Дорожная карта Авигдора Либермана

В мире
№36 (1063)

Пока сложно сказать, о чем идет речь, - о каком-то кардинальном повороте израильской политики в области безопасности или о неких других поворотах, несомненно одно: в течение нескольких дней министр обороны, лидер НДИ Авигдор Либерман сумел озадачить и ХАМАС, и руководство Палестинской автономии, и израильских политических обозревателей

Петр ЛЮКИМСОН

Похоже, даже в генштабе ЦАХАЛа пока пребывают в некоторой растерянности, не зная, как отнестись к происходящему и какими последствиями все это обернется. С другой стороны, сам Авигдор Либерман утверждает, что действует не только с ведома, но и при полной поддержке Биньямина Нетаниягу и начальника генштаба Гади Айзенкота.

Напомним, что все началось еще на прошлой неделе, когда министр обороны представил свою новую политику кнута и пряника или, как говорят на иврите, палки и морковки, - суть от этого не меняется: речь идет о дифференциальном отношении к тем палестинским деревням и анклавам, из которых за последнее время вышло немало террористов, и к тем, где, наоборот, сохранялось спокойствие.

Авигдор Либерман представил журналистам карту, на которой районы террористической активности ПА были обозначены коричневым цветом, самые воинственно настроенные - красным, а “спокойные” - зеленым. “Жители тех палестинских населенных пунктов, которые действительно хотят мирного сосуществования, выиграют. Те, кто занимается террором и подстрекает к нему, проиграют”, - объяснил Либерман.

К выигрышам жителям мирных районов относятся различные льготы в виде увеличения количества разрешений на работу в Израиле, облегчения условий передвижения, развития инфраструктуры, включая строительство новой больницы и стадиона (для чего уже выделено 400 млн. шекелей) и т.д.

К проигрышам жителей тех районов, где активно действуют террористы и различного рода провокаторы, - усиление антитеррористических операций ЦАХАЛа, увеличение количества арестов и обысков, ужесточение проверок на КПП, лишение права на работу в Израиле, бескомпромиссное разрушение домов террористов, отмена разрешений на свободный проезд через КПП для VIP-персон и т.д. В первую очередь такие меры коснутся деревень Ита, Дура, Бней-Наим и Дахария, расположенных в районе Хеврона, но под санкции подпадут и лагеря беженцев, в частности, Каландия, Дахьяуше, Сеир и др.

Цель нововведений очевидна, и Либерман, это не скрывает. “Абу-Мазен пытается вести диалог с израильтянами через голову правительства, а я хочу вести диалог с палестинцами через голову Абу-Мазена”, - сказал Либерман. А между строк читалось: “И посмотрим, у кого это лучше получится!”.

Пока непонятно, насколько планы министра обороны по поводу Иудеи и Шомрона связаны с резкой реакцией ЦАХАЛа на обстрел Сдерота и ответный удар по Сирии, которые были восприняты ХАМАСом, а затем и военными обозревателями как нарушение сложившегося равновесия вокруг сектора Газы.

Очевидно одно: на границах Израиля ситуация изменилась, и еврейское государство намерено отныне гораздо более жестко реагировать на каждое нарушение его суверенитета.

Сам Либерман во время своего визита на базу ЦАХАЛа в Галилее объяснил, что суть его подхода к Газе заключается в формуле “Улучшение ситуации в обмен на разоружение”. По его словам, нанося удары по военным объектам ХАМАСа, Израиль, по большому счету, защищает интересы мирной части населения сектора Газы. Ведь те деньги, которые правительство ХАМАСа получает в виде гуманитарной помощи и сбора налогов, сегодня идут не на строительство жилья, развитие инфраструктуры и т.д., а на производство оружия и подготовку новой войны с Израилем. А значит, следует сделать все, чтобы ХАМАС понял тщетность своих усилий.

Вопрос, чем в итоге все эти новшества обернутся, и по данному поводу имеются различные мнения. Оппоненты Либермана говорят, что в его политике в Иудее и Шомроне нет ничего нового. К похожим шагам не раз пытались прибегать в разных странах оккупационные власти в разные периоды истории, и нигде это не приводило к достижению цели в долгосрочной перспективе. Израильская военная администрация, в частности, в первый звездный период политической карьеры Ариэля Шарона, также пробовала сочетание кнута и пряника, искала пути заключения сепаратных договоров со старостами (мухтарами) и советами старейшин арабских деревень. Но в итоге это себя не оправдывало, а иногда приводило к противоположному результату: жители “мирных” деревень переходили к террору, так как не хотели, чтобы их считали коллаборационистами.

Вместе с тем эта “старая новая политика”, вне всякого сомнения, ослабит позиции Абу-Мазена и его окружения, а значит, усилит ХАМАС, что совсем не на руку Израилю. Ведь если с кем-то и договариваться, то именно с Абу-Мазеном!

То же самое оппоненты говорят и по поводу сектора Газы: два последних года было относительно тихо, ХАМАС заявлял и заявляет, что не хочет на данном этапе эскалации, так зачем же его провоцировать?!

Но у сторонников линии Либермана есть немало веских контрдоводов.

По их мнению, политика диалога с мухтарами приносила очевидные плоды, и, возможно, принесла бы куда больше, если бы кое-кому не пришло в голову вызвать Ясира Арафата с его кликой из Туниса. Так почему бы не попробовать тот опыт диалога еще раз? Тем более что Абу-Мазен - “сбитая фигура” на политической доске, дальше ослаблять его некуда, да и говорить с ним тоже не о чем.

В то же время действия Либермана могут привести к рождению новых (или, опять-таки, к старым, полузабытым идеям) форматов урегулирования израильско-палестинского конфликта. Например, к той же идее национальных кантонов, жители каждого из которых имеют свое правительство и, одновременно, возможность свободно передвигаться внутри конфедерации. Или к идее Либермана о создании двух государств на основе обмена территорией и населением.

Что касается сектора Газы, то, по мнению, например, обозревателя газеты “Маарив” Бена Каспита, все эти два года жители южных районов Израиля продолжали жить в постоянном напряжении перед возможными обстрелами, ХАМАС делал в секторе что хотел, наращивал свою мощь, а если что-то случалось, сваливал ответственность на другие террористические группировки. “Нуль терпимости” по отношению к обстрелам израильской территории с этой точки зрения может принести жителям Сдерота и прилегающих к сектору кибуцев и мошавов долгожданное спокойствие. Впрочем, тот же Бен Каспит и другие обозреватели не исключают, что речь идет о спорадической реакции, а не о каких-либо кардинальных переменах.

В любом случае Либерман, предпринимая вышеописанные шаги, ставит на кон свою политическую карьеру. Если его политика не даст ожидаемых результатов, его объявят провальным министром обороны, что неминуемо скажется и на его политической карьере, и на позициях его партии.

Почти наверняка найдется какая-нибудь крыса Шушундра, которая напишет: “Я всегда говорила: когда родители неправильно воспитывают детей, дети тонут в лужах”. И в этой ситуации Либерману не придется рассчитывать на поддержку премьера и начальника генштаба - каждый будет сам за себя.

Но Либерман может и выиграть. И тогда политические последствия его выигрыша могут оказаться непредсказуемыми, а крыса Шушундра напишет: “Я всегда говорила: когда родители правильно воспитывают детей, дети не тонут в луже”.

Словом, на кону для него и в самом деле очень многое. Но не стоит забывать о том, что одновременно на кону безопасность Израиля, судьбы наших детей и наши судьбы. Проблема в том, что фишки, лежащие на столе, на котором большие дяди играют в рулетку, могут высказывать свое мнение разве что только в период выборов. Если вообще могут.

“Новости недели”