Здравствуй, мой маленький клоник

Литературная гостиная
№7 (357)

Пребывая в здравом уме и твердой памяти, Аристарх мучился от бессонницы. Он ворочался с боку на бок, взбивал подушку и укрывался одеялом с головой, до боли зажмуривал глаза, глубоко дышал животом и усилием воли вызывал в голове голограмму овечек. Они появлялись пухлыми, как майские облака, беленькие и чистенькие. На голых розовых мордочках влажно поблескивали грустные глаза. Овечки были похожи друг на друга как две капли воды. С тихим «беканьем» они перепрыгивали через низкий заборчик и исчезали в тумане подсознания.
- Одна, две, три... двадцать восемь... - энергично считал клонированных фантомов Аристарх. - Сто...
От напряжения у него заломило в висках, изображение подернулось рябью помех. Овечки превратились в ватные сосиски, они вульгарно колыхали боками, строили гадкие морды и ехидно подмигивали.
- Господи, - простонал он, переворачивая подушку прохладной стороной. - Хоть бы болезнь Альцгеймера подцепить, что ли?! Плывешь себе в воспоминаниях детства, радуешься воздушным шарикам и гольфам с помпонами. А тут потей, как Сизиф, пихай комок воспоминаний в гору, а он с вершины скатывается вниз и распадается на неопрятную кучу старья.
Воображение услужливо продемонстрировало ему высокий холм и зеленую лужайку у его основания, а на шелковистой травке - мусорный развал из осколков мелких пакостей, лохмотьев вранья, черепков предательств и целой груды щепок от лодок любви, разбившихся о быт. Мучил Аристарха пепел прожитых лет и кислый осадок несбывшихся надежд. Американцы придумали для такого состояния специальный термин: «кризис среднего возраста».
Во всем, конечно, была виновата погода. За окном валил крупными хлопьями снег, мела легкая метель, морозец разрисовал оконное стекло игольчатыми кружевами. Улицы утонули в сугробах, и весь Бруклин, весь Нью-Йорк, весь мир напоминал давно выброшенные из реестра памяти снега Отечества.
Аристарх в очередной раз посмотрел на часы, ужаснулся, что уже скоро утро, и потянулся к пачке сигарет. Неожиданно его измученное ухо уловило деликатный стук в дверь. Только пагубным влиянием бессонницы можно объяснить легкомысленный поступок не раз битого жизнью мужчины. Он сполз с кровати, завернулся в одеяло и, даже не взглянув в глазок и не проявив иной бдительности, открыл дверь.
На пороге стояла овечка.
Нет, это, конечно, была вовсе не овечка. Перед Аристархом стояла девушка в белой мохнатой шубке и такой же шапочке. Розовое личико сияло румянцем юности. Немного навыкате круглые глаза смотрели с грустью и недетской мудростью.
- Долли, - сказала девушка и перекатила кусочек жвачки за другую щеку. - Устранение воспоминаний. Качественно, в сжатые сроки и по приемлемым ценам. Заказ № 64-15. Распишитесь.
Она сунула ему под нос бумажку с распечатанным текстом и шариковую ручку. Аристарх, не глядя в квитанцию, расписался и лишь после этого догадался захлопнуть рот и вернуть брови на место.
Девушка прошла мимо чучела Аристарха, за собой она катила элегантный чемоданчик на колесиках. Долли уверенно направилась прямо к бару. Она деловито изучила батарею бутылок и с профессиональной ловкостью наполнила два стакана джином и тоником в очень неравномерных пропорциях, джин преобладал по объему. Один стакан она любезно протянула задумчивому Аристарху. Тот машинально принял его и сделал хороший глоток. Девушка в шубке и с чемоданом напомнила ему сценку из жизни аэропорта.
Элегантным движением руки посетительница откинула полу шубки и подбоченилась. Жадному взору Аристарха явилось нижнее белье розового цвета такой архитектуры, что его глаза чуть не выскочили из орбит, а во всем теле почувствовался некий первобытный зуд и томление. Особую пикантность наряду придавали черные туфли на шпильке, розовые чулочки на резиночках и длинные атласные перчатки такого же цвета.
- Согласно прейскуранту, - ласково улыбнулась Долли, - устранение воспоминаний производится путем задушевной беседы либо физиотерапией. Первый способ дороже. Что берете?
Как все мужчины, Аристарх не мог одновременно пялиться на соблазнительные формы и думать, поэтому он просто кивнул головой.
При свете торшера девушка оказалась не так молода, как показалось с первого взгляда, и румянец юности имел не совсем натуральный вид, но это уже не имело значения. Аристарх аккуратно поставил стакан на журнальный столик, пискнул: «Я сейчас!» и опрометью бросился в спальню. Он впопыхах натянул джинсы, рубашку и пригладил волосы ладонью, одновременно досадуя, что нет времени почистить зубы.
Ах, если бы Аристарх не поддался соблазну, а проявил стойкость и суровую пролетарскую беспощадность, все сложилось бы по-иному! Однако слаб человек, тянет его на приключения. Кинулся Аристарх переодеваться, чтобы скрыть изъяны внешнего вида, и не видел того, как гостья высыпала в его стакан белый порошок из пробирки, взболтала жидкость и как ни в чем не бывало приняла прежнюю позу.
Когда он вернулся, девушка терпеливо ждала, надувая пузыри из жвачки. Аристарх прикинул, что «девочку» на дом мог вызвать горластый хлопец этажом выше и опять указать неправильный адрес, как в случае с доставкой пиццы.
- Согласно правилам, - встретила она его нежными словами, - задаток в размере 100 долларов выплачивается немедленно. Остальное - после выполнения заказа.
Деловой подход гостьи вернул Аристарха в привычный мир.
- Что ж так дорого? - заговорил в нем бизнесмен. - В других фирмах дешевле, к тому же у вас всего два способа устранения и никаких гарантий.
- Конкурентов у нас пока нет, - обидчиво поджала губки девушка. - Цены установлены на уровне мировых стандартов. Но если для вас это дорого, то предусмотрены низкие тарифы для инвалидов и участников кампании за охрану окружающей среды. А в случае некачественного выполнения заказа деньги клиентам возвращаются незамедлительно.
В голове Аристарха что-то щелкнуло, туман наваждения развеялся окончательно, и он ощутил карамельный привкус восточных сладостей от любимого слова: ХАЛЯВА. Уж он-то точно знал, что задушевной беседой или физиотерапией от воспоминаний, заработанных тяжкими шишками и синяками, не вылечиться, тут требуется более радикальный подход. Он умилился наивности девушки и вчерне составил рекламацию на некачественно выполненный заказ. Аристарх втянул почти поджарое брюшко, расправил покатые плечи и собрал лобные морщины кочками.
- А скажите, ...э-э... Долли, есть ли какие-нибудь льготы для оптового покупателя? - многозначительно раздул он ноздри.
- Конечно, - заверила его гостья, - в этом случае клиенту дается скидка в размере двадцати пяти процентов.
- Ну, что ж... - Аристарх изобразил долгое раздумье и борьбу противоречивых чувств. - Так и быть, скидка двадцать пять процентов за оптовый заказ плюс инвалидность по уровню холестерина в крови и льготы как активному участнику митингов в поддержку окружающей среды. Итого...
- Сорок девять долларов девяносто центов, - с готовностью подсказала Долли.
Хозяин резво скрылся в спальне, а вернулся со стопкой пятидолларовых купюр и протянул их девушке, гордясь своей щедростью:
- Сдачи не надо!
Она пересчитала деньги, спрятала их в карман шубки и присела на кончик велюрового дивана, полы шубки при этом распахнулись, и Аристарх почувствовал бурное слюноотделение. Из чемоданчика Долли достала пластиковую папку для деловых бумаг.
- Э...э, - заволновался Аристарх, чувствуя, что переборщил с оптовыми закупками, что задушевная беседа может затянуться и до главного физиотерапевтического сеанса дело не дойдет. - А нельзя ли сократить первый способ до минимума?
- Можно, - великодушно согласилась девушка и вынула из чемоданчика портативный фен для сушки волос. - Сначала небольшое введение: воспоминания бывают детские, отроческие, юношеские, взрослые и старческие. Они делятся на желательные и нежелательные, мимолетные и навязчивые, постыдные и ностальгические. Наша задача отделить те воспоминания, которые заставляют человека мучиться бессонницей, кусать губы и испытывать угрызения совести и устранить их из ячеек памяти. Для этого используется только что запатентованный аппарат ВВ, что означает «Выводитель Воспоминаний». Процесс устранения очень прост. Клиент заполняет анкету на анонимной основе. Во время работы у него активизируются те участки мозга, где хранятся нежелательные воспоминания. Аппарат улавливает их расположение и вытравливает воспоминания из нервных клеток. ВВ опробован на лабораторных животных и добровольцах, побочных явлений не зафиксировано.
Аристарх восхитился простотой выдумки, но спорить не стал, а мысленно набросал схему побочных эффектов, которые непременно обнаружит в организме, и пункты заявления, по которому он возбудит против фирмы судебное дело, выиграет его и заработает свой первый миллион.
- Итак, - подняла Долли свой стакан, - за успех!
Они выпили до дна, причем Аристарх настоял на бьющем без промаха способе «на брудершафт». Во время традиционного поцелуя он успел потискать архитектуру нижнего белья. Девушка для соблюдения приличий легонько сопротивлялась. Клиент распалился и попытался завалить Долли на диване, но удар каблуком по тапочке остудил его пыл.
- Мы еще не закончили с воспоминаниями, - оскорбленно запахнула она белую шубку. - Руководство фирмы настаивает на выполнении обязательств полностью, чтобы не вызывать нареканий со стороны недовольных клиентов.
Долли достала из чемоданчика пластиковую шапочку с хоботом, которые используют женщины для сушки бигуди. Аристарх позволил надеть ее на свою голову. Фен заработал на малой мощности, теплый ветерок приятно обдувал остатки некогда богатой растительности. Девушка смешала новую порцию коктейля, а Аристарх послушно уселся в кресло и с важным видом углубился в изучение бумаг.
Список вопросов был составлен по типичной форме американских анкет: вопрос и три варианта ответов - да, нет, не знаю. Авторов интересовали какие-то глупости: болел ли в детстве корью, дразнил ли детей противоположного пола, был ли склонен к побегам из дома в юношеском возрасте, занимается ли физическими упражнениями, не страдает ли клаустрофобией и т.д.
Аристарх поставил крестики, как бог на душу положит, и прислушался к своим ощущениям. Воспоминаний не было! В голове было восхитительно пусто, мысли уже не толкались злой толпой и не распихивали друг друга локтями: «Нет, ты уж послушай меня, вот я тебе напомню кое-что!». Что было причиной мозговой легкости - чудодейственный аппарат «Выводитель Воспоминаний», третий по счету стакан почти чистого джина или женское тело, затянутое в розовый атлас и кружева, - уже не имело никакого значения.
Аристарх попробовал выбраться из кресла и заключить Долли в обещанные объятия физиотерапевтического сеанса, но почувствовал слабость в коленях и звон в ушах. Предметы утратили четкость очертаний, свет торшера заплясал в глазах багровыми всполохами.
- Долли... - позвал он непослушными губами. - Долли...
Девушка в белой меховой шубке приблизилась к нему и участливо склонилась, пальчиком в атласной перчатке оттянула нижнее веко и заглянула в зрачок. Она сочувственно улыбнулась Аристарху и отступила в сторону. Ее фигура приобрела контуры ватной сосиски, лицо вытянулось, а глаза еще больше погрустнели. Она что-то говорила, но с ее губ слетали слабые звуки: «Бее».
- Ну, здравствуй, мой маленький клоник... - хотел посчитать Аристарх фантомную овечку, но не успел.
Тело Аристарха обнаружил консьерж, уставший отбиваться от жалоб соседей на отвратительный запах. Все жители многоквартирного дома наблюдали из окон последний путь черного пластикового мешка на высоких носилках с колесиками, внутри которого покоились останки одинокого мужчины неопределенных занятий. Соседи еще долго обсуждали прискорбный случай, силясь вспомнить, как выглядел потерпевший и чем он занимался.
Полиция квалифицировала смерть как самоубийство. Дверь и замок не были повреждены, следы взлома или ограбления отсутствовали. Посторонних отпечатков пальцев найдено не было. Возле трупа, на журнальном столике, прижатое пепельницей, лежало прощальное письмо, распечатанное на принтере, но подписанное собственноручно самоубийцей, что подтвердила экспертиза. Содержание письма было типичным: «Не могу больше жить с воспоминаниями, память меня измучила, есть только один способ избавиться от больной совести и т.д.». Тут же валялась пустая упаковка из-под таблеток от давления под названием «Клофелин».
Полицейские быстро закрыли дело, вскользь удивившись всплеску самоубийств среди одиноких выходцев из русскоязычной диаспоры по схожим мотивам и совершенных идентичным способом, варьировались лишь спиртные напитки. Они списали это на загадочность русской души и необычный характер зимы, которая в этом году, говорят, очень напоминала погоду в России.
Эксперты из биохимической лаборатории зубоскалили во время перерыва на кофе по поводу глупых самоубийц, которые додумались использовать для сведения счетов с жизнью лекарство, привезенное аж из России. Их рассмешил вопрос: зачем везти таблетки из другой страны, если в Америке существует гораздо более совершенный аналог «Клонидин».
Один психоаналитик написал научную статью в специальный журнал на основе полицейской статистики: «Влияние кризиса среднего возраста на уровень самоубийств в эмиграционной среде», которая вызвала широкий интерес в узких научных кругах.
Освобожденную от воспоминаний оболочку тела Аристарха похоронили за государственный счет. Никто не обратил внимания, что из его квартиры пропали цифровой фотоаппарат, портативный компьютер и почти вся наличность.
Только одна старушка, проживающая на том же этаже, до сих пор утверждает, что видела, как однажды снежной ночью в дверь самоубийцы стучала беленькая овечка, одна из тех, которые являются нам в бессонной маете, послушно перепрыгивают через заборчик и, в конце концов, избавляют от воспоминаний. Но кто же той старушке поверит?..