Пропавшее детство

История далекая и близкая / Этюды о прекрасном
№30 (1057)
Возвращаясь к теме исчезнувших детей йеменских евреев
 
Дарья КОШЕЛЕВА
 
Однажды в Израиль приехали около 50 тысяч еврейских многодетных семей из далекого Йемена. Это были талантливые ремесленники и ювелиры, которые сохраняли традиционный уклад жизни на протяжении долгих столетий. И вот они были вынуждены покинуть родной дом и распрощаться с мечтами о Земле Обетованной. В новом мире, в Израиле их ждала отнюдь не сказка.
 
Они поселились в палаточных городках, довольствуясь скудной пищей и отсутствием лекарств. А тем временем в общине свирепствовали болезни, унося жизни многих детей. Вспыхнула эпидемия полиомиелита, ребятишек стали забирать из семей и помещать в изоляторы. Проходили недели, месяцы, и до родителей доходила весть о том, что ребенок скончался. Они не получали свидетельств о смерти и не знали, где находятся могилы их детей. Десятки йеменских малышей словно исчезли с лица земли.
 
Как выяснилось позже, пока безутешные родители пытались добиться правды о своих детях, многих их отпрысков просто отдавали на усыновление в другие семьи. В истории Израиля эти трагические события получили название «Дело йеменских детей».
 
Прошло время, и в апреле этого года вновь поднялся вопрос об исчезнувших детях. НКО “Амрам” и организация “Врачи за права человека” потребовали от юридического советника правительства Израиля Биньямина Нетаниягу раскрыть архивы по делам йеменских детей. Нетаниягу в ответ сообщил, что не видит смысла в дальнейшем сокрытии материалов, и в июне дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки. Комиссия Кнессета по законодательству приступила к обсуждению требования рассекретить документы.
 
За прошедшие годы расследованием этого дела занимались три государственные комиссии. Последняя из них работала под руководством Яакова Кедми и проверила свыше 800 случаев исчезновения детей. Комиссия Кедми работала в течение шести лет (1995-2001 гг). Согласно результатам проведенных исследований, 750 малышей умерли, а судьба 56 остается неизвестной.
 
Члены комиссии убеждены в том, что эти 56 детей были усыновлены, и ответственность за их исчезновение они возлагают на Еврейское агентство, которые не приложило должных усилий, чтобы наладить связь между детьми и их несчастными родителями.
 
Во время одного из заседаний комиссии Кедми прозвучало имя некоего Альфреда Шмуклера, одного из героев «Дела Йеменских детей». О нем косвенно упомянула Циля Левин, которой  удалось найти свою биологическую мать, репатриантку из Йемена.
 
Когда-то Циля была воспитанницей кибуца Эйн а-Мифрац, а после проходила курс лечения в «прекрасном доме врача на Кармеле». Затем ее оттуда забрали приемные родители. Адвокат Цили, Рами Цубари предположил, что речь идет о доме детского врача Альфреда Шмуклера, где действительно лечились от болезней пропавшие малыши из йеменских семей.
 
Когда-то давно доктор Шмуклер со своей супругой Элизой и двумя ребятишками, прибыл в Израиль из Германии. С собой предприимчивый врач привез несколько десятков медных слитков. На вырученные деньги от продажи металла, он купил участок земли на горе Кармель и построил на нем дом, в котором в дальнейшем находились страдающие от болезней йеменские дети. Сейчас этого дома уже нет – он был снесен много лет назад.
 
Рут Смадар, дочь доктора Шмуклера, вспоминала, что ее мать привозила в дом отца детей, где он лечил их, а затем передавал в приемные семьи.
«Он был замечательным человеком, который бескорыстно помогал людям. Много лет мой отец работал в школе и в больничной кассе Гистадрута, забирал в свою клинику из больницы больных детей и заботился о них. Моя мать тоже была врачом. Но она не успела получить диплом, потому что началась Первая мировая.  Мама очень тепло относилась к детям из семей репатриантов. Помню, она привозила домой младенцев, отец выхаживал их, а потом им подыскивали приемных родителей. Эти дети получали у нас помощь. Они получали новый дом в приемной семье – это главное», — говорила Рут.
 
Адвокат Цили Рами Цубари однажды дал интервью в программе «Эвер Хадаш», в котором также упомянул имя доктора Альфреда Шмуклера. После этого к нему обратилась женщина, которая рассказала, что ее сестра умерла в родах, а ребенка передали в дом Шмуклера. Однажды выяснилось, что детей из этой клиники отдают в приемные семьи. Женщина видела в доме малышей из йеменских семей.
 
«Циля Левин была передана приемным родителям благодаря содействию хайфского Комитета ивритоговорящей общины. Об этом ясно сказано в решении Хайфского окружного суда. Прослеживается четкая связь между этим комитетом и лечебницей Шмуклера.
Как же Левин попала в тот дом?
 
Судя по документам, сначала она находилась не в Хайфе, а в больнице Рош—Айна. Однако после выписки ее направили не в дом младенца, который, кстати, находился в 200 метрах, а почему—то к Шмуклеру. Ну и как это объяснить?» — говорил адвокат Цили.
 
Главный следователь комиссии Кедми Йоси Йосифов не раз побывал в Хайфе и исследовал архивы. Кроме того, ему удалось побеседовать с людьми, которые имели отношение к делу об исчезнувших детях.
 
«К нам поступили сотни обращений от семей об их пропавших детях. Причем не только от йеменских семей. С момента образования Государства Израиль возникли две структуры приема репатриантов и усыновления – городская и общегосударственная. Признаться, каждая из них не подозревала, что творит другая. Расклад такой: детей забирали прямо из палаток в дома младенцев, а оттуда, если больны – в больницы. И вот становится ясно, что после того, как дети выздоравливали, больницы просто не знали, куда их вернуть. Вот их и отправляли в приюты в районе Хайфы. А там уж следы теряются. Я попросил в Сохнуте, занимающимся приемом репатриантов, показать мне архивы, а мне сказали, что это невозможно. Дескать, все архивы сожжены…», — поделился Йоси Йосифов.
 
Если полюбопытствовать и обратиться к архивам компаний обрядовых услуг, то можно найти пару толстых книг, в которых записаны имена умерших с начала 20-х годов прошлого века. На первый взгляд кажется, что все в порядке: имена и даты, места захоронения усопшего. Однако стоит добраться до годов печальных событий, до списка умерших младенцев, то в записях будут указаны только имена пропавших детей, а вместо родителей – Еврейское агентство.
 
«Помню зиму 1950-го. Вся страна была белой от снега. Все болели. Все больницы были переполнены. Была та еще неразбериха. Вполне возможно, что в этой ситуации дети просто не проходили регистрацию и передавались в приемные семьи. Сейчас они выросли, устроились в жизни. К сожалению, это произошло без их настоящих родителей», — сказал специалист по детской демографии Бени Нахшон.
 
«Дело йеменских детей» до сих пор остается таинственной и пугающей частью истории Израиля. Судьбы многих пропавших малышей неизвестны и по сей день.
 

Isrageo