"Последний мужчина в Америке"

Уникальное - рядом
№11 (361)

Говорят, в Америке, как в Греции, есть все. На земле Древней Эллады не бывал, но здесь и в самом деле можно найти практически все, что только в голову взбредет. И лишь одной великой ценности лишено большинство американцев, особенно жители больших городов, – жизненно важного для человека общения с природой. Собственно, в первозданном, диком виде ее уже почти нигде и не осталось. Разве что в заповедниках, которые в Америке тоже есть, и в достаточно большом количестве. Но ведь в заповедниках не живут. Впрочем, смотря кто...
Когда Юстас Конуэй впервые ступил на девственную землю Черепашьего Острова в одной из долин Синих гор в Северной Каролине, он понял, что наконец-то нашел то место, которое снилось ему с детства. Сначала купил небольшой участок, потом еще и еще, пока не довел площадь своих владений до тысячи акров. И остался в тамошних лесах, как он думает, навсегда. Бывает, что под влиянием какого-либо потрясения люди круто меняют свою судьбу. Но решение Юстаса не было спонтанным. К нему молодого человека подготовила вся его прошлая жизнь. А сказать о ней, что она была у него необычной, значит не сказать ничего.
Двенадцатилетним мальчишкой он один без запасов еды и оружия провел неделю в горах. Через пять лет вообще перебрался в типи - обтянутую бизоньими шкурами коническую палатку, издавна служившую жилищем у индейских племен Великих равнин, и прожил в этом «доме» семнадцать зим. Все это время он носил только самодельную одежду из оленьих шкур. В 18 лет юноша прошел тысячу миль на каноэ по крупнейшей американской реке Миссисипи и проплыл на каяке вдоль всего южного берега Аляски среди айсбергов и китов. Затем в рекордный срок за 103 дня пересек верхом всю страну с востока на запад, борясь не только с трудностями пути, но и характером мула, на котором сидел. Однажды, чтобы заставить упрямое животное сдвинуться с места, даже... укусил его в нос.
Всего он прошел с рюкзаком по тропам Северной и Центральной Америки, Австралии, Новой Зеландии и Европы свыше пяти тысяч миль. Успел поработать натуралистом в Горном парке Кроудерс в штате Северная Каролина и штатным переводчиком в Национальном историческом заповеднике «Культура чако», расположенном в каньоне с руинами индейского поселения племени пуэбло, обитавшего в штате Нью-Мексико в доколумбовую эпоху.
Вывод, который он сделал в результате всех этих скитаний, был достаточно грустным: «Американцы все больше отгораживаются от мира природы. В течение прошедших восьмидесяти лет мы так стремились «вперед», что напоминали младенца, который, еще не став как следует на ноги, уже пытается бегать. Нам бы не спешить и получше вникнуть в главные ценности жизни. Сегодня, как никогда, драгоценны попытки существовать в гармонии и равновесии с естественным миром. В этом смысле меня вдохновляют традиции и чувства американских индейцев, доказывающих, что и в наше постиндустриальное время люди могут жить в полном согласии с окружающей их природой».
Сам он прожил в лесах двадцать лет. За это время не сделал ни глотка колы, ни разу не включил телевизор. Электричество для телефона получает от солнечной батареи. Огонь добывает трением двух палочек друг о друга. Питается дикими плодами, травами и пойманными животными. «Я схватил его одной рукой за рога, чтобы он меня не проткнул, - рассказывает Юстас об олене, из чьей шкуры смастерил себе куртку, - и убил ножом. Потом, по индейскому обычаю, вымазал его кровью лицо в знак почитания жизни и смерти». Когда же нечаянно почти напрочь отхватил себе большой палец руки, самолично пришил его, наложив двенадцать швов, и вылечился, как всегда, с помощью одних диких растений.
Любимая еда «лесного человека» - суп из белок, которых он ловит руками. Как-то будучи наездом в Нью-Йорке и гуляя в Центральном парке, потряс свою спутницу неожиданной эскападой: подпрыгнул у дерева, ухватился за сук, поймал серенького зверька за хвост и тут же отпустил...
Хотя по-настоящему дома он чувствует себя только в своем лесу, Конуэй изредка покидал его ради знаний, которые получал в местном университете. Закончив его в звании «самого выдающегося выпускника по специальности антропология», он получил возможность и право выступать там же с лекциями о преимуществах естественного образа жизни. Слушать его собираются те, кто у себя в конторах тоскует по воле, траве и деревьям, кого безуспешно зовут к себе морские волны и речные просторы и кто завидует Юстасу, с полным правом цитирующему известного актера театра и кино Стива Маккуина, неотразимого и обаятельного «антигероя» вестернов и приключенческих фильмов: «Лучше бы мне проснуться где-нибудь у черта на куличках, чем в каком-нибудь городе мира».
Видимо, то же могла сказать о себе и бывшая жена Конуэя Донна, влюбившаяся с первого взгляда в дикого человека в набедренной повязке. Девушка встретила его, когда совершала пешеходный поход по любимому маршруту американских туристов - Аппалачской тропе. Путешествие досрочно завершилось в вигваме Юстаса, где молодые обосновались на совместное житье-бытье. К сожалению, рай в шалаше длился недолго. Молодая женщина, казалось бы полностью приспособившаяся к первобытной жизни, не сумела угодить гастрономическим вкусам своего друга. Развода как такового не было: после ссоры Донна просто ушла. Максималист Конуэй расценил это как предательство: «Природа может тебя убить – заморозить, съесть, но она делает это в открытую. Не то, что люди». Теперь Юстас снова живет в лесу один, правда, уже не в меховой палатке, а в срубленной им самим деревянной избе.
Встретившись с Конуэем в день его тридцатилетия, известная художница Салли Миддлтон призналась: «Ты самый интересный мужчина, которого я когда-нибудь встречала». А писательница Элизабет Гилберт в своей книге о Конуэе выразилась точнее, назвав ее «Последний мужчина в Америке».
Хотя столь славный титул Юстас заработал без чьей-либо помощи, своими первыми шагами по тропе приключений он обязан родителям и прежде всего маме. Для нее лес, куда ее привел отец, дедушка Конуэя, был родным домом. Он построил там летний лагерь для ребят, где с утра до ночи пропадала и дочь. Повзрослев, она передала опыт выживания в дикой природе своим детям. Маленький Юстас купался в ледяной воде горных ручьев, не носил обуви ни летом, ни зимой, в семь лет умел метнуть нож так, чтобы он точно вонзился в цель, а еще через три года метров с двадцати попадал в птицу стрелой из лука.
Помня об этом, Юстас, естественно, хочет, чтобы современные городские дети тоже имели такую возможность. И не только дети, но и те взрослые, что еще не забыли детские мечты о захватывающих приключениях. Для них Конуэй, как и когда-то его дед, открыл в своем лесу летний лагерь. На этой лесной ферме люди хотя бы на время возвращаются к своим корням, на себе постигают простую истину - человеку для жизни изначально нужны только пища, вода, убежище от непогоды и одежда, спасающая от холода. Здесь они, как говорится, на собственной шкуре познают глубинный смысл таких серьезных понятий, как экология, природная среда и место человека в этой системе координат.
На деле же это оборачивается тем, что они разрушают скалы, чтобы сделать каменные инструменты, срезают ветки, чтобы сплести из них корзину, трут палочки, чтобы добыть огонь. Они возделывают землю, учатся управлять запряженной в повозку лошадью, сушат дикую хурму, варят жалящую крапиву и другие съедобные травы. А по утрам все вместе встречают первые лучи солнца, умываются кристально чистой горной водой, наблюдают за беззвучным полетом бабочек или тем, как паук плетет свою паутину. Многие из них встречаются с этим впервые, и воспоминания о тех днях, когда «последний американский мужчина» помогал им обрести истинно мужские доблести, останутся у них навсегда.


Комментарии (Всего: 3)

Супер вдохновляет что есть такие люди

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Хорошая.

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *
Хорошая статья, все в норме и без "излишест".

Редактировать комментарий

Ваше имя: Тема: Комментарий: *