Расстались мужчина и женщина...

Мнения и сомнения / Приказано выжить
№18 (1045)

В течение последних двух недель двое израильтян покончили с собой, оставив в социальной сети “Фейсбук” посты, в которых и тот, и другой объяснили свой поступок конфликтом с бывшей женой, в результате чего их жизнь превратилась в ад. Эти посты всколыхнули Интернет, вызвав волну обсуждения старой проблемы с правами мужчин и той ситуации, в которых они оказываются после развода.

Организации, отстаивающие права мужчин, заявили, что эти двое - одни из многих жертв войн, которые начинаются между бывшими супругами после развода. Как выяснилось, в результате на этой почве ежегодно сводят счеты с жизнью 150-200 мужчин. Феминистские организации поспешили опровергнуть это заявление, приведя официальные данные ЦСБ страны. Так, в 2013 году, согласно этим данным, покончили жизнь самоубийством 124 холостяка, 102 женатых мужчины, 12 вдовцов и 53 мужчин, находящихся в разводе. Как видим, вышеприведенная цифра сильно преувеличена.

- Я не хочу спорить по поводу цифр, - заявил в беседе с автором этих строк один из лидеров борьбы израильских мужчин за свои права Амир Шиферман. - Допустим, речь идет “всего” о 50 мужчинах. Это что, мало?! Я думаю, даже одно такое самоубийство должно привлечь к себе внимание общества и заставить его задуматься над тем, почему такое происходит.
 
Ежегодно в Израиле разводятся свыше 11 тысяч пар - я за эту цифру отвечаю, можете проверить. В результате не все, конечно, но не менее полутора тысяч мужчин оказываются в совершенно отчаянной ситуации из-за назначенных им непомерных алиментов, отказа судов предоставить им право воспитывать детей наравне с матерью и т.д. Два самоубийства, которые были совершены с начала апреля, как раз из разряда таких случаев.
 
Как часто бывает, стоит столкнуться с какой-то проблемой, и оказывается, что вокруг тебя немало людей, которых она касается напрямую. Мои близкие друзья, к примеру, тут же вспомнили, что у них есть двое знакомых, находящихся в разводе с женами и переживающих не лучшие времена.
 
Один из них - Алекс К., разведшийся с женой около двух лет назад.
 
- Я работаю охранником, - рассказывает он, - зарабатываю порядка 5500 шекелей в месяц. При этом раввинатский суд постановил, что я должен выплачивать алименты на троих наших детей в размере 3 тысяч шекелей в месяц.
 
- Но, Алекс, тысяча шекелей в месяц на ребенка - это в наши дни совсем немного, - не удержался я от замечания.
 
- Может быть. Но подумай сам: мне остается всего 2500 шекелей в месяц. Можно ли на эти деньги в наши дни снять квартиру, да еще как-то существовать? В результате я живу у родителей, иногда напрашиваюсь переночевать к друзьям, иногда ночую в машине, содержание которой, кстати, тоже стоит денег.
 
Несколько раз я подумывал о самоубийстве. Между тем, будь раввинатский суд чуть посправедливее, он учел бы, что моя жена зарабатывает 8 тысяч шекелей в месяц, то есть заметно больше меня, и учел этот момент при назначении мне алиментов. Ты скажешь, что 8 тысяч тоже не очень большие деньги? Согласен. Но вот такие мы - в список миллионеров не входим, а ножки, я думаю, надо протягивать по одежке.
 
Потом меня познакомили с Михаилом В. У Миши тоже трое детей, но суть его претензий несколько иная.
 
- Мы с женой познакомились, когда вместе работали в одной хайтековской компании, - рассказывает он. - Потом я ушел в Институт Вайцмана, а она продолжает работать в частной компании. Зарабатываю я 17 тысяч шекелей брутто. Нетто, как ты понимаешь, выходит меньше. Моя бывшая получает такие же деньги и при этом еще 5 тысяч шекелей алиментов.
На самом деле это еще неизвестно, кто кому должен платить алименты. Так получилось, что у меня сейчас свободного времени больше, чем у жены, и как минимум три дня в неделю дети проводят у меня. Я встречаю их из школы и детского сада, затем они у меня ночуют. Их мамаша может позволить себе до восьми вечера задержаться на работе, а что она делает затем, это уж не мое дело. Но, само собой, я покупаю им все, что нужно, в том числе и кое-что из одежды. В связи с этим у меня есть вполне резонный вопрос: а с какой стати я должен платить жене эти 5 тысяч, большую часть которых она расходует на тряпки для себя?!
 
В ходе разговора выяснилось, что и Алекс, и Михаил намерены оспорить размер своих алиментов и связывают свои надежды с недавним постановлением раввината о том, что при начислении алиментов следует учитывать размеры доходов обоих супругов, и следует вначале определить общую сумму алиментов, а затем разделить ее между ними пропорционально доходам обоих.
 
- Не знаю, имеет ли закон обратную силу, но все же надеюсь, что теперь суд проявит понимание моей ситуации, - сказал Михаил.
 
Однако когда я стал разбираться в ситуации, выяснилось, что не все так просто. Во-первых, нового закона, о котором шла речь, пока нет, а есть постановление раввинатского суда по одному конкретному делу. Правда, многие юристы считают это постановление прецедентным, и на то есть основания.
 
В постановлении подчеркивается: оно принято в связи с тем, что в последние десятилетия наша жизнь значительно изменилась, и если раньше основным кормильцем семьи выступал мужчина, и именно исходя из этого назначались алименты, сейчас женщина зачастую зарабатывает столько же или даже больше, чем мужчина, поэтому необходимо пересмотреть как государственные законы, так и галахические постановления, и не облагать мужчину излишним материальным бременем.
 
Однако в том же постановлении подчеркивается, что этот принцип... не распространяется на отцов детей до шести лет. Почему - следует спросить у наших даяним. Они данное требование не разъяснили, но написано об этом предельно ясно.
 
В Интернете я нашел несколько статей депутата Йоава Киша (“Ликуд”), одна из которых была написана по следам недавних самоубийств. В них Киш утверждает, что никакие постановления раввинатских судов ничего не решат, хотя бы по той причине, что они не касаются судов по семейным вопросам, занимающихся сходным кругом проблем. Выход, по мнению депутата, заключается лишь в принятии продвигаемого им законопроекта о равенстве разводящихся супругов, который предусматривает и пропорциональное разделение между бывшими супругами финансового бремени заботы о детях, и права мужчины на равных с женщиной участвовать в воспитании детей с самого раннего возраста.
 
“Только восстановив попранное равенство между полами с помощью закона, мы сможем реально помочь тысячам мужчин, оказавшимся по итогам развода в состоянии депрессии, и предотвратить повторение таких трагедий в будущем”, - пишет депутат Киш.
 
Разумеется, эти слова вызвали глубокую озабоченность среди феминисток. Они опасаются, что новый закон, если он будет принят, приведет к тому, что мужчины начнут, во-первых, затягивать бракоразводный процесс, требуя для себя более выгодных условий раздела имущества, а, во-вторых, скрывать свои доходы, чтобы суд решил, что они зарабатывают не больше, чем их супруги, и вступил в силу пункт о пропорциональном разделе алиментов.
 
- Все постановления раввината и все эти новые законы на самом деле не защищают мужчин, а наносят новые удары по женщинам, - считает моя соседка Алина, вот уже два года судящаяся с мужем из-за размера алиментов. 
 
- Возьми моего мужика - у него вполне процветающий деликатесный магазин в Ришоне и еще пара бизнесов. Ездит он, между прочим, на роскошном джипе. Но при этом все бизнесы записаны на брата, а сам он в суде утверждает, что зарабатывает 5 тысяч шекелей в месяц. Если это так, откуда у него деньги на такую машину и аренду трехкомнатной квартиры в Гиватаиме?! Ты вообще знаешь, сколько стоит аренда подобной квартиры в Гиватаиме? Начиная с 4500 шекелей! Раввинатские суды и без того всегда на стороне мужчины, так теперь кому-то захотелось повернуть в их сторону еще и светский суд по семейным вопросам! А чего стоят заявления мужиков о том, что они хотят на равных воспитывать детей?! Это они в суде так разглагольствуют, а когда дело доходит до практики, в лучшем случае погуляют с ними 3-4 часа раз в неделю и потом приводят домой с таким видом, словно камни таскали!
 
- Безусловно, никто не говорит, что абсолютно все мужчины готовы взять на себя равную нагрузку в проведении времени с детьми, - заметил Шиферман, когда я пересказал ему доводы Алины.
 
- И все же если раньше таких мужчин было раз-два - и обчелся, то в последние годы их появилось достаточно много.
Перемены в обществе идут, прежние стереотипы далеко не всегда работают, и это надо признать и учесть, в том числе и путем изменения существующих законов.
 
Как видим, ситуация отнюдь не так однозначна, как кажется каждой из сторон. Остается верить, что мужчины и женщины нашей страны в итоге придут к какому-то консенсусу по данному кругу вопросов. Ну а о том, всегда ли раввинатский суд на стороне мужчины, поговорим как-нибудь в другой раз.  
 
“Новости недели”