Побоище №1: семнадцать лет сппустя...

Америка
№18 (1045)
В апреле исполнилось ровно 17 лет кровавым событиям в колорадской школе Колумбайн (Columbine High School Massacre), когда двое учеников – 18-летний Эрик Харрис и 17-летний Дилан Клеболд – застрелили 13 человек, а потом покончили с собой.  Именно с массового убийства в Колумбайн начался неофициальный отчёт массовых расстрелов (mass shooting), а спецслужбы и полиция стали активно использовать термин «spree killer» – вооружённый человек, убивающий двух или более людей с минимальным промежутком времени. 
 
Побоище в Колумбайн породило одну из самых позорных страниц в истории американской журналистики. Изголодавшиеся по криминальным сенсациям СМИ начали детально изучать личности погибших и пытаться найти здравое объяснение их вооружённой атаке. Харрис и Клеболд быстро стали частью массовой культуры. Про них писали книги, снимали фильмы и придумывали видеоигры. Газеты, журналы и телеканалы без конца показывали фотографии убийц – со школьных видеокамер в день убийства, а также из домашних альбомов, где они весело смеялись.
 
На протяжении целого года тема “Харрис и Клеболд” собирала самые большие аудитории зрителей и читателей. Для многих подростков, пребывающих в депрессии и испытывающих  унижение со стороны сверстников, они стали героями. 
«Эрик и Дилан не стали терпеть, они нашли способ отомстить», - так написал о колумбайнских убийцах 14-летний калифорниец, планировавший устроить подобное зверство после нескольких месяцев просмотра новостей. 
 
Именно журналистское сообщество, недооценившее последствия чересчур «гламурного» освящения стрельбы в Колумбайн, спровоцировало в последующие годы не менее десятка подобных инцидентов. «Мученики» Харрис и Клеболд вдохновляли  обозлённых убийц. В частности, их большим поклонником стал Чо Сын Хи – абсолютный рекордсмен по количеству расстрелянных мирных жителей (32). 
 
За 17 последних лет процесс освещения массовых расстрелов в СМИ изменился до неузнаваемости. У таких журналистских материалов появились свои характерные черты, призванные зарубить на корню малейшее чувство симпатии к убийце. 
Вот лишь несколько выводов, которые сделали СМИ после освещения стрельбы в Колумбайн.
 
Личность убийцы не имеет значения 
В интернет-энциклопедии Wikipedia вы найдёте большую статью о массовом убийстве в школе Сэнди-Хук (The Sandy Hook Elementary School Shooting 2012), но не увидите статьи об убийце Адаме Ланзе. После побоища в Колумбайн личности стрелков начали «замыливать». СМИ делают всё возможное, чтобы они выглядели максимально непривлекательно и вызывали у рядовых американцев   лишь презрение. 
 
Сегодня все стрелки делятся на две категории:  психически больные и террористы. Даже если мотивы преступления не связаны с душевными проблемами и радикальным исламом, СМИ стараются включить убийц в одну из этих категорий. 
Однотипность стрелков – один из лучших способов не допустить их популярности в обществе.
 
Жертвы важнее убийц
Журналистам понадобилось немало времени  чтобы понять, насколько важно говорить о погибших. В случае с Колумбайн объектами обсуждения являлись Харрис и Клеболд. Застреленные же чаще всего упоминались в новостях одной фразой – 13 deaths (13 смертей). 
 
Эта вопиющая несправедливость была устранена после террористических актов в Бостоне (Boston Marathon Bombing 2013), когда весь мир узнал о 8-летнем погибшем Мартине Ричарде. Невинный ребёнок, чью фотографию СМИ показывали сутками напролёт, поспособствовал сплочению нации, укрепил народную нетерпимость к убийцам. 
 
Сочувствующих у террористов Царнаевых не нашлось. Даже журналу Rolling Stone пришлось извиниться за «гламуризацию» на обложке фотографии одного из убийц. 
 
Использование заведомо неудачных фотографий стрелков 
Снимки убийц в СМИ должны отталкивать рядовых американцев. Глупое выражение лица, испуг, нездоровый цвет кожи, неряшливость – всё это очень важно для демонстрации физической и психической деградации преступника. 
«Какой же он идиот!», - именно такая фраза должна возникать в голове простых людей при виде очередного массового убийцы на страницах газет или  на экране телевизора. 
 
Более-менее удачные снимки убийц, где они «походят на людей», постепенно удаляются из интернета. Именно так произошло с Диланном Руфом, застрелившим 9 человек в церкви Южной Каролины (Charleston Church Shooting 2015). 
Ничего кроме отвращения его внешность не вызывает. 
 
Не первый и не последний 
Чем чаще в Америке происходят массовые расстрелы, тем меньше люди интересуются их подробностями. Большинство американцев прекрасно понимает, что подобные преступления будут происходить и дальше. Как следствие, показатели продаж огнестрельного оружия гражданским лицам стабильно увеличиваются, а демократическая партия безуспешно пытается использовать трагедии для разоружения населения. 
 
Сегодня СМИ рассказывают о расстрелах так же,  как и о крупных автомобильных авариях или, например, стихийных бедствиях. Простые люди выражают соболезнования пострадавшим, но в глубине души понимают, что ничего нельзя было предотвратить. Расстрелы, как и наводнения с ураганами,  снова повторятся. 
 
Таким образом, всего за 17 лет расстрелы превратились из неординарных и вопиющих случаев слепой жестокости в неприятную, но обыденность. Яркое тому доказательство – массовое убийство в Огайо на прошлой неделе. Оно так и не стало самой обсуждаемой федеральной новостью в СМИ. В центре внимания американцев – президентская гонка и смерть певца Принса.
 
Евгений Новицкий      

Комментарии (Всего: 1)

Замечательно, что журналисты учатся на своих ошибках. Замечательно, что они перестали подробно освещать жалкие жизни озлобленных убийц. Тем же Царнаевым были посвящены целые полосы газет и журналов, где с мельчайшими подробностями давались их биографии, публиковались интервью с родственниками чуть ли не до седьмого колена. А что мы знаем о жертвах бостонского марафона? Оставшихся в живых, но искалеченных физически и душевно?

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *