Берегись автомобиля, или что такое Vision Zero

Будни Большого яблока
№11 (1090)

Пешеходы и водители автомобилей - с момента возникновения последних – ведут войну не на жизнь, а на смерть. Даже после разделения территории «обитания» на проезжие части и пешеходные зоны эта война продолжается и уносит жизни. В последние годы на эту проблему мировая общественность наконец-то взглянула примерно под тем же углом, что и на глобальное ухудшение экологии. И начала принимать меры. Сегодня правительства развитых стран развернули настоящую борьбу за то, чтобы люди перестали погибать под колесами автомобилей. Так родился план под названием Vision Zero. Который многие жители Нью-Йорка – в первую очередь, водители, – уже успели возненавидеть. И совершенно напрасно. 

 

История столкновений

Первым пешеходом в истории, погибшим от колес экипажа, ведомого мотором, принято считать англичанку Бриджит Дрисколл. Первое, как написали бы сегодня в полицейской сводке, «дорожно-транспортное происшествие с ее участием» произошло 17 августа 1896 года в Лондоне. Автомобиль, который сбил женщину (кстати, мать двоих детей), по словам свидетелей, «двигался со страшной скоростью». В наши дни эта скорость кажется смешной – всего восемь миль в час. 

Бриджит вышла на дорогу, «проигнорировав предупреждающий знак» – еще одна фраза из лексикона оформления аварийных протоколов. Автомобиль она увидела в первый и, увы, в последний раз в своей жизни. 

Женщина была настолько ошеломлена зрелищем самоходного экипажа, что даже не попыталась отбежать в сторону, а всего лишь защитилась зонтиком. Разумеется, зонтик ее не спас. Трагическое происшествие получило широкий резонанс. 

Судьбу водителя суд присяжных решал в течение шести часов. И пришел к выводу: Бриджит Дрисколл стала жертвой собственной неосторожности. 

Примечательно, что во время разбирательства коронер заявил, что подобное никогда больше не должно повториться. Знал бы он, какое страшное будущее ждет отношения пешеходов и водителей.

 

 Автомобиль - роскошь

На территории, которую несколько десятилетий гордо называли «одной шестой частью суши», отношения между водителями и пешеходами изначально были отношениями дворян и плебеев. 

Дворяне, разумеется, за рулем, плебеи – на своих двоих. 

Ситуация, к огромному сожалению, не изменилась до сих пор. Ведь в постсоветских странах – а именно о них идет речь, автомобиль до сих пор остается не средством передвижения, а роскошью. 

И психологически понятно, что многие обладатели этого четырехколесного чуда техники относятся к пешеходам свысока – с таким себе снобистским пренебрежением. 

Отсюда и откровенные посягательства на «исконно пешеходные» территории – выезды на тротуары и парковка на них, равно как и на пешеходных переходах, велодорожках и даже детских площадках. 

Усугубляет ситуацию отсутствие должного контроля и тотальная коррупция, при которой можно сравнительно недорого откупиться от стража порядка фактически за любое нарушение правил дорожного движения. 

Все это привело к тому, что в постсоветском обществе укоренился стереотип о том, что пешеход должен сам заботиться о сохранении своей жизни. Существует даже шутка о том, что пешеходы бывают двух типов – быстрые и мертвые. А социальные сети «пестрят» «умными» постами водителей о том, что «остановить самую большую задницу легче, чем самый легкий автомобиль». Пардон за не совсем литературное слово, но из песни слов не выбросишь. 

При этом на практике совершенно забывается тот факт, что в уголовных и административных законах, как в России, так и в Украине, к примеру, «ясным по белому» написано, что именно водитель несет большую степень ответственности при ДТП, поскольку изначально управляет средством «повышенной травмоопасности». Снова прошу прощения за казенный язык. 

Впрочем, с другой стороны, полиция в этих странах не поощряет соблюдать правила и самих пешеходов. К примеру, фактически отсутствуют наказания за переход дороги там, где нельзя. И поэтому бегущий через местный «хайвей» украинец или россиянин – вполне привычное дело. Немудрено, что все это безобразие привело к тому, что по уровню смертности на дорогах Россия и Украина сегодня в мировых лидерах. 

Любопытно, что по уровню дорожно-транспортных происшествий в мире, Украина и США находятся рядом. При существенной разнице в населении и количестве автомобилей на душу этого самого населения. Разумеется, в США работает жесткая система штрафов, намного лучше дороги, и, я бы сказал, водители, как и пешеходы, более ответственны. Но статистика – вещь упрямая. И она говорит о том, что на американских дорогах тоже небезопасно. Особенно в таком сумасшедшем городе как Нью-Йорк. Некоторые цифры я приведу ниже, а пока предлагаю поговорить о причинах всего, описанного выше. 

 

Тише едешь – живее будешь

Одной из самых главных из них, без сомнения, является скорость. Я намеренно не говорю сейчас об алкоголе. Это отдельная тема, развивать которую можно до бесконечности. Проблему пьяных за рулем в обществе решить, должно быть, удастся только тогда, когда всех автопроизводителей обяжут устанавливать на авто датчик, который бы при наличии запаха алкоголя блокировал двигатель.  А вот проблему скорости решить гораздо проще. Так как кроме человеческого фактора в ней в значительно степени присутствует и фактор технический. Именно это и легло в основу плана Vision Zero. 

В Нью-Йорке план Vision Zero стал одним из активных направлений деятельности мэра Билла де Блазио. И вызвал нарекания у русскоязычной общины города, когда разрешенную скорость движения на многих популярных магистралях снизили до 25 миль в час.

 Это дало повод даже для насмешек над градоначальником – некоторые «русские» стали его именовать не Биллом де Блазио, а де Биллом Блазио. 

На самом деле Vision Zero абсолютно не является ни прихотью, ни «пиаром» нашего мэра. Это общенациональная инициатива, которую США переняли у Швеции. Там ее затвердил местный парламент еще в далеком 1997 году. 

Если не вдаваться в идеологию Vision Zero, которая гласит, что смерть и потерю здоровья человека нельзя оправдать никакими достижениями в развитии общества, суть этой инициативы в следующем. 

Путем долгих исследований экспериментальным путем было установлено, какая скорость в условиях современного мегаполиса наименее смертоносна для человека в случае наезда авто на пешехода. Оказалось, что это 30 км в час. Или 19 миль. 

Установили также «оптимальную» скорость для различного типа автомобильных столкновений – боковых, фронтальных и прочих. При боковом ударе, к примеру, это 50 км в час, то есть 31 миля. 

Вывод – движение на дорогах надо урегулировать в соответствии с этими показателями скоростей. Просто как все гениальное. Отсюда и нелюбимые многими нью-йоркскими водителями знаки “25” (миль в час) по городу. 

Результат – прошлый год принес Нью-Йорку наименьшее число смертей на дорогах за последние несколько лет – 229. В 2015 году в Нью- Йорке в авариях погибли 234 человека. По сравнению с периодом, когда план Vision Zero не действовал, снижение числа жертв аварий составило 23 процента. Немало, согласитесь.  

Не хочу утомлять читателей цифрами, но приведу еще буквально несколько. За прошлый год в Нью-Йорке с его примерно 10-ти миллионным населением на дорогах погибли трое детей. Для сравнения – во Львовской области Украины, в которой живет менее полутора миллионов, машин в разы меньше и движение намного менее напряженное – за это же время детей погибло в три раза больше. Это говорит только об одном – план Vision Zero – работает.   

В заключение хочу сказать еще об одном. На мой взгляд, общество тогда достигает высокой степени развития, когда не только осознает и декларирует, что наивысшей его ценностью является жизнь и свобода человека., но и обеспечивает реализацию этого на практике. Согласитесь, неправильно, когда современный свободный человек в 21-м веке гибнет под колесами автомобиля – совсем как Бриджит Дрисколл, с которой я начинал свое повествование. Даже если его сбивает роскошный «роллс-ройс» или «феррари». 

Андрей Барташов