По ком звонит колокол «Лютина»

В поисках утраченного
№6 (356)

В Лондоне у огромного здания на Лаймстрит стоит солидный портье в цилиндре, белых перчатках, в красного цвета пальто с широким черным воротником и такими же отворотами на рукавах. Его внушительный и респектабельный вид как бы олицетворяет компанию, у дверей которой он дежурит.
Это всемирно известная страховая компания «Ллойд». Само здание напоминает какой-то агрегат будущего, а может быть, машинное отделение парохода-гиганта. Строительство обошлось в баснословную сумму - 163 миллиона фунтов стерлингов. Архитектор - Ричард Роджерс, тот, который принимал участие в создании знаменитого Центра Жоржа Помпиду в Париже.[!]
Но англичане говорят, что фирма «Ллойд» родилась за чашкой кофе и совсем в другом месте. Было это давно. В 1685 году у берега Темзы на узенькой улочке Тауэрстрит находилась небольшая кофейня лондонского порта «Ллойдс кофи хауз». Здесь всегда было полным-полно портовой братии. За деревянными столиками сиживали бородатые капитаны с трубками в зубах, владельцы кораблей, никогда не плававшие на них, судостроители и торговцы. Тут подавали не только кофе, но и кое-что покрепче - ром, виски, джин. Обслуживал сам хозяин кофейни Эдвард Ллойд. Таким и изображен он на старинной карикатуре 1798 года: среди капитанов и дельцов с подносом в руках. О чем же беседовали посетители, какие новости обсуждали? Говорили о ценах на фрахт, о стоимости товаров и грузов, во что обойдется снаряжение для трехмачтового судна и запас провианта для дальнего плавания. И, конечно, о погибших в море торговых судах, владельцы которых нередко находились тут же и дополняли слухи важными сведениями о тоннаже погибших кораблей, численности экипажа и т. п. Сообразительный Ллойд смекнул, что на этих разговорах можно сделать неплохой бизнес. Надо только внимательно прислушиваться к тому, о чем говорят посетители кофейни, и старательно запоминать все, что касается характеристики судов: водоизмещение, осадка, грузоподъемность, количество и название парусов, состав экипажа и прочее. Нелишним были также сведения о капитанах, их умении, знаниях, вплоть до черт характера. Очень скоро Ллойд стал обладателем бесценных сведений. Он даже завел в 1688 году специальную книгу, в которой, не доверяя уже своей памяти (объем информации рос как снежный ком), записывал различные данные о кораблях, капитанах и командах. О существовании этой книги мало кто знал, Ллойд предпочитал ее никому не показывать. Зато щедро делился своими знаниями, правда небескорыстно, с дельцами, торговцами, капитанами. Ллойд стал известной фигурой среди деловых кругов. Ведь каждый бизнесмен, будь то маклер или купец, хотел знать, можно ли доверять перевозку грузов тому или иному капитану, надежно ли судно, на котором он выйдет в море. Одним словом, Ллойд занялся сбором различных сведений о торговом флоте Англии. Как мы бы теперь сказали, он, как истинный предприниматель, учел спрос того, в чем нуждались клиенты, и постарался его удовлетворить.
В один прекрасный день Ллойд понял, что собранные им сведения о судах и капитанах гораздо ценнее, чем его старая кофейня. Продав ее, он выстроил неподалеку новое здание, где и разместилась ставшая известной на весь мир страховая контора «Ллойд». Здесь уже была не одна книга, а более десятка, где подробно регистрировались данные о новых кораблях, заложенных или уже построенных и спущенных на воду, о составе команд, о перемещениях с корабля на корабль капитанов. Записывалось время отбытия и прибытия судов, отмечались наличие и характер грузов. Когда судно погибало, его вычеркивали из списков. Причем указывалась причина гибели. Как правило, все судовладельцы страховали свои корабли у «Ллойда». И сегодня ни одна страна не обходится без «Ллойда». При этом могущественном страховом обществе созданы самостоятельные организации. Одна из них - правила кораблестроения и контроля строительства судов на верфях всех континентов. В специальных книгах, издаваемых «Ллойдом», отмечаются «Потонувшие в море», «Потерпевшие кораблекрушение при столкновении», «Сгоревшие и взорвавшиеся», «Погибшие во льдах». Причем никаких домыслов, все документировано, абсолютно точно и в соответствии с фактами. Но самая зловещая книга в красном переплете - о кораблях, пропавших без вести. Первая такая книга вышла в 1873 году, а последняя, пятнадцатая, только заполняется, но и в ней уже числится более сотни судов.
В 1896 году в центральном зале к тому времени уже всемирно известной фирмы «Ллойд» был подвешен медный колокол. Он установлен под куполом стеклянного потолка и покоится на шести изящных колоннах. Знаменитый колокол был отлит во Франции для фрегата «Лютину» («Резвый»), который считался одним из самых быстроходных и красивых судов Франции. Однако во время войны с Англией в 1793 году адмирал Дункан захватывает «Лютина» и приводит фрегат как трофей в Лондон. На нем подняли английский флаг, но сохранили старое название, чуть изменив его, - «Лютин» и стали использовать для перевозки ценных грузов. В начале октября 1799 года «Лютин» под командованием капитана Скиннера вышел из Ярмута и взял курс к берегам Германии. В трюме корабля находился особо ценный груз - ящики с золотыми слитками и монетами. Эти деньги лондонские купцы отправили в Гамбург для деловых расчетов со своими клиентами. А чтобы обезопасить себя от риска, купцы застраховали груз у «Ллойда» на сумму 900 тысяч фунтов стерлингов. (Все золото и монеты на «Лютине" оценивались в 1 миллион 175 тысяч ф. ст.). Правда, тогдашний глава «Ллойда», племянник ее основателя, не сразу решился застраховать корабль и груз на такую огромную сумму. Но, тщательно взвесив все «за» и «против», согласился. И вот «Лютин» держит курс к берегам континента. Всего сорок часов - около полутора суток требовалось судну, чтобы пройти этот маршрут. Через восемнадцать часов плавания, когда «Лютин» находился у входа в голландский залив Ваддензее, разразился шторм. Чтобы избежать грозившей судну опасности наскочить на прибрежные отмели, капитан попытался отойти от берега и вывести корабль в открытое море, подальше от коварных песчаных отмелей. Однако ветер крепчал, и фрегат гнало на остров Влиланд. Команда прилагала нечеловеческие усилия, чтобы спасти судно. Но дождь, кромешная тьма, а главное ураганной силы шторм сделали свое дело. "Лютин» потерял управление и покорился ветру и волнам. Вкоре корабль налетел на мель и накренился на правый борт. В тот же миг огромный вал накрыл его, а следующая волна перевернула корабль.
Погибли все 200 человек экипажа, кроме одного матроса, но и он вскоре скончался. Перед смертью он успел сказать спасшим его голландским рыбакам, что на затонувшем корабле много золота. С этого момента голландских рыбаков и жителей побережья охватила «золотая лихорадка». В Лондоне весть о гибели «Лютина» - «золотого фрегата» - стала большим ударом. Ведь «Ллойду" пришлось сполна выплатить страховку - 900 тысяч...
А между тем голландские рыбаки и жители побережья не теряли времени даром. Во время отливов борт судна оголялся над водой и попасть в его трюм не составляло особого труда. Полтора года рыбаки и местные жители собирали золотой урожай. В это время Англия и Голландия находились в состоянии войны, и последняя объявила «Лютин» своей ссбственностью, так как судно затонуло в ее территориальных водах. За первые восемнадцать месяцев с «Лютина" было поднято золота на сумму более 70 тысяч фунтов стерлингов. Согласно указу короля Голландии, добытчикам оставлялась одна треть. Но штормы делали свое дело, и корпус затонувшего корабля все глубже уходил в грунт, течение заносило его песком. Поиски золота прекратились. Только пятнадцать лет спустя о фрегате вспомнили вновь. Война между Нидерландами и Англией закончилась и Вильгельм I решил подарить «Лютин» английскому королю Георгу IV. Однако король не собирался сам заниматься кладоискательством, а предпочел продать права на «Лютин» какому-нибудь богатому дельцу. И такой толстосум нашелся - это был «Ллойд». Как и подобает бизнесмену, он сразу же поставил дело на солидную основу, предварительно подсчитав расходы и выгоду, и только после этого приступил к подъему золота. За шесть лет, с 1855-го по 1861, годы подняли около 40 тысяч фунтов стерлингов. Это едва окупило сами экспедиции. В 1859 году, помимо нескольких золотых монет и слитков, были подняты со дна судовой колокол «Лютина» и руль. И было решено увековечить память фрегата как самую неудачную страховую операцию компании «Ллойд». Из дубовых досок руля изготовили стол и кресло для председателя правления страхового общества. В спинку кресла врезали медную памятную дощечку с надписью о трагедии «Лютина». А колокол поставили под стол. Но в 1896 году кем-то было предложено подвесить его в центральном операционном зале, где заключались страховые договоры с владельцами кораблей и грузов. И вот уже более ста лет колокол висит в главном зале, и время от времени раздаются его зычные удары, извещая о гибели очередного корабля. Раздаются три удара, и глашатай в черной мантии медленно зачитывает печальное сообщение и вычеркивает название корабля из списка живых.
Послесловие. Вы думаете, дорогой читатель, что история с «Лютином» на этом закончилась? Как бы не так. Было создано еще много всяких обществ и компаний по подъему ценностей по договору с «Ллойдом» - 70% предпринимателю и 30% «Ллойду». Поиски сокровищ велись с 1911 года и ведуться по сей день. Возможность их найти привлекала предпринимателей разных стран и профессий. Среди них и банковская компания из Кувейта, и французский зубной врач, и изобретатель из Уэльса, и торговец лошадьми из Новой Зеландии, и швейцарский банкир. И по сей день над водой около острова Влиланд можно увидеть железную конструкцию, так называемую Башню Бекера, сооруженную одним из тех, кто пытался овладеть золотым кладом.