Яблоко раздора

Мнения и сомнения
№11 (361)

Во всем происходящем есть что-то похожее на театр абсурда. Главные действующие лица, разделившись на две противостоящие друг другу группы, толпятся вокруг главного бездействующего лица и непрестанно повторяют заученные реплики.
Одни голосят: «Да, верим!», другие дружно откликаются: «Нет, не верим!» При этом все без исключения стараются показать, что к бездействующему лицу относятся глубоко отрицательно и не имеют ничего против того, чтобы оно немедленно покинуло сцену, сгинуло в тартарары. Часть зрителей этого бесконечного спектакля поневоле начинает подозревать, что спор-то идет вовсе не о мрачной фигуре, давно всем надоевшей, а совсем о другом, более важном, масштабом и болезненном, о чем говорить вслух, по меньшей мере, нежелательно.
Администрация президента Буша вот уже три, а то и четыре месяца ведет активную подготовку к вторжению в Ирак. Ведет открыто, демонстративно. И чуть ли не клятвенно обещает ударить по режиму Саддама Хусейна, если не сегодня, то уж завтра обязательно, отринув любые возражения, откуда бы они ни исходили, пусть даже со стороны мирового сообщества. Но одновременно дает добро на продолжение работы международных инспекторов, участвует в заседаниях Совета безопасности ООН, готовит проекты новых резолюций по Ираку, хотя откровенно признает, что не верит ни инструкторам, ни в силу резолюций. Эмиссары администрации мечутся по всему миру, разными способами вербуя сторонников и уговаривая оппонентов хотя бы помолчать.
Оппоненты тоже не дремлют. Лидеры Германии, Франции, Бельгии при сдержанном, но неизменном одобрении России, Китая и ряда других стран всеми силами пытаются предотвратить военную стадию конфликта. И они вербуют сторонников, проводят разного рода консультации, стараясь выиграть время, любым способом оттянуть принятие окончательного решения.
Война не начинается, мир расколот, напряжение возрастает, лишая миллионы людей уверенности в завтрашнем дне. Демагоги всех мастей демонстрируют удивительную эрудицию, обстреливают оппонентов давно обкатанными прозвищами и ярлыками: империалисты, агрессоры, политика умиротворения, защитники мюнхенского сговора, всуе поминают Наполеона, Гитлера, Сталина Чемберлена и всех других, кого подскажет память. Прорицатели упоенно рисуют картины того, что случится в мире, если война будет, и что произойдет, если ее не будет. Как правило, картины получаются одинаково удручающими. Кому из них верить, знают только на небесах, да и то, скорей всего, неточно. И все больше сомнений вызывают официальные заявления об истинных причинах глобального раздора. Тут концы с концами вообще вяжутся чрезвычайно слабо.
Формальный повод к войне – иракский режим угрожает миру оружием массового уничтожения. Ирак утверждает, что такого оружия у него нет, а то, что было, уже уничтожено. Международные инспекторы пока ничего особо криминального в Ираке не нашли. Ракеты, дальность полета которых на 30 километров превышает дозволенную, хотя и не причисляются к оружию массового поражения, на днях пошли под пресс. Сторонники войны стоят на своем: Саддам Хусейн не разоружился! А заключения инспекторов можно не принимать во внимание, поскольку, как выразился Колин Пауэлл, «инспекторы – не детективы», у них нет навыков сыска, потому и не могут ничего путного обнаружить. Того же мнения твердо придерживается президент Буш.
Закономерен вопрос: доверяет ли мировое сообщество международным инспекторам? Если заведомо ставит их выводы под сомнение, то и посылать этих специалистов в Ирак нет никакого смысла, мероприятие не из дешевых. Но главное даже не в этом. Уровень современной технологии настолько высок и одновременно доступен, что для подготовки солидного запаса химического и бактериологического оружия не требуется ни особых условий, ни длительного времени. Не очень большой секрет, что подобные запасы есть у многих стран. Не может быть ровным счетом никаких гарантий, что Ирак, при Хусейне или без него, откажется от накопления этих убийственных средств.
Однако сейчас, по всей вероятности, насмерть перепуганный иракский диктатор ими не обладает. Успел избавиться. И рад бы предъявить, да нечего. Видел недавно набросок такой карикатуры: дрожащий от страха Саддам спрашивает советника, не знает ли он, где можно срочно купить оружие массового поражения, чтобы показать инспекторам и на их глазах уничтожить. Смешно и похоже на правду.
Как повод к войне называют и активную поддержку Ираком международного терроризма. Фактов, подтверждающих такое обвинение, нет. Больше того, по свидетельству обозревателя из журнала «Ньюсуик» Марка Хасенболла, официальный Ирак никак не связан ни с одной из террористических организаций. Террористы «Аль-Каеды» угнездились по соседству, в Иране, хотя и оттуда их постепенно, но настойчиво изгоняют. Так что и этот повод на поверку оказывается несостоятельным.
Ссылаются, наконец, на то, что режим Саддама Хусейна – диктаторский и жестокий. Освободить от него иракский народ – задача благородная. Тут и спорить не о чем, от диктаторских режимов миру пора избавляться, пришло время закладывать в угнетенных странах хотя бы начатки демократии и гражданских свобод. Вот только не всякая цель оправдывает средства. Если уж обращаться к урокам истории, то не мешает вспомнить, что гренадеры Бонапарта не только колошматили противника, но и несли феодальным странам Европы прогрессивные политические и экономические новации. История все равно осудила Наполеона за бесчисленные жертвы его триумфальных походов.
В перечень причин, по которым наша страна и ее союзники готовы начать военные действия, часто включают и желание овладеть богатыми нефтяными месторождениями Ирака. Весьма сомнительное суждение. Достаточно мер уже принято для усмирения саддамовского режима, и, сняв с него экономические санкции, мир получит столько нефти, сколько требуется, по приемлемым ценам. А пока цена только растет и в иные дни зашкаливает за отметку в 40 долларов за баррель.
Нет, истинная причина подготовки к войне видится не в агрессивности Ирака, не в его причастности к терроризму и не в жадном желании заполучить его нефть. О главной причине открыто и официально не говорят ни сторонники войны, ни ее противники. Не говорят, но иногда проговариваются. На недавнем экономическом форуме в Давосе руководитель одного из авторитетных политологических центров США Джордж Фридман заявил: «Ирак – одна из стратегических точек на Ближнем Востоке, откуда мы можем нанести удар кому угодно. Те, кто поведет себя рационально, будут нас слушаться».
Насколько более витиевато и уклончиво ту же мысль высказывает известный обозреватель Роберт Самуэлсон: «Хотя США не претендуют на мировое господство, их международная политика ориентирована на установление в мире (!) экономического и политического порядка – потому мы тесно связываем наши интересы с более широкими (?) интересами». Сформулировано туманно, однако догадаться, о чем идет речь, не так уж трудно. Тем более что всем нам не раз доводилось читать в местной, особенно в русскоязычной прессе рассуждения о том, как было бы хорошо Америке в жандармском мундире. Оно, может, и так, да вот беда – далеко не все в мире с такой перспективой согласны.
К тому же не мешает иметь в виду, что подобное насильственное переустройство, наведение порядка, каким бы замечательным он ни представлялся, обязательно породит период хаоса, из которого придется с трудом выбираться. Да еще вопрос, выберемся ли.
Только с этой точки зрения становятся абсолютно понятными и настойчивое стремление одних к войне в Ираке, и упорное сопротивление других планам военного вторжения в эту страну. Режимом Саддама Хусейна никто в мире не дорожит, защищать его никто не собирается. Даже на недавнем саммите арабских государств не прозвучало ни одного голоса в поддержку Хусейна. Боятся другого – того хаоса, который вследствие войны воцарится и на Ближнем Востоке, и в прилегающих регионах.
Прошедшая неделя вселяет надежду, что ничего этого не произойдет. Самый верный союзник Буша, британский премьер Блэр, под давлением парламента условием войны поставил поддержку со стороны Совета безопасности ООН. Госсекретарь Колин Пауэлл объявил, что США не станут настаивать на решительной, ультимативной резолюции по Ираку. Законодатели Турции в результате невиданно бурных дебатов отказались от размещения американских войск на турецкой территории. Массовые антивоенные демонстрации продолжаются.
В уже упомянутой статье обозреватель Роберт Самуэлсон обращается к странам и народам, отвергающим военные планы в отношении Ирака, с вопросом: что будет, если Америка от вас отвернется? Вопрос вовсе не риторический, важность и актуальность его не вызывают сомнений. И ответ на него может быть только один: всем будет очень и очень плохо. Америка пока остается и еще долго будет оставаться главным звеном мировой экономики, обладающим высочайшим политическим авторитетом. Можно сказать, что на сегодняшний день Соединенные Штаты – локомотив истории. Но локомотивом надобно мудро и умело управлять, не то он, того и гляди, сойдет с рельсов.
Конечно, президентскому сроку Буша-младшего не позавидуешь. На этот период стране и миру выпало немало тяжелейших испытаний – экономическая рецессия, корпоративные скандалы, наглый напор международных террористов, изменения в составе союзников, рост антиамериканских настроений в разных концах планеты. Справиться со всем этим – задача сложная, а решить все проблемы одним решительным ударом вряд ли возможно. Начать военные действия в Ираке так же трудно, как и отказаться от них.
Не исключено, что в тайне от всех Джордж Буш-младший время от времени подумывает: а не обратиться ли к штату Флорида с просьбой еще раз подсчитать голоса избирателей? Последние опросы общественного мнения показывают, что многие избиратели сами были бы не прочь повернуть время вспять, к моменту президентских выборов. Впрочем, немалое число наших соотечественников, как известно, вполне удовлетворены сделанным тогда выбором. И они по-своему правы. Не надо только недовольство нынешней администрацией приравнивать к недовольству Америкой.
Соединенные Штаты не потеряют лица, если администрация ограничится тем, что уже сделано в отношении деспотичного режима Хусейна. Пожалуй, даже наоборот, авторитет страны в мире только возрастет. Судя по событиям последних дней, именно к такой развязке и идет дело.