разговор завязался быстро, непринужденно. Ах, эти шахматные разговоры…"А как NN? Как сыграл К. в Лозанне? А вот я мог выиграть у самого А."
До Нового Года оставалось совсем немного, а собеседники не могли никак наговориться. Проводив по русскому обычаю старый год, они оживились. Александр вспомнил о шахматистке, с которой много лет назад познакомился в Сибири.
- Я слышал, будто она умерла, и не так давно, – сказал один из друзей.
- Как умерла?? - Лицо Александра слегка замерло.
– Да, – подтвердил другой. - Говорили, что какой-то подонок взял взаймы крупную сумму денег, оставшуюся у нее от продажи квартиры, и исчез. Она надеялась, что он появится, долго держалась, ну, а потом не выдержала, заболела и ...
Лицо Александра побелело, неведомая сила навалилась на сердце, неожиданно он стал оседать. Перед глазами проплыли картины из прошлого.

... 20 лет назад он впервые увидел Ее в шахматном клубе далекого сибирского города. После партии пошел провожать. Она снимала комнату в глухой деревне. Когда возвращалась, не раз бывало, что автобусов от Академгородка уже не было, и ей приходилось идти пешком, несмотря даже на сильные морозы. Путь лежал по темному лесу, по деревне, где обитали немногие жители. Последним препятствием к заветной калитке была огромная поляна, окруженная мощными кедрами, на которых чудились ей сказочные звери, волшебные феи…«Там на неведанных дорожках следы невиданных зверей…» Ощущение это усиливалось звенящей тишиной и неправдоподобно белым снегом. Такого снега она никогда больше не видела. Конечно, было страшно, особенно когда к ней подбегали то ли собаки, то ли волки. Говорили, они водились там. Тогда она громко пела "Интернационал" и ей становилось почти что весело. А когда в ее жизни появился Принц, ей совсем не страшно стало ходить. Нет, он ее не провожал. У них скорее был роман в письмах. Сразу после знакомства он уехал на гастроли. Она посылала письма в те города, где он должен был быть. Когда она пересекала волшебную поляну, не раз вспоминала гениального поэта: "Он писал ей стихи на снегу.... К сожалению, тают снега...."
Но, и поэты ошибаются - не всегда тают снега … Она оставила на снегу:
Я знаю, вспомню зимний бор, /Таинство сказочных деревьев. /Луна, как головной убор/ Их украшала над деревней. /В глухом заброшенном селе,
/Где дачники лишь обитали,/ Явился Принц однажды мне /С своей далекой орбитали/.
Потом он уехал поступать в консерваторию. Поступил, хотя был небывалый конкурс. Пути их разошлись.... Он успел не раз жениться, о ее судьбе почти ничего не знал. Спустя много лет, случайно они встретились в Москве на шахматных соревнованиях.

....Сердце Александра остановилось. Все вскочили, бросились к нему, кто-то
стал делать искусственное дыхание. "Скорая" приехала едва пробило полночь.
- Доктор, он будет жить, - встревоженные лица окружили врача.
- Теперь все решает Бог, - ответил он.

А снег все валил и валил, покрывая саваном дома, людей, города, всю Землю.
Когда умирают идеалы, умирает Жизнь.... Весы Фемиды остановились на секунду. На одной чаше – закон смерти (грехи наши), на другой – беззаконие жизни....

Наступил 21-ый век.


Комментарии (Всего: 1)

А это все было на самом деле?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *