Облик вечности многообразен

Мир страстей человеческих / Этюды о прекрасном
№37 (1064)
Если спросите - откуда                                                                                              
Эти сказки и легенды
С их лесным благоуханьем,
Влажной свежестью долины,
Голубым дымком вигвамов... 
 
Генри Лонгфелло
 
Photo by Kevin McCormick/Group Photos for Smithsonian’s National Museum of the American Indian.
 
Нет, дорогие друзья, “вкруг индейского селенья в тишине лугов зелёных, у излучистых потоков” бывать мне не доводилось. Но впервые за четверть века своего нью-йоркского бытия побывала я в интереснейшем Музее Американских Индейцев, и была по-настоящему взволнована красотой и оригинальностью индейского искусства, преподанного зрителю в аспекте историческом. 
 
Уже в небольшой галерее первого этажа узнала я, что только в Северной Америке живут  почти два десятка индейских народов, каждый со своим укладом, лингвистическими особенностями, языковой и богатейшей художественной культурой. Это алеуты, атабаски, кайова, ирокезы, катавба, потомки ацтеков и майя, сохранившие свой древний (один из древнейших) язык и исторически бесценные легенды. 
 
 

Сегодня учёные насчитали по меньшей мере 70 языковых семейств Северной и Центральной Америки. А ведь это значит, что едва ли не столько же отличий в иных проявлениях культуры и быта. Вот уж поистине другая, не познанная нами Вселенная, другая (мощнейшая!) культура, вкусы, виденье человека и природы.

Ни в одном музее - даже в крупнейшем в мире Метрополитен -  не видела я таких просторных залов...

Вот как гигантский овальный зал второго этажа. Его рвущийся к небу купол застеклён и опоясан спускающимися по стенам фресками и портретами конкистадоров. Среди них  - испанский военачальник Кортес, мужественный, сильный, красивый человек, которому не дано было понять, какую страну и какую культуру он разрушает. Основой для этого и других портретов Кортеса были наброски, сделанные его возлюбленной-индианкой Малинчей, которая открыла испанцам кратчайший путь к столице ацтеков (отсюда и термин “малинчизм”, т.е. предательство своего народа). 

Кстати, израненный Кортес увёз Малинчу в Испанию и после её крещения женился на ней. Отправив ждавшую его много лет жену в монастырь.

В том же овальном зале представлены сокровища расположенного на верхних этажах музейного здания Национального архива, а в их числе - один из пяти экземпляров 1776 года Декларации Независимости и документы и фотографии, открывающие подробности трагической гибели Титаника.

Поражает широчайший временной диапазон собранных в музее, связанных с историей и культурой индейских народов артефактов - от X века до нашей эры и до дней сегодняшних. Каждый из них бесценен. 

Яркая красочная одежда - краски за два с лишним тысячелетия не выцвели! Рисунки, талантливыми художниками выполненные. 

И опять восклицательный знак -  близкие к сюрреализму описания битв, всяческих церемониалов  и жизненных ситуаций. 

Вот только свадебных церемоний почему-то нет.

Зато множество картин охоты на буйволов (а буйвол - это мясо, клыки, шкура, т.е. одежда, постель, стены жилья...) Динамика поразительная. 

В XVI веке уже кони, которые угонялись из поселений и лагерей белых завоевателей. Одежда, оружие, украшения... Головные уборы с кистями буйволиных хвостов и орлиных перьев. 

Модели вигвамов и типи (это скорей не жилища, а общественные помещения). Внутри росписи со сценами охоты и победного боя, что должно было принести удачу. 

Виртуозно выполненные пояса. И ремень Гайаваты тоже. И “Пояс Мира” с геометрическим узором, который одевал вождь, “когда, смывши краски боевые, вышли воины на берег”.

“Закурил Владыка Жизни Трубку мира” - перед нами Татанк-Эхан-Ни, или Старый Буйвол. Какое лицо! Мудрость. Сила. Гордость...

Ещё один вождь из несдающихся - Вашанк непреклонный... 

И молодой вождь лакотов по имени “Дождь в лицо”. Он жил уже в начале 1800-х и был выдающимся художником, доверившим бледнолицым познать, что такое традиционная индейская живопись. 

Поведал, как народ его трудно жил, храбро воевал, как  охотились, рыбачили, поклонялись добру и правде, растили детей...

С индейской живописью - красочной, выразительной и правдивой, объявшей тысячелетия многообразной жизни индейцев - подлинных хозяев этой земли, мы с вами познакомились. А сейчас в музее показана (и украшать музейную коллекцию будет до конца января будущего года) выставка иная, пожалуй, намного представительней - подумайте сами: 12 тысяч экспонатов! 

Один другого интересней, значительней, изящней, мудрей. Тут уже скульптура малых форм: статуэтки, пришедшие из глубокой древности, мастерство, передававшееся из поколения в поколение на протяжении веков. Экспозиция так и названа: “Керамика предков”.

Это статуэтки-портреты, рассказывающие о характере, поступках, жизни модели; статуэтки-повести о человеческих взаимоотношениях, столкновениях, стараниях помочь или, напротив, унизить, изничтожить... 

Вот только даже намёка на любовь и её место в жизни разноплеменных индейцев найти не удалось. Может, от скромности, от душевной закрытости, от религиозных запретов? Или устоявшейся традиции? 

Почти четыре тысячи лет тому назад люди уже жили в больших селениях, охотились, собирали плоды дикой природы, сами выращивали маис и маниоку, знали, что такое врачевание, начатки образования и агрокультуры и, конечно же, боролись за власть. 

От века к веку культура развивалась. А с ней и важная её составляющая - искусство. Потому что со времён наидревнейших в любом народе были талантливые люди, жаждавшие и умевшие выразить себя через искусство. Через рисунок, вышивку, резьбу по дереву или камню, особенную, со знаком элегантности одежду, через живопись и лепку отражавшие жизнь с её реалиями. 

Художники. Свидетели истории. 

И вот перед нами великолепные чаши, непременно с человеческими фигурами или головами - выразительность запредельная. Сосуды с яркой, не поблекшей, динамичной росписью. 

Редкостная в этом пантеоне женская фигура, дородная, могучая, напоминающая ту праматерь нашу, которую 50 тысяч лет тому назад вылепил безвестный гений и которую нашли потрясённые археологи. 

Всё это надо видеть, видеть, видеть... Ощутить сопричастность к искусству того народа, на издревле родную землю которого нас занесла судьба. 

Находится Музей Американских Индейцев в Нижнем Манхэттене, по адресу: 

1 Боулинг Грин. Вход на станцию метро (поезда 4, 5) прямо у музейных дверей.