Мицна: мы вернемся

Земля обетованная
№9 (359)

В Израиле продолжаются коалиционные переговоры, однако председатель левой партии «Авода», Амрам Мицна, вступать в диалог с нынешним премьером Ариэлем Шароном явно не желает. Надо сказать, что в отличие от партийного истеблишмента, рядовые активисты «Партии труда» поддерживают непреклонность своего лидера не входить в правительство, которое возглавит правый «Ликуд». Еще один «брак по расчету»? Но что он принесет «Аводе», которая была и остается верной наследию покойного Ицхака Рабина. «Мы – партия мира,- говорит Мицна, - рано или поздно израильтяне поймут, что силовые методы, которым привержен Шарон, – это тупик, ведущий лишь к новым жертвам. Только переговоры и добрая воля с обеих сторон способны положить конец многолетнему конфликту. Вот почему нам следует оставаться вне правительства и открыто выступать с собственным видением проблемы. Пребывание в оппозиции не затянется, мы очень скоро вернемся к власти». Сегодня в это верится с трудом. Несколько лет интифады оказали серьезное влияние на политические симпатии израильтян. Хотя опросы демонстрируют стойкую приверженность большинства из них мирному диалогу с палестинцами, а это не могло произойти без идеологического воздействия левых, разочарование в последних очевидно. В 1992 году «Авода» и МЕРЕЦ вместе имели в Кнессете 56 мест, после нынешних выборов представительство левых сократилось более, чем вдвое – 25 мандатов. Даже если сюда присоединить мандаты центристской «Шинуй» - 15 мандатов, которая оттянула на себя голоса традиционного электората «Аводы» и МЕРЕЦа, получается всего 41 место. Можно ли на основании этих цифр сделать вывод, что Мицна – не более чем мечтатель, а левые надолго потеряли контроль над правительством? Мнения экспертов разнятся. Так, профессор Тель-Авивского университета Эфраим Яар считает, что нынешние выборы подтвердили – Израиль вступил в эру доминирования правых партий. «Это стало ясно еще раньше, непосредственно после избрания Эхуда Барака на пост премьер-министра, - сказал Яар в своем интервью журналу «Джерузалем рипорт». - Да, люди пошли за левыми, однако общественное мнение было недовольно величиной уступок, которые предлагал глава правительства. Ну а затем последовал провальный Кэмп-Дэвид и интифада. Израильская улица усмотрела в политике левых политическую наивность, которая и привела к разгулу террора». Насчет политической наивности с профессором можно поспорить, но многие израильтяне, поддерживавшие Барака в 1999 году, действительно отвернулись от него в феврале 2001 года. «20 процентов сторонников Барака проголосовали за Шарона, 20 процентов – вообще остались дома», - отмечает Яар. Правда, профессор не конкретизирует, кто же именно отказал Бараку в доверии. Среди тех, кто поддержал Шарона, было немало русскоязычных иммигрантов, которые все отчетливее сдвигаются вправо. Среди тех, кто не пришел на выборы, большинство оказались арабами, которые не простили премьеру жесткого подавления выступлений представителей их общины в начале нынешней интифады. Только на последних выборах, 28 января, в традиционном левом электорате наметился раскол, чем сумел умело распорядиться лидер «Шинуй» Томи Лапид. Бывшие сторонники Рабина и Барака, отдавшие свои голоса Лапиду, не отказались от идеи палестинского государства, но вовсе не потому, что расценивали реализацию этой идеи осуществлением на практике принципа самоопределения наций, а потому, что считали необходимым как можно быстрее отделиться от неспокойного соседа. Однако парадокс нынешней ситуации состоит в том, что политическое поражение левого лагеря отнюдь не означает поражения идеологического. Это вынужден констатировать и профессор Яар. Из его собственных наблюдений следует, что многие избиратели, т.н. «умеренные правые», проголосовавшие 28 января за Шарона, солидарны с «доктриной мира» левых. А именно: с созданием независимого палестинского государства - эвакуацией большинства поселений - возвратом к границам 1967 года, как основы для продуктивных переговоров. «Все это свидетельствует о том, - говорит Яар, - что идеи левых отнюдь не оказалсь выброшенными за борт. Просто израильтяне полагают, что их реализацией должен заняться более жесткий политик из лагеря правых. Такой, как Ариэль Шарон». Живучесть левой идеологии, пустившей глубокие корни в современное израильское общество, действительно дает шанс «Аводе» вернуться к власти – таково мнение другого ученого, профессора Хибру-университета Ярона Мизрахи. «Левые и умеренные израильтяне, проголосовав за Шарона, преследовали краткосрочные, а не долгосрочные цели, - полагает он, - они не разделяют подхода к решению палестинской проблемы со стороны «Ликуда», однако считают, что в нынешних условиях продолжающегося террора правые предпочтительнее». То, что левые имеют в перспективе шанс вернуться к власти, учитывая желание большинства израильтян найти мирное решение конфликта, может натолкнуться на серьезные препятствия в лице сефардов, русскоязычных и молодежи, предупреждает Мицну Мизрахи. Одной опоры на светских евреев-ашкенази, составляющих основу левого электората, явно недостаточно. И если в направлении этих групп избирателей не вести активной работы, мечты Мицны о скором возвращении к власти так и останутся политическими грезами. «Джерузалем рипорт» приводит цифры голосования молодежи на прошедших выборах. «Авода» и МЕРЕЦ смогли вместе собрать 16 процентов голосов молодых избирателей, которые впервые пришли к урнам для голосования, 16 процентов - «Шинуй», 34 процента – «Ликуд». На одной доктрине мира тоже далеко не уедешь. Чтобы обойти «Ликуд» Мицне и его советникам необходимо, например, предложить израильтянам свежие идеи в области экономики, которых нет у Шарона. Возвращение к власти вряд ли состоится, если расклад сил в израильском обществе не изменится. Проведенные после выборов опросы показали, что к левым себя причисляет сегодня от 17 до 25 процентов граждан еврейского государства, к правым – 40 процентов, к умеренным – 35 процентов. «Авода» имеет шанс, но только в том случае, если сможет убедить умеренный электорат в привлекательности своих идей. Мицна надеется, что ему удастся это сделать. Предложение одного из бывших лидеров «Аводы» Йоси Бейлина, перешедшего накануне последних выборов в МЕРЕЦ, о создании в Израиле социал-демократической партии европейского образца, которая объединила бы весь левый лагерь, Мицне откровенно не по душе. «И он прав,- считает его однопартиец, бывший министр сельского хозяйства Шалом Симхон, - ведь мы тогда ничем не будем отличаться от слишком левого МЕРЕЦа. Эта идея не вернет нас к власти, но лишь отделит от нее. Если мы действительно надеемся вновь возглавить правительство, то должны немедленно начать работу во всех слоях общества, предложить ему серьезную экономическую альтернативу. Это – главное, а не создание новых партий...». Мицна с Симхоном согласен. Но будет ли ему по плечу создать привлекательный имидж «Аводы», вернуть к ней доверие сограждан? Сегодня ответить на этот вопрос крайне затруднительно. Остается закончить тривиальным - поживем – увидим...