Гул времени

Репортерский дневник
№5 (355)

Еще продолжается показ интереснейших фильмов еврейского кинофестиваля, еще не ушли из памяти впечатляющие ленты только-только завершившегося фестиваля фильмов о балете, а Уолтер Рид Театр, о котором мы рассказывали вам в прошлом номере нашей газеты, готовится еще к одному очень важному, нью-йоркскими знатоками кино с волнением ожидаемому форуму-фестивалю, названному поэтически, но несколько загадочно - Soviet Sounds (советские звуки), смысл этого названия сами организаторы смотра расшифровали как «Советские композиторы в кино».
Лучшие советские фильмы, шедевры мировой кинематографии, шедеврами ставшие не только потому, что поставлено большинство из них режиссерами гениальными, не только оттого, что играли в них актеры замечательные, что сценарный материал был сверхзначителен, но потому еще, что музыка, ставшая не просто важной, но неотъемлемой частью каждого из этих фильмов[!], создана была композиторами талантливейшими, понявшими, ощутившими всю глубину характеров, конфликтов, событий, историзма, наконец, долженствующих появиться и проявиться на экране. И эта музыка, и есть феномен того самого советского кино, шедеврами которого мы, как и весь мир, восхищались, которые ценили, с которыми росли. И эти творения совокупного человеческого гения принадлежат вечности. Их отлично знает мой 38-летний сын, и его коллега-американец, и молодой китаец-художник, с которым познакомилась я на АртЭкспо... Это категория вневременная, а потому понятная всем, волнующая всех и восхищающая по сию пору. Последнее относится к ставшим классикой, блистательным советским лентам Эйзенштейна, Козинцева, Параджанова, к музыке Прокофьева и Шостаковича. Ибо слышится в них гул времени.
Кто из вас, дорогие читатели, не видел, пусть даже и очень давно, эйзенштейновского «Александра Невского»? Так кто же? Ага, не поднялась ни одна рука, стало быть, видели все. Помните битву на льду Чудского озера, помните грандиозную, могучую фигуру князя новгородского, в которого перевоплотился титан советского театра и кино Николай Черкасов, и может, подсознательно помните слитую с напряженнейшим действием музыку Сергея Прокофьева, поражавшую новизной и оригинальностью звучания, остротой образных характеристик, безмерным духовным пространством. Черт возьми, столько лет прошло, пробежало, прогремело, а невероятно динамичные, патетикой насыщенные сцены старого фильма – перед глазами.
Так же, как кадры другой кинокартины, сотворенной тем же гиперталантливым триумвиратом: Сергей Эйзенштейн, Сергей Прокофьев, Николай Черкасов. Фильм-гигант, фильм-исследование, фильм-шедевр. Конечно же, речь идет об «Иване Грозном», вышедшем на экраны в победном 1945-м, но не устаревшем, не потерявшем магнетической своей притягательности и исторической актуальности, потому что такие категории, как жажда безраздельной власти, кровавое к ней шествие, духовный (да и реальный) садизм, абсолютное небрежение к чужой жизни и сегодня в действии, что мы, увы, наблюдаем не только на экране.
А еще дана нам редкая возможность на большом экране посмотреть (и послушать) еще один безусловный шедевр (нет, я не злоупотребляю неординарным этим словом, я лишь констатирую факт) – произведение другого содружества гениев – прославленный «Гамлет» Шекспира, Козинцева, Шостаковича, Смоктуновского. Картину, названную взыскательнейшими критиками лучшим фильмом всех времен и народов. То, как сумел Григорий Козинцев поставить не умирающую шекспировскую человеческую и человечную трагедию, как сыграл, нет-нет, как стал Гамлетом с его сомнениями, колебаниями, душевным надломом, невостребованностью, нерешительностью и решимостью Иннокентий Смоктуновский, и как «озвучил», наполнил сверхэмоциональной музыкой страдающей души, бьющегося, словно набатный колокол, сердца Дмитрий Шостакович – не передать.
Нынешняя подборка значительнейших советских фильмов, в которых звучит замечательная музыка, – лишь часть многообещающей программы «Русский экспрессионизм: от Шостаковича до Шнитке». До Шнитке – наверно, формула не совсем корректна. Альфред Шнитке появился в советской музыкальной культуре и в музыке советского кинематографа, когда эра Шостаковича отнюдь не катилась к закату, когда творчество великого композитора было в фазе своего расцвета и славы. Можно просто сравнить даты: «Гамлет» - 1964 г. «Комиссар» (музыка Шнитке) – 1967 г.
«Комиссар». Фильм особый и музыка особая тоже. Фильм и, соответственно, его режиссер, очень талантливый, думающий режиссер Александр Аскольдов – трудной судьбы. Фильм советской послеоттепельной цензурой был зарублен, на экран не допущен и пролежал на дальней полке хранилища больше 20 (двадцати!) лет. Каково?! Причина? Яснее ясного: в фильме показана еврейская семья – простые, честные, благородные люди. Ну, как такое показать советскому человеку, еще, чего доброго антисемитизма поубавится, чего допустить, разумеется, было невозможно. Сюжет прост и драматичен: Действие происходит в еврейском местечке, переходящем из рук в руки, от белых к красным и обратно. Комиссар красного полка, пламенный борец за народное дело, партийка, женщина-кремень, но и просто женщина тоже: полюбила и, вот проруха, забеременела. Пора рожать. И отправили комиссаршу на постой к бедняку-лудильщику, еврею. И оттаяла несгибаемая, беспощадная комиссарша в теплом и добром этом доме, и родила сына. Но наступают белые, и, оставив малыша в ставшей родной еврейской семье, уходит она сражаться за дело, которое считает единственно правым.
Как сыграла Нонна Мордюкова комиссара, а Ролан Быков молодого еврея! Эти две актерские работы – одни из лучших в советском кинематографе, так же как и поразительная музыка Альфреда Шнитке.
Шнитке – композитора встретим мы еще дважды: в «Дяде Ване» Андрона Михалкова-Кончаловского, ленте, о которой известнейший американский режиссер Вуди Аллен сказал, что это лучшая версия среди многочисленных экранизаций чеховской пьесы; и в картине Ларисы Шепитько «Восхождение», живописующей ужас фашистского нашествия, несущего разрушение и смерть. Это один из вершинных фильмов советского кино, и музыка Шнитке – тоже одно из вершинных его достижений.
Дивная кинопоэма «Цвет граната» о жизни и творчестве великого армянского поэта, сладкозвучного Саят-Нова, есть плод дерева, выращенного Сергеем Параджановым и композитором Тиграном Мансуряном. Вам дано сейчас оценить чудесный этот тандем.
Кроме восьми художественных (высокохудожественных!) фильмов в программе фестиваля и две документальные, сюжетно интересно выстроенные ленты, обе о выдающихся современных женщинах композиторах Софье Губайдулиной и Галине Уствольской. Каждый фильм снят под девизом «И это все о ней. И о ее музыке».
«Медвежий поцелуй», последний в программе и последний хронологически, постсоветский уже художественный фильм Сергея Бодрова с достойной отличной постановки музыкой Гии Канчели вышел на экраны в 2002 году, и для большинства зрителей будет совсем новым. Критика хвалит эту старую-старую сказку, многократно привлекавшую кинематографистов и зрителей – чего только стоит «Обыкновенное чудо»!
Фильм Бодрова современней, человечней и трагичней предшественников, а составить о нем мнение, принять в сердце или отринуть должен каждый самостоятельно. Но то, что он войдет в золотой фонд русского, да и мирового кино, предрекают все.
Итак, вот какие фильмы золотого фонда вас ждут:
«Александр Невский»
Пятница 1/24, 2:00 и 6:30
Суббота 1/25, 8:50
«Комиссар»
Пятница 1/24, 4:15 и 8:45
«Иван Грозный»,
Суббота часть I 1/25, 1:00;
часть II 3:00
Воскресенье часть I 1/26, 7:30
часть II 9:30
Среда часть I 1/29, 2:00;
часть II 4:00
«Цвет граната»
Суббота 1/25, 5:00
Понедельник 1/27, 4:00 и 9:00
«Дядя Ваня»
Суббота 1/25, 6:45
Вторник 1/28, 4:00 и 9:00
«Галина Уствольская»
Воскресенье 1/26, 5:00
«Софья Губайдулина»
Понедельник 1/27, 1:30
«Гамлет»
Среда 1/29, 8:15
Четверг 1/30, 4:00
«Медвежий поцелуй»
Четверг 1/30, 2:00 и 7:00
«Восхождение»
Среда 1/29, 6:00
Четверг 1/30, 9:00

Walter Read Theater знаменитого Линколь-центра находится в Манхэттене на углу West 65 Street и Бродвея. Вход с Бродвея: эскалатор на террасу, в глубине которой кассы кинотеатра, рядышком с входом в Alice Tully Hall. Билеты начинают продавать за полчаса до сеанса, но прийти нужно немного раньше. Стоимость билета для пожилых людей в будние дни $4.50 (на сеансы до 6 часов).
В добрый час! И не забудьте о детях и внуках.