У истоков американской марки

У каждого свое хобби
№11 (361)

Уилсон Хьюлм, куратор отдела филателии Национального почтового музея США, аккуратно кладет на стол в библиотеке музея альбом, затем медленно, стараясь не прикасаться к содержимому, снимает защитную пленку, благодаря которой ни снег, ни дoждь, ни ночная роса не увлажнят хранящиеся внутри сокровища. «Я еще не встречал такого коллекционера, - объясняет он, - который бы не мечтал заполучить это. Они бесценны». На столе - можно сказать, те семена, из которых впоследствии выросла вся почтовая система страны - два нетронутых листа марок. Первых из когда-либо выпущенных правительством США. Листы были напечатаны в 1847 году, и каждая марка украшена изображениями Джорджа Вашингтона или Бенджамина Франклина. «Экспонат» - указано на каждой из марок, что объясняет их принадлежность к одной, более крупной коллекции. Эти единственные сохранившиеся полные листы первого выпуска почтовых марок были найдены шесть лет назад в архивах банков в Нью-Йорке. Теперь их именем названа целая выставка в Национальном почтовом музее. Хьюлм считает, что, возможно, это самая большая выставка марок 1847 года за всю историю. «Я прихожу в восторг от одного взгляда на них», - продолжает он, страстный коллекционер. До чего страстный? Ну, во всяком случае, он может говорить об аппаратах для погашения марок столько времени, что слушать об этом не захочет уже никто и никогда.
До 1847 года Почтовая служба США была, честно говоря, довольно ужасной организацией (пожалуйста, не надо шуток по поводу ее состояния сейчас). О том, что почту кто-то собирает или разносит, в те годы не было и речи - подобным начали заниматься сначала лишь частные компании. Плату вносили, как правило, получатели, цена зависела от веса письма или посылки, а также от расстояния до места, откуда письмо было выслано. А если получатель платить отказывался, то почтовики были вынуждены брать плату на себя. Новые предоплаченные марки намного облегчили этот процесс. Пятицентовая «франклиновская» марка годилась для любого полуунциевого письма, посланного в радиусе трехсот миль, а десятицентовый «вашингтон» доставлял письма во все остальные, более отдаленные места. Да, в те годы и пять, и десять центов были крупной суммой, учитывая, что средняя заработная плата редко превышала предел в доллар за сутки. Но работу почты все равно трудно было назвать идеальной, так что через четыре года письма, посланные в любую точку в пределах трех тысяч миль от места отправки, обходились лишь одной трехцентовой маркой.
Конверты и запечатанные письма, на которых сохранились марки 1847 года, стоят немалых денег. Между 1955 и 2000 годами исследователи получили данные обо всех оставшихся таких письмах - всего их 12 961. На выставке представлены 155 из них. Филателисты утопают в подробностях - в некоторых городах использовали собственные почтовые печати, иногда распределители помечали письма от руки - «Steam» (пар, то есть эти письма должны были отправляться на пароходе). Отказы писали чернилами разных цветов. Но не обязательно быть страстным коллекционером, чтобы понять значение этих марок, - в 1847 году в Америке не было единой валюты и даже постоянной армии. Становление республики еще не завершилось, а марки с изображением национальных героев Вашингтона и Франклина прекрасно скрепляли новорожденную нацию.
Использование этих марок прекратилось в 1851 году, и правительство приказало типографии «Роудон, Райт, Хэтч и Эдсон» уничтожить все запасы. Но исследователи утверждают, будто на напечатанных той же фирмой марках в восьмидесятых годах позапрошлого века остаются мельчайшие признаки изображения Франклина. Были ли оригинальные станки сохранены? Покоятся ли они где-то на чердаке «Роудона» или служат кому-либо в качестве бумажного пресса? «Коллекционеры придут в восторг, если узнают об этом, - говорит Хьюлм, - это, безусловно, было бы находкой века, а мы, в свою очередь, будем рады выставить их в нашем музее».