Тюремный бунт в Талладеге: 25 лет спустя

Америка
№37 (1064)

Федеральное бюро расследований (FBI) в этом месяце отмечает 25-летие одной из самых блестящих спецопераций в истории борьбы с преступностью – освобождение заложников в тюрьме города Таллатега (штат Алабама). В далёком 1991-м за 10-дневной работой FBI следила вся страна. Впоследствии полученный фэбээровцами опыт лёг в основу федеральных правил подавления бунтов. 

Захват заложников произошёл ранним будничным утром. Около 120 заключённых кубинского происхождения, вооружённые колюще-режущими предметами самодельного производства, за несколько минут захватили семерых сотрудников Федерального бюро по тюрьмам (BOP) и трёх служащих Службы гражданства и иммиграции (тогда она называлась INS). 

Зэки работали так быстро и слаженно, что руководство тюрьмы было поставлено перед фактом: самый охраняемый блок тюрьмы  FCI Talladega’s Alpha Unit полностью находится под контролем кубинских бандитов и десять заложников будут искромсаны ножами, если охранники предпримут попытку подавления бунта. 

Уже через час тюрьму окружили спецслужбы и многочисленные журналисты. Также на место прибыли подразделения Hostage Rescue Team (HRT – эксперты по переговорам с людьми, которые захватили заложников) and Special Weapons and Tactics (SWAT – спецназ для штурмовых операций).

Бунтовщики сразу же заявили, что сдаваться не собираются и заложники умрут вместе с ними в случае спецоперации. Они потребовали пересмотра всех своих уголовных и иммиграционных дел, а также защиту от депортации. 

Здесь всплыла интересная деталь. Оказалось, что большинство бунтовщиков приехали в ходе Mariel Boatlift (1980 год) – так называлась массовая отправка Фиделем Кастро в Америку политических заключённых на старых ржавых лодках. Таким способом глава Острова свободы хотел продемонстрировать свою готовность начать переговоры с президентом Джимми Картером.    

На деле оказалось, что 99% прибывших в рамках Mariel Boatlift – не политзаключённые, а судимые за тяжкие преступления и пожизненные пациенты психиатрических госпиталей. Кастро просто избавился от «чуждого революционному духу» контингента и «подарил» Соединённым Штатам тысячи убийц, насильников, мошенников и прочих отморозков. 

Захватившие заложников кубинцы утверждали, что иммиграционные службы США обошлись с ними слишком жестоко и отправка в Кубу будет обозначать для них верную смерть. Они называли себя «настоящими политическими беженцами» и требовали вида на жительство от конгрессменов и сотрудников президентской администрации. 

Поскольку спецслужбы дозировали информацию о происходящем в тюрьме, бунтовщики быстро поняли из новостей по радио и телевизору, что их считают обыкновенными террористами. Тогда они начали писать на простынях политические лозунги и требования, а потом развешивать их на стенах и крышах тюремного блока. 

После восьми дней переговоров кубинцы отпустили одного тяжело больного заложника и пообещали начать убивать остальных в самое ближайшее время. 

«Мы напишем имена захваченных людей на бумажках, бросим в наволочку, и начнём доставать их в лотерейном порядке, - пообещали лидеры бандитов. – Все имеют абсолютно равные шансы умереть. Кровь этих людей будет на ваших руках».

Тем временем, аналитики SWAT детально просчитали спецоперацию по освобождению заложников и доложили директору FBI, что шансы на благоприятный исход довольно высоки. 

Главная загвоздка заключалась в выборе взрывчатки. Она должна была за доли секунды сорвать с петель тяжёлую металлическую дверь с тремя массивными замками. Сразу же за дверью находилась большая комната с зэками и заложниками. От 20 до 40 секунд отводилось на освобождение пленников и обезвреживание кубинцев. 

На десятый день переговоров начался штурм. Хирургически взорванная огромная дверь в тюремный блок рухнула как костяшка домино, образовав огромную дыру в бетонной стене. Зэки были временно ослеплены и оглушены, что позволило спецназу быстро положить всех заговорщиков на пол. Ни один заложник и ни один бунтовщик не пострадал. 

Правительство очень быстро засекретило все данные о бунте в тюрьме города Талладега. Президент Джордж Буш-старший считал, что история может сказаться на его переизбрании. На выборах 1992 года эта история действительно использовалась предвыборным штабом Билла Клинтона, который обещал каждому кубинскому иммигранту объективный и беспристрастный суд. В конечном счёте, Клинтон выиграл у Буша-старшего с показателем 43% против 37.4% и поставил кубинскую иммиграцию на поток. 

Судьбы 120 кубинских бандитов, захвативших заложников, до сих пор неизвестны. Одни исследователи утверждают, что они стали фигурантами программы по защите беженцев и всё-таки получили грин-карты с изменёнными именами и фамилиями. Другие обозреватели криминальных сводок приводят доказательства перевода бунтовщиков в камеры-одиночки. Якобы после отбытия наказания они были отправлены на Кубу. Всей правды, скорее всего, мы так и не узнаем.  

Вадим Дымарский