Призрак безголовой курицы Бэкона

Литературная гостиная / Советы потребителю. Выпуск №137
№29 (1108)

Среди привидений Хайгетского кладбища в Лондоне вам может встретиться совсем необычное. Не пугайтесь, просто уступите ему дорогу. И вспомните сэра Фрэнсиса Бэкона...

Елена ПЛЕТИНСКАЯ

 В паб “Лис и корона”, что неподалеку от известного, но от этого не менее мрачного Хайгетского кладбища, ввалился бородатый рыжий детина. Его маленькие ярко-голубые глазки сверкали сейчас настоящей густой синевой и вращались, словно блюдца во время столоверчения.

В пабе уже было довольно шумно, веселье только разгоралось. И даже барная стойка в глубине помещения еще не успела потонуть в клубах дыма.

— Что это с тобой, Питер? Где ты успел так набраться? – хозяин, находившийся тут же, ревниво покосился на вошедшего.

Затем взяв граненый стакан, подул на него и наполнил доверху элем.

— Там, там... — хрипло просипел Питер и неопределенно махнул рукой в направлении выхода из питейного заведения.

Договорить он не смог и выпучив глаза, принялся хватать ртом воздух, будто собирался заполнить свои легкие кислородом на целый год вперед.

— Эй, дружище, ты чего? – товарищ Питера по кружке и кулачным боям, подойдя сзади, довольно ощутимо хлопнул парня по плечу, отчего тот подскочил и наконец захлопнул рот.

— Я только что видел ее! — немного погодя выдавил он.

— Кого ее-то? – к ирландцу уже подтягивались завсегдатаи, — хорошенькая хоть? Или опять страшная, как чумовая Бэт? Ох, ты тогда побегал от нее, но таки спасся! – хмыкнул кто-то из приятелей. – По-моему, за это надо выпить...

— Это был курячий дьявол, он несся прямо на меня, а из его шеи раздавалось жуткое шипение, — Питер посмотрел на захмелевших мужчин и отчетливо добавил. — Я видел призрак безголовой курицы!

Смешки и подколки стихли в одно мгновение. К призракам на Британских островах отношение серьезное.

* * *

Философ подошел к экипажу, поджидавшему у ворот его дома, находившегося в чудесном пригороде Хайгейт.

— Скорее, сэр Бэкон, снег залетает внутрь, это, знаете ли, не очень уютно! – из кареты показалась рука в перчатке, предупредительно приоткрывшая дверку ему навстречу. — Фрэнсис, вот, укройте ноги пледом.

— Спасибо, мне это ни к чему, я ценю вашу заботу, дорогой друг. Но вы, как медик, на мой взгляд, сильно преувеличиваете значение холода. Так ли уж он отражается на нашем организме?..

— Вы опять за свое, во всем пытаетесь найти некую философскую подоплеку. Вместо того чтобы принять очевидную истину, что мы с вами можем элементарно простудиться. Ну что, поехали, прокатимся и обсудим по дороге вашу новую работу?

— Сэр Найджел, вы же королевский врач, ученый! Почему бы вам не копнуть несколько глубже и задуматься о природе вещей?

— Напротив это ваше представление о том, что научные исследования вещь второстепенная, а над всем мирозданием главенствует непознанный и никем никогда невидимый Бог, мне представляется весьма спорным, несмотря на многочисленные и весьма авторитетные труды да научные изыскания!

Давние друзья занялись своим любимым делом, приходя в извечных спорах к занятным выводам и рождая любопытные идеи. Карета меж тем спокойно катила по булыжным мостовым, распугивая встречных кошек, метавшихся в поисках любых укромных уголков, куда бы ни долетали колючие снежинки.

— А вот что я вам скажу, любезный друг, сегодняшний снег может сослужить нам хорошую службу! – сэр Фрэнсис возбужденно откинулся на мягкую спинку сиденья и торжествующе взглянул на медика.

— Это какую? Да закройте же окошко ради всего святого!

— Раздражение не самый хороший советчик, мой милый.

— Ах, оставьте ваш наставительный тон, лучше расскажите, что вы задумали, — сэр Найджел видел, что у его друга блестят глаза, верный признак внезапно осенившей его мысли, которую Фрэнсис Бэкон непременно должен был применить на деле.

Философ взял трость и постучал в потолок их повозки. Экипаж остановился у небольшого дома рядом с дорогой и ученый, ни слова не говоря вышел. Его друг, поосновательнее закутавшись в теплый плед, остался в полном недоумении дожидаться в тепле кареты.

Минут через двадцать сэр Фрэнсис вернулся, неся в руках сверток. Он шлепнулся на сиденье напротив сэра Найджела и торжествующе извлек из пакета синюшную курицу. Ее подернутый пленкой приоткрытый глаз уставился на врача с безжизненной укоризной, отчего медик невольно вздрогнул.

— Фрэнсис, вы собрались преподать мне урок кулинарии или доказать, что ваш Бог решил вселиться в эту несчастную курицу?

— Можете иронизировать, сколько вам будет угодно. А я посмотрю, что вы скажете, когда мой эксперимент удастся!

— И в чем же он будет состоять?

— А вот представьте себе, что если набить эту курицу снегом, то есть создать атмосферу ледника, тогда процесс гниения органических веществ можно замедлить, а то и вообще приостановить. Что я и собираюсь сделать...

* * *

После эксперимента, который известный ученый и философ провел собственноручно, усердно возясь со снегом и обкладывая им ту самую курицу, заблаговременно лишенную головы, он, к сожалению, довольно быстро подхватил воспаление легких и скончался в возрасте шестидесяти шести лет.

Может сказать, так закончился первый в истории Соединенного Королевства опыт попытки по созданию холодильного устройства. Но курица-то с тех самых пор, как рассказывают, никак не желает успокоиться. Все бродит и бродит по кладбищу и прилегающим к нему улицам, пугая всех, кто ей попадается на пути.

* * *

— Эй, Лори, детка, подай нашему Питеру нашу фирменную курицу с беконом, а то он весь трясется от испуга. Элем тут не обойдешься, пусть сначала поест досыта.

Хозяин “Лиса и короны”, получившей такое название из-за услуги, оказанной как-то королеве Виктории и в честь этого повесивший на свое заведение королевский герб, заботливо попытался усадить парня за столик.

— Нет, — взревел тот, — только не это!

И выскочив из паба, на всех парах понесся в неизвестном направлении, оставив завсегдатаев с раскрытыми от удивления ртами.

Isrageo


Оставьте комментарий по теме

Ваше имя: Комментарий: *

By submitting this comment, you agree to the following terms