Ищешь работу? А ты отсидел в тюрьме?

Америка
№15 (1094)

Мэр Нью-Йорка Билл ДеБлазио запустил новый социальный проект под названием “Из тюрьмы - на работу” (Transitional Employment). Градоначальник собирается моментально трудоустраивать вышедших на свободу заключённых за $10 млн. ежегодно. Деньги на реализацию инициативы мэра, как не трудно догадаться, будут взяты из карманов налогоплательщиков. 

“Мы нашли очень хороший способ сократить уровень преступных рецидивов на рекордные 22%, - заявил ДеБлазио. - Ежегодно город Нью-Йорк будет обеспечивать работой 8.500 бывших заключённых, вернувшихся в наше общество. Это  гуманно и в интересах каждого ньюйоркца”.

У всех здравомыслящих ньюйоркцев после заявления ДеБлазио моментально возник вопрос: почему город собирается трудоустраивать именно бывших наркоторговцев, насильников и убийц, а не законопослушных безработных? 

Сегодня официальный уровень безработицы в Большом Яблоке составляет 4.4%, а неофициальный - почти 40%. Полный рабочий день и 40-часовую неделю отрабатывает только каждый седьмой житель.

ДеБлазио назвал критику “Из тюрьмы - на работу” некорректной и призвал всех желающих помогать заключённым адаптироваться в обществе. 

Аналогичный ответ он дал в прошлом году, когда журналистов насторожила практика расселения бомжей в комфортабельных гостиничных номерах стоимостью $200 - $400 в сутки.

Программа “Из тюрьмы - на работу” запускается на фоне одного интересного статистического факта, замалчиваемого администрацией ДеБлазио. За последние 18 месяцев количество нападений, избиений, драк и других насильственных преступлений в тюрьмах Нью-Йорка подскочило почти на 20%!

Причиной тому стало доведённая до абсурда система финансирования исправительных учреждений. Выделенные на безопасность зэков деньги стали чаще оседать в карманах посреднических организаций, имитирующих борьбу за права заключённых. 

Пока всевозможные правозащитники из некоммерческого сектора зарабатывают миллионы на “помощи заключённым”, сами зэки чаще оказываются в нечеловеческих условиях (переполненные камеры, ухудшенное питание) и абсолютно равнодушными коррумпированными надсмотрщиками. 

Яркий тому пример - тюрьма Рикерс-Айленд, которая во времена правления ДеБлазио вернулась в список худших исправительных учреждений мира. 

За два последних года из этой тюрьмы пришло такое количество жалоб, что администрация ДеБлазио предпочитает о ней вообще не вспоминать. Жизнь заключённых интересует градоначальника-социалиста только на словах. 

Также стоит отметить, что в тюрьмах Нью-Йорка остаются “худшие из худших”. Судьи пытаются приговаривать нарушителей закона к альтернативным наказаниям (домашний арест, исправительные работы, ношение браслета, ограничение в передвижении и т. п.), потому что знают, насколько ужасающие условия царят в исправительных учреждениях эпохи правления ДеБлазио. Психически больные, убийцы, насильники, бандиты-рецидивисты и впервые осуждённые мелкие воришки и хулиганы находятся вместе, в одинаковых условиях. 

Более того, ДеБлазио решил не продолжать начатую мэром Блумбергом кампанию по изоляции совершеннолетних заключённых от тинейджеров. Поэтому сегодня в одной камере могут оказаться 40-летний отморозок-убийца, проведший полжизни за решёткой, и 16-летний ученик хай-скул, торговавший наркотиками. 

Провалив абсолютно все тюремные реформы, ДеБлазио решил трудоустраивать вчерашних зэков в городские бизнесы. Мэр даже объявил о создании специального отдела, который будет собирать все имеющиеся вакансии в одной компьютерной базе и отправлять зэков на “идеально подходящую” для них работу. 

Нисколько не удивлюсь, если педофилов программа Transitional Employment отправит в школы, наркоманов с хроническими заболеваниями - в официанты, а торговцев наркотиками - в помощники фармацевтов.

Особо цинично выглядит схема распределения $10 миллионов, которые будут ежегодно выделяться на программу “Из тюрьмы - на работу”. Вся сумма отправится некоммерческим организациям, которые примерно 30% присвоят себе, а 70% потратят на зарплату бывшим зэкам. 

Иными словами, изначально допускается, что никакого толка от вчерашних обитателей тюрем не будет, и ни один работодатель не станет им платить даже минимальную зарплату. Поэтому “работник” сделает вид, что прилежно трудится, а работодатель - что платит ему зарплату из собственного кармана,  и не может нарадоваться ставшему на путь исправления убийце, насильнику или наркоторговцу. 

Напоследок стоит напомнить читателям, что несколько лет назад нью-йоркские демократы приравняли факты криминальной биографии человека к одной из разновидностей дискриминации: работодателю запрещено интересоваться прошлым нанятого работника. Поэтому начальникам зэков в рамках “Из тюрьмы - на работу” придётся только гадать, кого именно они приняли...

Евгений Новицкий