Лизинг на Лесбосе

Литературная гостиная
№26 (1053)
Избранные абзацы из эротической повести “Огонь ихней страсти”, начатые в публикации “Биосексуалка Люся”
 
Как я уведомил уважаемых читателей в прошлый раз, по долгу редакторской службы мне периодически приходится прочитывать не только рядовые или талантливые произведения, но и по-настоящему гениальные. Продолжаю читать повесть писателя Н. “Огонь ихней страсти”, выбирая из нее самые лакомые фрагменты (поверьте, остающееся за бортом — уныло и однообразно). Напоминаю, что при цитировании сохраняю стиль и орфографию оригинала.
 
ЦИТАТА  НОМЕР ЧЕТЫРЕ
Она низко наклонила головку обрамленную волнистыми волосами цвета свежего опала и подняв очи с долу, спросила его единоутробным голосом:
— Милый, тебе хорошо?
— Ооооооочень хорошо, любимая! — сладострастно промычал он в ответ, сплевывая в окно потухшую сигарету.
Головка энергично закивала, показывая, что страстный ответ услышан. Игорь запустил пальцы в ее волоса и низко наклонившись поцеловал Люсю в набухший сосок трепещущихся грудей.
— Милый, а ты кому-нибудь женщине или девушке когда-то делал лизинг? — спросила Люся лаская трепетным язычком корневище нефритового стержня.
— Нет любимая, это женщины делали мне сосинг, — ответил Игорь. — Я всегда мечтал о лизинге, но не решался ни у кого попросить...
— Глупенький, это же так приятно. Мы с моей подругой Ингой делаем друг другу лизинг и всегда помним эти миги блаженства.
— А ты не будешь надо мной смеяться? — настороженно спросил Игорь, переворачиваясь на голову чтобы ему было удобнее при лизингировании.
— Нет, конечно! О, да! О, так! О, какой ты мастер!
Люся закусила губу чтобы не закричать — ведь в соседней комнате спал ее внебрачный сын Максимка, нажитый от похотливого хозяина ресторана Шлёмы, смуглого как негр из Зимбабве. 
И в самый момент сладострастия завибрировал сотовый телефон Игоря. Звонила его жена Галина. Не прекращая услаждать Люсю, он односложно отвечал на вопросы Галины, которая сообщила ему что купила путевку на пару в престижный санаторий на курорт на Лазурном берегу и хочет чтобы он посмотрел по компутеру какая погода сейчас там.
— Дорогая, я сейчас не могу, — сердито ответил Игорь, не прекращая круговые телодвижения языком. — У меня сейчас важное совещание. Я тебе перезвоню попозднее.
В этот момент Люся не удержалась и сладострастно застонала.
— Кто это там? — спросила Галина.
— Это Марья Ивановна интересуется, когда я сдам квартальный отчет, — ловко выкрутился Игорь. — Марьванна, не волновайтесь вы так, сейчас мы с вами вместе закончим!
Люсю последние слова развеселили и она с трудом не рассмеялась. Игорь всегда умел изящно пошутить.
Ранее неизведанные ощущения возбудили Игоря и по дороге домой он сожалел о даром потерянных годах...
 
ЦИТАТА НОМЕР ПЯТЬ
Инга, больно побив лицо Люси, бросала тарелки об стенки, выкрикивая:
— Ты! Ты! Ты! Как ты могла изменить мне с этим вонючим самцом?
Люся ползала по полу собирая осколки и размазывая текущую носовую кровь по лицу. Ей нечего было ответить интимной подруге, которая в отличие от нее не была биосексуалкой а была стопроцентной лесбианкой которая ненавидела мужчин которые когда-то сделали ей очень больно во время сеанса группового изнасилования в загаженой подворотне.
— Я уйду от тебя к другой! — истерично выкрикивала Инга. — Но знай что я любила только тебя.
— Не уходи Ингочка, — причитала Люся. — И пожалуйста не ставь меня перед выбором, я люблю вас обоих, но по разному. С тобой у нас лесбос, а с ним у нас сексинг.
— Сексинг — это только для примитивных самцов, — не сдавалась Инга. — Ты должна сделать выбор!
Неожиданно она остановилась и задумалась. В ее руках было огромное блюдо купленное в неделю их знакомства в гостиннице на турецкой ривьере. Это была неделя полная страсти и любви, когда обе раскрыли друг перед дружкой самое сокровенное и занимались взаимным лизингом. Нет, это блюдо любви разбивать нельзя.
— Я тратила на тебя большие шекеля, — уже спокойно сказала Инга. — Я делала тебе дорогие подарки. А что сделает тебе этот ничтожный самец? Даю тебе неделю на принимание решения. А пока ухожу к Шошане.
— О, только не к этой жирной волосатой Шошане! — взмолилась Люся. — Этого я не переживу!
— Плачу мерой за меру, — хладнокровно скривила губы Инга. — Давай, до свиданья.
Собрав вещи в большой чемодан и поцеловав спящего Максимку — единственного мужчину присутствие которого Инга терпела, она покинула квартиру Люси.
 
ЦИТАТА НОМЕР ШЕСТЬ
Игорь чуть не подпрыгнул от радости, узнав о размолвке между Люсей и Ингой. Теперь Люся принадлежит ему безраздельно! 
Осталось только уведомить Галину о скором разводе и извиниться перед детями за безотцовское детство. 
“Они уже взрослые, — размышлял он. — Поймут и простят”.
Вспомнив как дочка Светланочка приходит из армии, вешая автомат в на стул в прихожей, на глаза Игоря навернулись слезы. 
А как сын Гера радуется когда отец хвалит его за пятерки полученные в самой престижной школе Израиля (для читателей, не знающих израильских реалий: в Израиле оценки выставляют не по пятибалльной, по стобалльной шкале — В.П.)!
“Я сделаю все, чтобы Герман продолжал учиться в этой школе, — поклялся себе Игорь. — Я пойду на дополнительную работу охранником! Или начну продавать орешки, в Израиле это очень прибыльный бизнес”.
Но Люся совсем не радовалась. Она хотела чтобы они поселились вчетвером — с Ингой, Игорем и Максимкой, чтобы у них появилась настоящая семья.
“Ах, Инга, Инга, если бы ты знала, как мне дороги вы обои!” — мысленно восклицала Люся, собираясь на работу в ресторан.
 
ЦИТАТА НОМЕР СЕМЬ
Хозяин ресторана Шлёма сидел на табуретке доставшейся ему еще отца, а к отцу от деда, привезшего табуретку из далекого Маррокко. Шлёма чесал волосатые пузо (учитывая множественное число в слове “волосатые”, подозреваю, что Н. имел в виду что-то иное, — В.П.) и думал о сладких ягодницах своих официанток, а особенно Люси. Она была мать его внебрачного ребенка, но Шлёму этот факт мало волновал, так как он считал достаточным выплачивание Люсе двухсот шекелей ежемесячно на подарке Максимке.
Неожиданно Шлёма увидел ожидавшего Люсю высокого красивого мужчину атлетического телосложения. Ему не нравилось что за Люсей ухаживает этот ашкеназовский чужак. Шлёма подумывал, что не стоит ли нанять мафиозей чтобы они проучили этого наглеца. Но Люся разгадала его коварный замысел и предупредила, что если хоть волосинка спадет с головы ее парня у Шлёмы будут большие неприятности, она не станет молчать и покажет ребенка его жене.
— Айда в подсобку, — велел Шлёма.
Люся послушно побрела в эту комнату сексуальных страданий всех официанток, а особенно нее. Потные волосатые руки Шлёмы плотоядно ощупывали ее нежное невинное тело. Ей было страшно противно, но мысль о том, что где-то рядом ее ждет ее Игорь, утешала ее и позволяла даже улыбаться грязным действиям и словам похотливого хозяина...
 
* * *
На этом интригующем моменте позвольте прервать публикацию отрывков из романа века... ну или повести десятилетия. Обещаю найти время, чтобы выбрать еще несколько фрагментов. Пока что я где-то в середине пути — до финала еще очень далеко. Еле сдерживаю себя, чтобы не заглянуть на последнюю страницу — чем же закончится сей эпохальный труд. Но нельзя. Читать это надо шаг за шагом, извлекая жемчужины из навозной кучи словесных нагромождений.
 

Isrageo