Купите докторат!

Мир страстей человеческих / Советы потребителю. Выпуск №108
№42 (1069)

Хотите курсовую работу? Диплом? Кандидатскую? Да, пожалуйста, прямо сейчас получайте. Звоните, заказывайте и платите, платите, платите...

Виктория МАРТЫНОВА

В Израиле обнаружено новое явление: возникли целые фирмы по написанию всех видов работ, предусмотренных расписанием вузов. 

Фирмы действуют совершенно открыто. Достаточно набрать в Интернет-поисковике слова «Покупка академических работ», как появляется сразу несколько адресов. Никто никого не преследует за это и никто ни за кем не гоняется. 

Настоящие компании с солидным штатом и даже отделами менеджмента пришли на смену мелким «самоделкиным», которые в вечерние часы расклеивали по стенам университетских зданий объявления о том, что они готовы за умеренную плату помочь любому студенту справиться с вузовской писаниной. 

Цены нынче перестают быть умеренными, потому как теряют характер личного бизнеса и приобретают массовый. Соответственно, студенческие работы производятся в промышленных количествах. 

В этом виде израильской индустрии, как и в других, устанавливается монопольный подход к ценам и срокам исполнения. Но практически никого не интересует, законно ли все это

 

И НИ В ЧЕМ СЕБЕ НЕ ОТКАЗЫВАЙ!

Моя приятельница Вероника П., обладательница престижного советского диплома, решила приобрести в дополнение к нему еще и израильский диплом для продвижения в здешней жизни. Так ее научила бывшая родина-мать. 

Вероника считала, что именно образование открывает все двери в современном обществе, и если хочешь соответствовать требованиям этого общества, хочешь продвигаться, — учись. И хотя умудренные жизненным опытом израильтяне неоднократно советовали ей пересмотреть этот подход и даже прозрачно намекали, что существуют и другие пути продвижения, особенно для женщин, приятельница моя никак не хотела с этим соглашаться. 

Что поделаешь, во-первых, воспитана она на советских принципах, а во-вторых, оказалась упрямой, поэтому поступила, как собиралась, то есть отправилась учиться заново. И вскоре оказалась перед необходимостью справляться с целым шквалом курсовых работ и других письменных упражнений по различным источникам, которые преподаватели каждого курса сочли необходимым включить в программу. 

Речь шла о так называемой объединенной программе второй и третьей степени. Она требовала для начала написания полутора десятка работ объемом до 25-30 страниц каждая.

— Для того чтобы перечитать все необходимую литературу, переварить ее, а потом еще и изложить на бумаге смысл прочитанного, нужно прекратить работать, засесть в какой-нибудь бункер и писать, писать, писать, — рассказывала мне Вероника. — Хорошо бы кто-нибудь при этом еще и зарабатывал деньги на оплату учебу. Если в советских университетах большую часть работ составляли экзамены, на которых требовалось продемонстрировать приобретенные на лекциях знания, то в Израиле — сплошная писанина.

Однако вскоре выяснилось, что если есть спрос, то существует и предложение, и можно найти желающих подготовить такие работы.

— Чем дальше, тем больше я убеждалась в том, что очень многие студенты не собираются утруждать себя. Все требуемые работы можно без особых проблем приобрести на черном или даже на белом рынке — через открыто действующие компании. Были ли бы деньги. Заплати — и ни в чем себе не отказывай.

В первую очередь ее интересовало, сколько стоят услуги на академическом рынке. Скажем, сколько стоит курсовая работа. Так Вероника вышла на связь с компаниями по производству академических работ.

Она позвонила в компанию Х. (все координаты без проблем можно отыскать в Интернете), которая обещает высокий профессионализм и точность исполнения работ. 

На вопросы студентки вызвалась отвечать менеджер компании Анат П.

— Сколько времени потребуется для изготовления курсовика?

— У нас четко установлены тарифы и время исполнения заказа. Обычно заказ на курсовик («авода семинарионит») необходимо сделать за 20-30 дней до срока его подачи. Цена — 2400 шекелей, включая НДС. Мы сами составляем библиографию, представляющую наибольшую трудность для студентов.

— А сколько страниц подразумевает работа?

— У нас разработан стандарт — 25 страниц, включая содержание и библиографию, и титульный лист. Такой объем обычно устраивает всех лекторов.

— На какие работы больше всего спрос?

-На курсовые — их требуется написать очень много, и студенты охотно прибегают к нашей помощи.

— Но ведь работы по сути фальшивые, а сам бизнес незаконный! Ваша душа спокойна?

-Абсолютно! Спрос устойчивый, и он постоянно растет. Мы пишем тысячи работ, клиенты довольны, и мы каждый раз готовим работу так, чтобы она выглядела индивидуальной.

— А много заказов на более масштабные работы, скажем дипломы, кандидатские диссертации?

— На крупные работы заказов меньше. Дипломы мы готовим десятками, а докторатов сейчас в процессе изготовления всего два. Диплом стоит около 10 тысяч шекелей, а вот докторат — 40 тысяч. Не каждый может себе позволить. И по нашим наблюдениям докторанты все-таки предпочитают писать основную работу сами, а мелкие поручают нам.

— Известны ли случаи, когда купленные работы изготавливались под копирку, и разные клиенты получали одну и ту же работу с небольшими поправками?

— Это не про нас. Мы делаем работы, которые могут считаться подлинными во всех отношениях.

— А если преподаватель все-таки заподозрил, что работа купленная?

— Его проблема!

— Это как?

— А так: он должен доказать, что работа купленная, а не написанная самим студентом. Но у преподавателей слишком большая нагрузка, чтобы они заморачивались вопросом, кто писал работу. Все знают о нашем существовании — и университеты, и колледжи и Совет по высшему образованию... Нет претензий.

— Но все-таки вузовские труды подразумевают собственное осмысление источников, так сказать, личностные проявления...

— Во-первых, реально никого не интересуют личностные проявления, требуются работы, соответствующие стандартам. А во-вторых, если заказчик хочет, мы готовы добавить и его мнение, если он считает, что это нужно.

 

Я РАБОТАЮ ТОЛЬКО С «РУССКИМИ»...

Несмотря на жесткую конкуренцию и появление больших компаний, где на заказ шьют любое академическое произведение, сохранились и частники высокого полета. Они не расклеивают объявления на стенах, их номера телефонов передают из рук в руки особо доверенным лицам. С одним из таких познакомилась Вероника.

— Меня интересовала очень простая вещь — академическая редактура. Но университеты, с готовностью принимающие деньги студентов-репатриантов, в том числе с большим перерывом в академической учебе, отказываются предоставить хотя бы малейший вариант помощи. Никаких систем поддержки просто не существует. 

Получается, что если человек хочет писать работы сам, он оказывается в проигрыше. Проверяющему важны формальные детали, а за ошибки снижают оценки.

Итак, после долгих поисков Вероника вышла на настоящего мастера своего дела. Назовем его Йоси. Он оказался мужчиной старшего среднего возраста, сотрудником одного из колледжей в центре страны.

— Почему в Израиле все больше студентов прибегают к посторонней помощи при написании академических работ?

— Потому что в нашей стране давно никто не учит студентов, как писать академические работы. Это определенный стиль, определенный язык, и студенты быстро понимают, что лучше в эти дебри не лезть. 

Коренные израильтяне сдаются первыми — они не хотят трудностей и потому отправляются покупать работы. «Русские» же пытливы и любознательны. Кроме того, у них еще сохранилось понятие о честности в академической учебе. Они хотят постичь науки сами. Я очень уважаю это стремление и стараюсь помочь.

— Трудно попасть в ваши клиенты?

— Очень. У меня большая очередь. Желающих много, но я устаю. Написание академических заданий — тяжелая и вредная работа. Приходится корпеть над нудными текстами до дурноты. Поэтому я выбираю клиентов. Могу себе это позволить. Думаю, в скором времени вообще откажусь от этого бизнеса. Устал. Но сейчас у меня обязательства. Доделываю докторат.

КОМУ ЭТО НУЖНО?

Израильские эксперты по высшему образованию отмечают все более заметную тенденцию: абитуриенты предпочитают колледжи университетам, выбирая те заведения, где нет необходимости в огромных количествах изучать нужные и ненужные теоретические изыскания. Но система меняется медленно, и пока студенты стонут от количества заданных рефератов и курсовиков, эта отрасль бизнеса развивается. Препятствий ей нет, потому как они бесполезны.

НОСТАЛЬГИЧЕСКИЕ ШПАРГАЛКИ

Любая информация о студентах, курсовых работах и сессиях вызывает в памяти шквал воспоминаний. 

Любой из наших читателей, хоть разбуди его средь темной ночи, с готовностью расскажет десяток замечательных историй о том, как готовились к экзаменам в незабываемые советские времена и сколько незарегистрированных патентов появлялось перед каждой сессией. 

Какие только потайные места не использовались для хранения шпаргалок! Один мой приятель хранил их в ушах. Почесал за ухом — достал листок с информацией... 

До сих пор помню, как на экзамене по русской литературе 19 века преподаватель, молодой веселый парень, заметил в руках у студента шпаргалку системы «крокодил» — необычайно длинную. «Дотянешься до двери — поставлю зачет», — воскликнул преподаватель. И ведь поставил!

А еще вспоминается, что даже в чертежах, которые студенты «стеклили» друг у друга в те времена, было все-таки больше души, чем в нынешнем поставленном на поток изготовлении академических работ. 

Хотя бизнес есть бизнес, поэтому к немалой цене обучения надо добавить еще 30-40 тысяч на изготовление трудов неправедных.

«Новости недели»