Когда ссорятся короны...

В мире
№23 (1102)

Во время визита Дональда Трампа в Эр-Рияд суннитский мир под эгидой Саудовской Аравии, казалось, демонстрировал впечатляющее единство. Но, как это часто бывает на Ближнем Востоке, недолго музыка играла...

Давид Шарп

Все началось с того, что официальное новостное агентство Катара опубликовало выступление эмира Тамима бин-Хамада аль-Тани, содержание которого произвело эффект разорвавшейся бомбы. Аль-Тани ‘’порадовал’’ саудовцев и их союзников, в первую очередь ОАЭ, буквально по полной программе. 

Наименее проблематичным, с точки зрения оппонентов Катара, было признание эмира в том, что у него налажены хорошие связи с Израилем. 

В самом деле, те или иные, иногда довольно тесные, хотя и негласные отношения с еврейским государством имеют и многие противники Катара. Подобные заявления в наши дни злят скорее арабскую улицу, а не правительства. 

Проблема оказалась в том, что аль-Тани осудил антииранскую политику Эр-Рияда. Среди прочего, он обозначил Иран как ‘’исламскую державу, чьи интересы надо учитывать’’. Ливанскую ‘’Хизбаллу’’, которая в СА и других странах Персидского залива признана террористической, эмир Катара назвал легитимной силой, а ХАМАС, являющийся филиалом ‘’Братьев-мусульман’’ и потому ненавидимый и в Эр-Рияде, и в Каире, и в Абу-Даби, - законным представителем палестинского народа. 

В этой связи высказывание о том, что Дональд Трамп, которого только что с помпой принимали в СА, может из-за имеющихся против него подозрений и близко не дотянуть до конца своей каденции, вообще выглядело невинной подначкой. 

Само собой, все это не осталось без внимания ни в СА, ни в ОАЭ, ни в Бахрейне. На Катар обрушился шквал критики, и дальше началось самое веселое... Официальная Доха прибегла к приему, который во всем мире в последние годы использовался уже не раз. Катарцы официально заявили, что ничего подобного их эмир не говорил, и данная публикация на Интернет-сайте - результат хакерской атаки. После чего этот сайт на несколько часов прекратил работу. Хакеры или эмир, но пыла саудовских СМИ, официальных лиц и их союзников такое оригинальное опровержение не остановило. Более того, критика правителя Катара стала набирать обороты...

Здесь надо напомнить, что глубокие противоречия между СА и ее мелким, но очень богатым соседом, дело не новое. 

Благодаря огромным финансовым возможностям, а также политической активности ‘’не по чину’’ (население эмирата составляет около 2 млн, однако из них более 2/3 - иностранцы без гражданства), роль Катара в ближневосточной политике в частности и международной вообще весьма велика. При этом значительная часть этой активности эмира, пришедшего к власти летом 2013 года, идет полностью или частично вразрез с позицией основных игроков в регионе. 

Помимо финансовых возможностей Доха обладает еще одним важным инструментом воздействия - телекомпанией ‘’Аль-Джазира’’, самой популярной из всех СМИ арабского мира. Неудивительно, что противники Катара, особенно в моменты обострения отношений с эмиратом, ведут с ‘’Аль-Джазирой’’ нещадную борьбу. 

Так, кстати, было и на этот раз, когда трансляции компании оказались в СА заблокированы. Наиболее заслуживающие внимания разногласия между Эр-Риядом с союзниками и Дохой касаются их отношения к Ирану и движению ‘’Братья-мусульмане’’, однако одним этим дело не ограничивается. 

Что касается ‘’Братьев-мусульман’’ и задействования ‘’Аль-Джазиры’’ на всю катушку, лучше всего иллюстрируют ситуацию события в Египте. Когда военные во главе с Абдель-Фаттахом а-Сиси свергли представлявшего данное движение Мохаммеда Мурси, отношения Египта и Дохи дошли до полного разрыва. При этом СА и ОАЭ не только поддержали новые египетские власти, но и фактически оставили их на плаву многомиллиардными финансовыми вливаниями. 

На стороне ‘’Братьев-мусульман’’ выступила союзная Катару Турция (партия Эрдогана - это тоже своего рода филиал данного исламистского движения), чьи отношения с Египтом также пришли в полный упадок. Пристрастие аль-Тани к ‘’Братьям-мусульманам’’ стало причиной того, что именно Катар является крупнейшим и чуть ли не единственным суннитским арабским государством - спонсором ХАМАСа. Правда, при очень большом желании в этом можно найти и определенный позитив. 

Во-первых, в случае необходимости именно через Катар можно как-то повлиять на ХАМАС, а во-вторых, средства, выделяемые эмиратом для сектора Газы, позволяют в какой-то мере улучшить там гуманитарную ситуацию и тем самым немного снизить риск очередного витка эскалации с Израилем. Но это, как говорится, при большом желании. 

Кстати, в последние годы именно Катар поддерживает наиболее радикальные исламистские силы в регионе или, по меньшей мере, контактирует с некоторыми из них. Яркий пример - Сирия. Здесь Доха не только спонсирует группы, связанные с теми самыми ‘’Братьями-мусульманами’’, которых очень немало в рядах оппозиции, но также контактировала, как минимум некоторое время, с местным филиалом ‘’Аль-Каиды’’, носившим тогда название ‘’Джабхат ан-Нусра’’. 

Впрочем, доказательств прямого спонсирования не было, хотя как сказать... Например, именно при посредничестве Катара данная организация, получила выкуп за захваченных в плен наблюдателей ООН. Так что разговоры об эпизодическом спонсировании таким вот окольным способом вполне могут иметь под собой почву. 

Чем же объясняется этот нестандартный подход и специфическая исламистская активность Катара? 

В первую очередь, личностью 37-летнего эмира, который парадоксальным образом совмещает в себе большого любителя спорта, учившегося в британской военной академии, и исламиста-проповедника.

Предыдущий виток конфликта между СА и союзниками, с одной стороны, и Катаром - с другой, резко усилившийся на фоне египетских событий, достиг своего пика весной 2014 года. Тогда СА, Бахрейн и ОАЭ официально заявили, что Доха сотрудничает с организациями, представляющими угрозу их безопасности, и отозвали своих послов из Катара. 

Помирило (временно и относительно) разругавшихся монархов... ‘’Исламское государство’’. Колоссальные успехи ‘’халифата’’ в Сирии и Ираке летом того же года вызвали в странах суннитского мира огромные опасения и вынудили, насколько это возможно, сплотиться перед серьезной угрозой. Уже к концу лета отношения оказались разморожены, послы вернулись в посольства, а перечисленные выше страны вступили в возглавляемую США антииговскую коалицию, приняв - кто символически, а кто несколько более действенно - участие непосредственно в боевых действиях.

Но вернемся к нынешнему обострению. Как выяснилось позже, гнев Эр-Рияда вызвали не только опубликованные высказывания эмира, которые, как уверяет официальная Доха, являются порождением происков неизвестных хакеров. Ближе к концу минувшей недели в саудовской прессе проявились сообщения, что еще перед исламским саммитом в Эр-Рияде и встречей президента США министр иностранных дел Катара тайно пообщался в Багдаде с заклятым врагом саудовцев генералом Касемом Сулеймани, террористом №1 на иранской службе, командиром подразделения ‘’Кодс’’ (ответственного, среди прочего, за силовые операции за рубежом) в Корпусе стражей исламской революции. На этой встрече было якобы оговорено, что Катар не поддержит антииранские решения саммита. Ну а затем появилась та самая ‘’хакерская’’ публикация. 

Если все это так и было, гнев Эр-Рияда выглядит весьма логичным: налицо спланированная кампания, которая выглядит как своего рода ‘’сговор с главным врагом’’.

На этой неделе кризис продолжил углубляться. В свете того, что, несмотря на опровержения Дохи самого факта заявлений аль-Тани, нападки со всех сторон продолжились, в Катаре решили не оставаться в долгу и задействовали свое самое тяжелое орудие - ‘’Аль-Джазиру’’. Карикатура, на которой изображены президент Египта и король СА в качестве стряпателей фальшивых новостей в подконтрольных им СМИ, вызвала очередную бурю в арабском мире. Не помогло и то, что карикатуру вскоре убрали.

В свете всех этих событий министр иностранных дел ОАЭ Абдалла аль-Нахайан уже заявил, что союз арабских государств Персидского залива находится под угрозой и для его сохранения необходимо срочно восстановить доверие между сторонами. 

Однако во всем, что касается отношений СА, ОАЭ и Бахрейна с Катаром, судя по всему, говорить о каком-либо союзе уже не приходится. Не сомневаюсь, что нас ожидают очередные серии этого забавного спектакля. Однако нельзя забывать главное: в свете влиятельности игроков происходящее на данной сцене имеет немалое значение для ситуации во всем ближневосточном регионе.