Воспитание через... насилие

Америка
№12 (1091)

Свыше пяти миллионов несовершеннолетних американцев неоднократно становились жертвами домашнего насилия за последние двенадцать месяцев. Несмотря на чрезвычайно жёсткие законы в отношении domestic violence, проблема насилия родителей/опекунов над детьми остаётся острой и актуальной. Такой вывод можно сделать из аналитических данных Ассоциации по борьбе с домашним насилием против несовершеннолетних (Childhood Domestic Violence Association - CDV). 

Сразу стоит отметить, что за два срока президентства Барака Обамы отношение к проблеме насилия над детьми сильно изменилось. 

С одной стороны, в период с 2009 по 2016 года из федерального бюджета было потрачено свыше $14 млрд. на борьбу с этим мерзким явлением.

С другой стороны, руководствуясь принципами политкорректности, либеральные СМИ стали замалчивать об этой категории преступлений. Из криминальных хроник пропали не только фотографии, имена и возраст детей, но и подробности инцидентов. Телевизионные сюжеты стали подвергаться настолько жёсткой цензуре, что зрители утратили к ним интерес. 

“Все знают, что проблема насилия над детьми существует, но никто не может дать этому определение, - говорит Мэрион Геркс, правозащитница из Техаса. - Сотни тысяч матерей и отцов искренне выступают против насилия и вместе с тем ежедневно порождают его в собственных домах. Поэтому прежде всего американцы должны понять, с чем именно необходимо бороться”.

Геркс совершенно права. Из-за доведённой до абсурда политкорректности термин “childhood domestic violence” напрочь  лишён эмоциональности и обладает очень слабой негативной окраской. К примеру, ни одно большое федеральное СМИ не рассказало о шокирующей трагедии, произошедшей во Флориде, где местная семейная пара Даниэла и Джанис Спурджен (Daniel W. Spurgeon and Jenise R. Spurgeon) совершила свыше 700 преступлений по отношению к несовершеннолетним детям. 

На протяжении как минимум десяти лет Спурджен систематически издевались как над собственными, так и над приёмными детьми. Парочка мерзавцев била несовершеннолетних, подвергала пыткам, насиловала, продавала в качестве секс-рабов и т. п. 

Спурджен даже особо не скрывали своего садистско-наплевательского отношения к детям. Сначала они подвергали детей физическому и психологическому насилию в глубинке Алабамы. Потом большое семейство перебралось во Флориду и ужас продолжился. 

По совокупности обвинений парочке грозит многократное пожизненное заключение и непростая жизнь в тюрьме, где они сразу станут объектами издевательств со стороны “правильных” зэков, однако СМИ не собираются освещать этот громкий процесс. 

Говорить о мучителях детей в Америке не принято и некоторые правозащитники всерьёз считают, что освещение подобных преступлений может не образумить отцов и матерей, а наоборот, вдохновить их на совершение подобных преступлений. 

В целом, сфера социального контроля над страдающими детьми в Соединённых Штатах доведена до абсурдного состояния. Например, в Нью-Йорке общее количество государственных, частных и некоммерческих “специалистов”, в чьи обязанности входит пресечение насилия над детьми в семьях, превышает по численности самих несовершеннолетних. Как результат, даже мелкий донос или чьё-либо наблюдение/подозрение могут привести к тому, что в дом/квартиру семьи нагрянет десяток различных инспекторов, которые будут относиться к отцу и матери как к потенциальным педофилам, садистам и убийцам.  

Вместе с тем, глубинка страны сильно страдает от нехватки защитников детей. В тех же Миссисипи, Аризоне, Техасе, Кентукки, Айове и Канзасе на тысячу детей приходится менее одного социального работника. Ни дети, ни родители не знают, какие именно действия подпадают под федеральный закон о насилии над детьми. 

Более того, прошлогодний опрос в десяти мидл-скул американского юга показал, что 80% детей не видят ничего страшного в шлепках, пощёчинах и ударах. В городах с преимущественно религиозным населением семейное насилие вообще воспринимается как нечто само собой разумеющееся. 

Каждый четвёртый отец и мать характеризуют наказание, трактующееся законодательством как чистой воды насилие, “традицией”. 

Это связано с тем фактом, что 40 миллионов взрослых американцев сами пережили семейное насилие и “передают опыт” отцов и матерей своим детям. 

Только каждый четвёртый родитель, переживший насилие в детстве, придерживается ненасильственной методики воспитания.   

Сегодня многие специалисты в сфере борьбы с насилием над детьми сходятся во мнении, что государственная политика устраняет последствия проблемы, но не саму проблему. Как в случае с вышеупомянутыми Спурджен, общество осуждает насилие, но не может понять его природу. 

В этом и кроется главная проблема.

Из $14 миллиардов, потраченных Обамой на ликвидацию “childhood domestic violence”, менее 0.1% было выделено на исследования, которые бы дали ответ на вопрос, почему в благополучной и процветающей Америке, где многодетные малоимущие семьи имеют всестороннюю поддержку государства, происходит насилие, соизмеримое по своей омерзительности с внутрисемейным беспределом в ряде азиатских или африканских стран. 

Пока на этот вопрос не будет дан конкретный ответ, отморозков, вроде семейной пары Спурджен, в Соединённых Штатах меньше не станет.

Вадим Дымарский


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms